• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Роман Хуй. Глава 22 Выход

Хуй, двадцать вторая глава

Хуй, двадцать вторая глава

Ранее по ссылке 21 глава романа Хуй Решетникова Зона

22. Выход
Я вышел из ворот, а меня уже ждали. Что за ёб твою мать?
- Ау! Добрый человек ждёт тебя, - сказал лысый как коленка крепыш, указав на открытую дверь машины, - Дергай сюда.
За тонированными стеклами не было видно кто сидел в салоне. Но, видит Бог, сегодня мне никак не хотелось садиться в эту чёрную машину. Никак не хотелось первый день на воле начинать с проблем. Но проблема не стала себя долго ждать и меня в четыре руки втолкнули на заднее сидение. В глубине души я надеялся, что это Чистый отправил за мной своих людей. Но в машине рядом с водителем сидел Гарик Узбек (Игорь Пономарев – убийца милиционера Чередниченко).
Он повернулся ко мне и заорал:
- Ну чё, клоун!?
Я рванулся, но цепкие руки крепких парней удержали меня. А потом ко мне повернулся водитель. Это был Гендель. Бляха-муха! Жив курилка! Мало я тебя башкой ебнул…
Он улыбнулся:
- Я не гордюся тобой, Шмель. Ты - говно. Натуральное говно. Ге-ге-ге.
В этой жизни очень сложно понять, кто чего стоит и кто за чем стоит. Я понимал сейчас лишь одно: Узбек и Гендель в день ограбления киоска были в одной связке. Это они придумали ограбить свой же ларёк. Зачем им это было нужно? Непонятно. Может быть - отхватить чью-то братскую долю, может быть создать предлагаемые обстоятельства для наказания конкурентов. Мол, кто-то нас ограбил. За это мы будем вас карать. Не знаю. Неведомо мне. Самое главное, что я сейчас понял: меня затянули в это сомнительное предприятие, и я его испортил. Во-первых, я вывел из строя Генделя, а он, вероятно, должен был взять то, что нужно было взять. Во-вторых, я даже не ограбил ларёк, а целый час бегал по лесу с бесчувственным телом Генделя. В-третьих, я вернулся назад и сдался милиции. Сдался тут же. По простоте душевной я явно испортил какую-то хитрую комбинацию Гарика Узбека и Генделя. Думать об этом сейчас было не время. Надо сообразить, как от них отделаться.
Мимо нас медленно проехала машина с кавказцем за рулем, а на заднем сидении ехал рыжий помощник депутата государственной думы, которому я откусил тогда нос. Он был вновь с носом. Вероятно, нос пришили. Но он-то что здесь делает? Свобода всегда начинается с сумасшествия.
- Поехали, - сказал Узбек Генделю.
Гендель тронулся и запел:
- На свободе трахали мы Олю, А на зоне петушили Колю, И теперь пишу моя родня, ой, мама-джан, Как хуёва жопа Николая. И теперь пишу моя родная, Как хуёва жопа Николая...
У меня все пазлы сложилось. Узбек, Гендель, Рыжий помощник депутата - это всё звенья одной цепи. Но как же Надежда?.. Надя, Наденька…

Далее по ссылке 23 глава романа Хуй Золото

  • 08.11.2016
Возврат к списку