• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Роман Хуй, глава 42 Дума

Хуй, глава сорок вторая

Хуй, глава сорок вторая

Ранее по ссылке 41 глава романа Хуй Галина Григорьевна

42. Дума
Чистый пообещал найти Надежду. А я должен был сосредоточиться на президенте. Таков был наш план.
Чистый очень мудрый человек. Лишнего не говорил. Он всё идеально просчитал. Вальтер, который достался мне после смерти охранника, должен сегодня сыграть свою роль. Сегодня было запланировано первое выступление президента Российской Федерации перед Государственной Думой. Моё место в третьем ряду, глубоко справа. Но не так глубоко, чтобы я промахнулся из Вальтера. Всё это время вечерами в лесу у моего дома я стрелял из пистолета по мишеням. Мой армейский опыт тут пригодился. Я был отличным стрелком. Я ветеран Первой Чеченской кампании, рядовой 2-й мотострелковой роты 1-го батальона 131-й майкопской бригады. Я убью его! К хуям! Жаль, что со мной больше нет Войновского. Я бы его обязательно посвятил в свои дела. Он бы мне помог. Он бы меня поддержал.
День настал. Дума собралась на первое слушание президента. Кто всё это время правил страной? Я не понимал. Лупов устраивал разборки с олигархами, летал на самолетах, плавал с аквалангом, прикладывался к мощам, целовался с другими президентами... Мне всегда было до коликов смешно, когда президент Лупов, когда мой Хуй целовался с другими президентами и всяческими премьер-министрами. То есть, вся мировая политическая элита целовала мой Хуй. Ну вы и попали, ребята и девчата! Это тешило моё самолюбие. Временами. А временами я от горя захлебывался слезами. Но всё проходит…
Дума собралась практически в полном составе. Депутат Шипилов, надев ярко красную рубашку, пришел со всей своей фракцией объявить о недоверии президенту. Задачей нашей партии было остудить накал после его появления и при необходимости настучать Шипилову по шапке. Все знали, что Шипилов – это старая политическая проститутка и продаст свой голос и голоса своей фракции за пять долларов. Или за пять миллионов долларов. Количество нолей для нашего «народного кошелька» не имеет значения.
Позади меня усаживался в кресло депутат Григорий Алиевич Эдельберг – мой земляк. Больше я ничего он нём не знал. Он всегда очень внимательно на меня смотрел. Даже подозрительно. Что за хуй с горы? Не знаю. Человек – загадка. С большим горбатым носом. При этом, не выговаривая букву «Р», он всем рассказывал, что не еврей.
Рядом со мной сидел и вонял новым дорогим одеколоном депутат Бефстроганов. Тучный, липкий адвокат, который захаживал в голубые сауны к эстрадным звёздам, где ему «прочищали духовку». Об этом «по секрету» рассказал мне один из лидеров нашей партии Лячин.
- Этот хуй – Бефстроганов… там себе маску из спермы делает. Да-а! Бесстыжий пидор! А ты не знал? – хлопал меня по плечу Лячин.
- Нет, - отвечал я, стараясь уловить взгляд Лячина, который блуждал всюду, только не встречался с моим взглядом.
Лячин был седым отставным кэгэбэшником, который кичился личным знакомством с президентом Луповым и с премьер-министром Сарафанниковым. Сарафанников был на целую голову выше Лупова, чем явно приводил президента в замешательство. Именно по причине роста поговаривали о скорой отставке Сарафанникова. Ну что сказать по этому поводу? Да, мой Хуй небольшой. У меня Хуй средних размеров. Можно сказать, даже маленький. Но не в этом же дело! Правда же? Дело вовсе не в размерах, а в значимости и умении пользоваться своим Хуем. Дело в крепости твоего хуя. Хотя… мне не довелось научиться… Хотя… Ну… В общем, нет смысла говорить о размерах хуя. Главное, чтобы Хуй стоял. Главное, чтобы Хуй был в наличии и стоял уверенно, так сказать. Чтобы кровь была густа!
В этот момент президент Лупов вышел перед нами и встал.
Откуда-то завоняло. Хуй проссышь. Я посмотрел на Бефстроганова, который широко открыл рот, взирая на президента. Что он такое вонючее ест!? Ебаный Бефстроганов! Закрой свою пасть! Стрёмно, когда воняет изо рта. Особенно изо рта депутата Государственной Думы. Бедные его помощники и помощницы! Бедные чистильщики его «духовки»!

Далее по ссылке 43 глава романа Хуй Сергея Решетникова Президент

  • 25.11.2016
Возврат к списку