• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Роман Хуй. Глава 3 Дрочить

Хуй, третья глава

Хуй, третья глава

Читать ранее 2 главу: Как говориться, настоящие мальчиши-кабильчиши не дрочат до смерти. Ну извините…

3. Дрочить

Дрочить - это сладкое слово из детства. Онанизм - это любимая детская игрушка, когда ты начинаешь понимать, что у тебя непросто вонючая дудочка, у тебя волшебная свирель любви, сладкий саксофон чувств, тромбон хотений, палка для громкого барабана желаний, от удара по которому дух захватывает и сердце колотится так, что умереть – не встать. И ты не просто тупой мальчик, ты, ёб-твою-мать, начинающий музыкант, который ежедневно по несколько раз в день репетирует магическую музыку любви, которую еще никто, кроме тебя пока не слышит. Пусть у тебя нет еще настоящего барабана желаний, по которому ты будешь бить своей палкой, извлекая нужные ноты. Пусть у тебя пока нет девочки с пилоткой между ног. Ничего страшного. Это просто – пока. Со всеми так бывает. Репетируй на чём хочешь: на ладошке, на подушке, на мягкой игрушке. Репетируй. Музыкант должен выучить гаммы перед тем как выходить на публику. Ты самый настоящий брюхочес, онанист и… Тише-тише! Тишина. Мама об этом не знает. А ты с сокрушительным счетом побеждаешь детский стыд и, в конце концов, знаешь, что грех сладострастия, блин, прикольная штука и она того стоит. Малакия непотребная может закрыть для тебя врата коммунизма навсегда, но тебе глубоко насрать. Я не бегал от рукоблудия, я к нему пришел добровольно. И не сделался «бродячим мертвецом», и не потупел памятью, и волосы на ладонях у меня не выросли…
Некоторые мужчины стесняются произносить подобные слова: дрочить, гонять Дуньку Кулакову, онанизм, мастурбация. Они, вероятно, никогда не дрочили. Не-е-е. Никогда. И хуя эрегированного в руках не держали. А зачем?.. Можете себе представить такую ситуацию? Да. Можем. Но тогда хуишко ни разу в жизни не должен подняться. Если такая ситуация возможна, тогда - да. Нет вопросов. Вероятно, такой добропорядочный, ё-ти-его-мать, мужчина, нелюбодей ни разу в жизни не дрочил. Тогда какой ты, блядь, мужчина!? Ты Ёбаный в Рот, а не мужик. Ни за что не поверю, что человек, ни разу не вздрочнув, забрался на эффективную тёлку и красиво отымел её - по самые «не балуйся». Когда мне говорят о святости всяческих святых, в эту минуту я сразу начинаю думать об их возможной сексуальной жизни, об их ночных поллюциях, о спонтанных эрекциях, о магнетической тяге к своему члену, которая присуща каждому нормальному самцу. «Но любодеяние – естественная смерть» – говорят они. На самом деле всё бред и полная хуйня. Если вы краснеете от слова «дрочить», либо бы наяриваете втихаря четыре раза в сутки, либо вы интеллигентный долбоёб, который мечтает о свальном грехе и о трех хуях в своей толстой или худой жопе. Даже президент дрочит. Сто процентов дрочит. Он же мужик. В общем, не хуй мозги ебать. Слово «хуй» и слово «дрочить» сочетаются, рифмуются и вместе носят характер соответствующий нормальной мужской психологии и физиологии. Более странно и неестественно, если у вас есть Хуй, и вы его по тем или иным причинам не дрочите. Мастурбация – это как молитва Матери – Сырой Земле. Только фашисты могут бороться с онанизмом. Застой простаты грозит не только простатитом, но и раком. Поэтому, уважаемые малакии, не стремайтесь, всё в ваших руках.
Для большинства мужчин период рефракции (отрезок времени между началом эрекции и семяизвержением) один из любимейших процессов в жизни. Некоторые этот процесс любят даже больше, чем пожрать. Для многих пожрать и поебаться - это два любимейших процесса. Они такие самцы. Обезьяны вида Гомо Сапиенс. Сунул, вынул, и пожрать. Я тоже такой. Я тоже жажду ебать всё, что шевелится. И пожрать тоже не прочь.
Онанизм в детстве, как и в старости, и даже в среднем полноценном возрасте, скажу я вам, крайне райское наслаждения. Дрочить хуй - оно завсегда приятное и радостное занятие, что бы там не говорили сумасшедшие врачи сексологи и голубоглазые «священники», которые тоже, поверьте уж мне, временами оттягивают свои хуишки благодатными ручонками, гоняют шкурку и сморкаются на святые места.
Сначала я дрочил хуишку, не вскрывая шкурку. Мне нравилось и так. Но потом, вспоминая проказы Пимыча, я понял, что рано или поздно залупу, как бы это ни было больно, придется залупить до предела. Мне нужно было увидеть этот предел. День от дня я стал экспериментировать над своим хуишком. Прошла неделя, через боль я открыл залупу наполовину. Мне казалось, что если я сделаю это резко, то порву кожу, хлынет кровь и возникнет надобность в больнице. А в больничку с порванной крайней плотью идти стыдно. Однако, хуйня-война.
В общем, мало-помалу, я залупил свою письку на полную. Охуеть – не встать! Что это был за чудесный бутон! Цветок любви, который пока никому, кроме Дуньки Кулаковой не нужен. Цветок раскрылся. Невинности как не бывало. Тихо сам с собою я стреляю спермой. Где же ты моя, Параскева, рожденная для деторождения? О! Иди же ко мне! Мечта моя!
Через месяц, не так усидчиво занимаясь гигиеной в паху, я обнаружил под крайней плотью столько много подзалупной перхоти, что детская брезгливость вернулась ко мне. И я тут же вспомнил любимую шутку Пимыча: «Хуй сосал, селёдкой пахло?» Блин! Да! Какая хрень! Потому что именно этим... Нет, даже хуже, чем селёдкой пахла подзалупная перхоть. Я немедленно промыл под краном всю эту мерзость. И писька стала чистой. И писька встала. Бутон набух. И опять… О, Параскева, где ты, сука!?
Наши руки не для скуки. Такую письку я бы и сам пососал - сказал я себе. Нужно признаться, в детстве лет до 15, имея определенную гибкость тела, я частенько сосал себе хуишку. Ну да. А чё такого? Сейчас я себе такого позволить не могу, не сумею. Очень даже жалко. Тело не такое гибкое. Старость - не радость. А детские грешки забавны. Сам себе отсосешь хуишку, сам себе подрочишь или подушку свою пуховую выебешь, или плюшевого мишку. Не хуево. И счастливым бежишь на улицу гонять мяч на поле или - в Козла, или играть в догоняшки на турниках, или - в пробки. Потом уже в Храп - на деньги. Картишки рулят. Туз, десять – балда! Или мацать тёлок. То, сё, хуё-моё.
Но весь рассказ еще впереди. Пока же я с успехом освоил онанизм. Самое страшное, что всё еще только начинается. Ёбаный в рот! Трагедия спереди. Трагедия спереди.

Далее глава 4 С руками и глазами, романа Сергея Решетникова Хуй

  • 03.11.2016
Возврат к списку