• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Роман Хуй. Глава 27 Поскакушки

Хуй, двадцать седьмая глава

Хуй, двадцать седьмая глава

Ранее по ссылке 26 глава романа Хуй Решетникова Железы сводят в ума…

27. Поскакушки
Ни хуя себе! Сказал я себе! Она взяла мою руку и засунула её в свою промежность. Я почувствовал тепло и влагу.
- Это не кровь? - с испуге спросил её я.
- Нет, - шепнула она.
- А что это?
Я почувствовал, как мой средний палец утопает в чём-то мягком, липком и божественном. Вот она – вагина. Вот он – клитор. Ебануться, не встать! Ножны для моего потерявшегося клинка. Мой палец утонул там…
- Держи прямо, - сказала она, - Я буду скакать.
- Куда? - спросил я.
- В Эдем, - застонала она, сев на мои два пальца: безымянный и указательный.
- Куда-куда? - переспросил я.
- А-а-а, - ответила стоном она мне.
- О-о-о.
- У-у-у, - наслаждалась она.
- У-у-у, - вдохновился я.
Бульбоуретральные железы опять впрыснули в мой мозг секреты.
«Заебись» - подумал я. Я всё понял. Эти два пальца – неплохая замена хуя. Без хуя и палец - хуй. Поэтому я отдался этой игре в поскакушки на пальцах с огромным удовольствием. А она как Василий Иванович Чапаев скакала на мне. И я чувствовал себя настоящим породистым скакуном. Временами я целовал Надежду в губы. Обнажив её грудь, я целовал её набухшие соски. Как они были прекрасны – эти белые титьки! Перси – «мама не горюй» О! Сладкая нежность уст! О! моя Богиня! Я Твой заблудший Одиссей и я ебу Тебя… как умею. А она стонала всё больше и больше. И скакала всё чаще и глубже.
- Еще, еще, еще, - сказала она, закатывая глаза от удовольствия, - Да.
Она глубоко вздохнула, на некоторое время задержала дыхание, последний раз глубоко села на пальцы и выдохнула. О, господи, как она была прекрасна в тот момент. Яркий румянец пылал на её прекрасном лице. Она несколько раз глубоко вздохнула и сказала:
- Всё.
О! Ты моя Андромаха! Я твой Гектор, который ебёт тебя пальцами рук!
- Всё – еще раз сказала она, широко открыла очи – два солнца и улыбнулась.
- Можно убирать? - спросил я.
- Да, - спокойно ответила она и добавила, - Классно кончила.
- А я еще хочу.
- Пока не нужно, - погладила она меня по лицу, - Ты чудный, - и нежно-нежно поцеловала в губы.
Я вытащил руку из-под неё и не знал, что делать с ней, с рукой. Мне казалось, что нужно оставить пальцы в таком же положении, чтобы проделывать те же действия с Надеждой в дальнейшем.
- Кто ты такой? - спросила она, - Откуда ты взялся?
- Из Чечни… Прости! То есть… Не знаю. Просто пришел грабить киоск... И это… потерял голову. Как бы.
- Ты понимаешь, что тебя подставили?
- Ну да.
- Ты чудной, - добавила она с улыбкой и подсластила эти слова поцелуем.
Дорога была пуста. Ночная тишина окутала всё пространство. Такую тишину я любил, когда спал, прижавшись ночью к своему «калашу»… Тихая ночь под Грозным – редкость.
- Золото у меня, - сказала Надя.
Я вздохнул. Какие красивые у неё глаза! Да уж! Я не обратил внимания на её слова. Мои пальцы благоухали любовью, а мир наполнялся красками. Не хватало малого - хорошего хуя (фендибобера, калдана, члена). Чтобы всадить крепко-крепко! По самые не балуйся! Влюблённые полезны для любого государства, для любого человечества. А влюбленные с рабочим хуем полезнее вдвойне. О, господи, я ведь никого не унизил, никого не обманул… За что ты посылаешь мне такую большую любовь без хуя? Одними поскакушками сыт не будешь.
Она поцеловала меня в губы еще раз. О боже! С языком… Что это был за поцелуй! Чары опутали меня окончательно.
Я псих, конечно же, я полный псих. И все мои мысли о половом влечении…

Далее по ссылке 28 глава романа Хуй Решетникова Билборд

  • 14.11.2016
Возврат к списку