• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Роман Хуй. Глава 20 Любовный треугольник

Хуй, двадцатая глава

Хуй, двадцатая глава

Ранее по ссылке 19 глава романа Хуй Решетникова 15 суток

20. Любовный треугольник.
Я нашел её вечером. На улице Рабиновича, у кафе под названием «Нежность». Хорошее название, но кафе плохое. Я там один раз кушал мороженое, еще до армии. Говно. Дорогое говно с вишенкой. И коктейли там говенные. Поговаривают, официанты в них плюются соплями.
Так вот. Я увидел её, Надежду. Она стояла красивая, грудастая. Её толстая жопа оттопыривалась чуть-чуть. Совсем слегка оттопыривалась её жопа. Но этого «слегка», этого «чуть-чуть» хватило для того, чтобы... Чтобы я почувствовал где-то внутри острое безудержное желание. Я бежал к ней и уже её желал. Алкал, что было мочи. Всем сердцем, всей душой, всеми органами, которые у меня еще оставались. Если бы вы знали, как чудесно, сногсшибательно, умопомрачительно оттопыривался её задок. И какой это был задок! По ходу своего движения я принял решение, что схвачу её на руки и унесу на край света. Унесу далеко-далеко. За тридевять земель. Куда-нибудь в Канаду, где мы будет жить на озере Эри. Я буду ловить форель. А Надежда будет её готовить. И никаких молочных коктейлей с соплями! Или лучше я унесу её в Крым. Да, в Крым. Правда я там ни разу не был. Но и в Канаде ведь я тоже ни разу не был. Ладно. Бог с ней в Канадой. Я много, где не был. И много, где не буду никогда. Я бежал к своей Надежде. От меня воняло трупаками. От меня сторонились люди. А я стремительно несся к ней. Как вдруг... К ней подошел крепкий молодой человек с рыжей головой и... Блядь! Ёб твою мать! И обнял её. Пиздец! Я остановился как вкопанный! Взволнованный лысый официант дернул меня за рукав и прошипел:
- Выйди отсюда нахуй!
Я улыбнулся ему в ответ. О! Надя! А как же наша Канада на озере Эри? Как же Крым, где я ни разу не был? Что ты делаешь со мной, Надежда, любовь моя? Что ты делаешь? Счастье моё… Оттопыренная жопа твоя – это экстаз язычника потерявшего не только «гойскую правду», но и прочие части мужской… половой… системы… Четыре бульбоуретральные железы впрыснули в мой мозг нектар любви. Предэякуля́т просочился сквозь брюки. Вероятно, это было заметно другим, потому что лысый официант не отставал от меня и сквозь зубы бухтел:
- Выйди нахуй отсюда.
Я едва успел подумать о чём-то еще. О чём уже точно не помню. Потому, что со мной происходило дальше - я не понимаю, как это могло со мной произойти. Я схватил со стола вилку, устремился на рыжего парня, сбил его с ног, повалил, направил вилку в глаз… Надежда закричала от ужаса. Я тут же бросил вику, руками вцепился в его рыжие волосы, зубами впился в его нос. И… хуйнул. Моментально откусил его. Нахуй! Кровь хлынула из его лица. Он орал, как пораненный розовый поросенок. Как Ниф-ниф, которого кастрировали, чтобы он не пах мочой. Я гурон с озера Эри. Ты понял меня!? Хуйсосоff! Я гурон! Я Одинокий бизон! А Ты, хуйло, дотронулся до моей скво.
Я слез с рыжего, встал на ноги и на всякий случай пнул его пару раз под дых. Потом еще пару раз по лицу, после чего Ниф-ниф затих. Видимо, потерял сознание. Пидорас! Я повернулся к Надежде, хотел что-то сказать, но – не вышло. Мне мешал нос во рту. Я выплюнул нос, улыбнулся и сказал ей:
- Я люблю тебя!
Она же в ужасе закричала:
- Помогите!!! Убивают!!!
Из её зелёных глаз брызнули слёзы. Меня обдало горячим душем из слёз. Я встал в боевую стойку. Приготовился. Огляделся кругом – в поиске, где же тот недомерок, который посмел обидеть мою Надежду. Кто её убивает? Кого я, истинный гурон, воин, Одинокий бизон, буду сейчас бить, а возможно даже убивать, ибо я на многое способен ради любви. Однако, вокруг никого не было. Все куда-то разбежались. Лишь из-за барной стойки выглядывал лысый официант, который две минуты назад дергал меня за рукав.
- Что случилось? - спросил её Надежду.
А она опять упала в обморок. Нужно отметить, красиво упала. Она всё делала красиво. Красиво говорила, красиво плакала, красиво падала.
Я не успел взять её на руки и увезти в Канаду.
Как чёрные тучи налетели архангелы. Мусора! Нарушили тишину. Разорались. Скрутили меня. Один раз пнули по яйцам. Ха-ха! Если бы они знали заранее, что у меня там кость… Балбесы!
Но даже в наручниках Одинокий бизон остается Великим воином, гуроном с озера Эри, что в Канаде, куда я зову Надю. Потом меня долго били. И эту страну вы называете демократической? Вы, блядь, фашисты ебаные! Гичи Маниту вас всех покарает рано или поздно!
Хау!
Аминь!

Далее по ссылке 21 глава романа Хуй Сергея Решетникова Зона

  • 08.11.2016
Возврат к списку