• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Роман Хуй, глава 46 Тюрьма

Хуй, глава сорок шестая

Хуй, глава сорок шестая

Ранее по ссылке 45 глава романа Хуй Сергея Решетникова Суд

46. Тюрьма
В тюрьме мне один типок объяснил новый расклад. Чистый со своим кланом воров-законников пришел в большую политику. И теперь руководит страной, формальным президентом которой является Лупов, которому нравится, что народ его любит. Он занимается спортом, не пьет, не курит и подписывает все постановления и законы, которые готовит для него команда Чистого. Так что слоган «Россия поднимается с колен» не сработал. Россия засирается еще больше. Прессу команда президента поджимает под себя, телевидение тоже. Следующую Думу избирают уже исключительно в таком составе, который согласует сам Чистый. Притом, что о Чистом в России мало кто пока знает. Даже депутаты и министры, кандидатуры которых одобряет лично Чистый. Он сам не ленится решать, кому давать должность, кому не давать. Одни говорят, что он родной брат Рокфеллера. Другие уверяют, что его консультируют высокие инопланетяне. Неугодных олигархов рассажали по тюрьмам, с политиками разобрались методом кнута и пряника. Плешивый сделал губы трубочкой и быстро убежал в Лондон. Галина Григорьевна назначена министром. Виктор Олегович снова получил какое-то кресло. Потом наворовался, опять предал поставивших его на должность и был отправлен с почётом в отставку. Говорят, он был безумно счастлив, что не сел с тюрьму. А через год, начав что-то говорить в газетах, он умер при невыясненных обстоятельствах от внезапной остановки сердца. Говорят очень любил женщин и злоупотреблял «виагрой». Бефстроганов стал спикером ручной Государственной Думы. В общем, никто не забыт, ничто не забыто. Лупов своих не бросает. Вернее – Чистый.
- На тебя все хуи ПОВЕШАЛИ, - сказал однажды кто-то на прогулке.
Я развернулся, чтобы увидеть его. Но никого рядом не было. «Пушкин, - подумал я, - Или Ницше. Но скорее всего – Пушкин»
Страну превращали в цирк: президент Лупов сам прыгает с парашютом, сам ездит по Дальнему Востоку на продукции отечественного автоговнопрома, сам ныряет на глубину 15 метров и достает со дня моря древнегреческий жесткий диск с порнографическими фильмами. Данный диск умелые прогеры восстанавливают и на всю страну показывают древнегреческую порнографию с извращенцем Сократом и его последователем Платоном, который очень охотно подмахивал старому философу. Рождаемость в России удалось повысить за счет регионов Кавказа и приезжих из Средней Азии и Африки. Москва чернела на глазах. А я отбывал пожизненный срок за покушение на президента, которого переизбрали на второй срок. Тем временем еще более ожиревший Бефстроганов и прочие жополизы вещали с экранов ТВ: «Россия поднимается в колен», «Лупов - наше всё», «Лупов спасает Россию», «Лупов любит всех».
Более всего меня поразил факт рождения сына у Лупова и моей Надежды. Мой Хуй оприходовал мою женщину. Моя любимая женщина забрюхатела от сбежавшего от меня Хуя. И фамилия у нее теперь – Лупова. Блин, ебанутая фамилия. Измена Надежды убила меня окончательно. Убила еще тогда, когда адвокат принес фотку. Я планировал наложить на себя руки. Но не мог… Не пойму, чего я ждал. Я чего-то ждал. И Великий Бог повсеместного возмездия однажды помог мне.

Далее по ссылке 47 глава романа Хуй Сергея Решетникова Лупов хуй

  • 25.11.2016
Возврат к списку