• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Роман Хуй, глава 50 Койка

Хуй, глава пятидесятая

Хуй, глава пятидесятая

Ранее по ссылке 49 глава романа Хуй Сергея Решетникова Брат

50. Койка
Я солдат. Я как прежде солдат не взявший свой Грозный. Я солдат убитый в этой страшной войне 1995-го, 1996-го. Мне кололи морфин. Боль отступала. Я пялился в полоток и думал почему-то о Нинке, которую изнасиловали давно-давно. Как давно это было. У меня перед глазами пробежал человек в шляпе, который представился моим соседом. Кто был этот мистический человек? Я не знаю. Потом я стою у дворца Дудаева. Волоку трупы. Один труп. Второй. Третий. Синий-синий Гарик Узбек без ноги. Тела. Много тел. И среди этих тел я нахожу тело Лупова. Без штанов. С чёрным негритянским хуем. И с пулевым отверстием в голове. Кто его убил? Блядь! Кто его убил!? Кто убил моего хуя!? И как я теперь буду жить!?
- Ты на всю операционную читал стихи.
- Кто вы?
- Сестра.
- Сестра?
- Когда тебе делали операцию, ты читал стихи. Про «любовь» и про «кровь».
- Но я не знаю стихов. Я никогда не учил стихи наизусть.
- Но ты читал. Расслабься.
- Что вы делаете!? – закричал я, - Не надо!
Блядь! Я лежу голый на кровати. Я привязан к кровати. И она вставляет мне катетер. Она увидит, что у меня нет хуя.
- Что вы делаете!?
- Ты должен мочиться. Иначе твой мочевой пузырь порвется.
- Нет! – закричал я и увидел, что медсестра вставляет катетер в мой хуй.
Не может этого быть!?
- А-а-а-а-а! – закричал я.
Благодаря морфину картинки в моем мозгу давались легко.
- Это правда мой хуй? – спросил я сестру через некоторое время бессилия, непонимания и абсурда.
Она засмеялась.
- Скажите, пожалуйста, пока я не открыл глаза… А у меня там… это… У меня там реальный хуй?
- Мне больше нравится, когда вы читаете стихи, - засмеялась она.
- Но я не знаю стихов.
Я снова открыл глаза. Мой хуй с катетером лежал на своем месте.
- А он будет стоять? – спросил я сестру, чем окончательно загнал её в краску.
- Я не знаю, - ответила она почти с обидой и пошла.
- Я люблю вас, - громко сказал я ей вдогонку, и улыбка озарила моё лицо.
Я так давно не был счастлив. А сегодня я был счастлив, несмотря на все переломы и ушибы головного мозга.
Я потрогал мой хуй. Он действительно был на месте.
У другой стены на кровати лежал седой мужик лет пятидесяти. Он внимательно смотрел на меня. Я же не отрывал глаз от хуя.
- Он вернулся ко мне, - сказал я мужику, - Прикинь?
- Кто? – не понял меня мужик.
- Мой хуй! – ответил я, - Вот он! Мой хуй! Десять лет я его искал. Десять лет.
- Нехуево тебя шандарахнуло по голове, - сказал с грустью мужик, который был как две капли воды похож на Григория Алиевича Эдельберга.
- Шалом! – сказал я ему.
- Это мой «гойский паспорт» - я ему еще раз показал свой хуй.
Он не ответил. Со злым лицом отвернулся к стене.
А я радовался долгожданной удаче. Потом в коридоре я услышал, как обсуждали новости.
- Что случилось с президентом? – спросил я.
- Посадят вроде, - сказал мужик и вновь повернулся ко мне лицом.
Я улыбнулся.
Мужик увидел мою улыбку и продолжил:
- Да и хуй с ним. Хуевый был президент.
- Хуевый – это верное слово, - сказал я, выдернул катетер, встал на ноги и побежал.
- Куда ты? – крикнул мне мужик вдогонку, - У тебя же позвоночник сломанный.
- Мне к Надежде. Я должен срочно испробовать свой хуй. И никаких больше поскакушек на пальцах…
У входа я упал.
Мужик сказал:
- Охуенно ебнуло чувака.
Я потерял сознание. Потом меня опять чем-то обкололи.
- Зря его перевели из реанимации. Он еще никакой, - услышал я чей-то голос.

Далее по ссылке 51 глава романа Хуй Решетникова Она и хирург

  • 26.11.2016
Возврат к списку