• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Роман Хуй. Глава 31 В штабе

Хуй, тридцать первая глава

Хуй, тридцать первая глава

Ранее по ссылке 30 глава романа Хуй Решетникова Дорога в штаб

31. В штабе
В предвыборном штабе творился кипиш. Полный кипиш. Как будто ЧП на зоне случилось. Как будто «говнюки» сварганили побег. Кругом стоял гвалт. Какое-то насилие над ушами. Какие-то люди с бумажками бегали туда-сюда. Туда-сюда. Туда-сюда. Потом один из них, очкастый и лысый подбежал ко мне, всучил мне в руки листок с текстом и прокричал:
- Выучишь это всё наизусть, пойдешь на телевидение, на 34-й канал, прочитаешь в кадре. Понял?
- Не понял.
- Не понял!? – заорал он и достал из другой папки календарик. На нём была карта метро. Лысый ткнул пальцем в карту и учительским тоном сказал:
- Метро «Алексеевская». Последний вагон из центра. Выучишь всё наизусть. 34-й канал. В кадре. Говорящая голова, - он нарисовал руками квадрат, видимо, изобразил телевизор, - И бодрее нужно быть. Бодрее. В шоу, блин! Понял?
- Зачем в шоу? - спросил я.
Тогда лысый очкарик снял очки, дунул в них, достал носовой платок, протер линзы, вновь надел их, широко открыл рот, чтобы закричать... Но меня схватила за руку неожиданно появившаяся Надежда и повела куда-то сквозь толпу людей смердящих одеколонами и духами. Лысый догнал нас, схватил Надежду за руку, поцеловал в плечико и тихо спросил:
- Куда ты его?
Надежда наклонилась над его ухом и сказала одно только слово:
- Свидетель.
Лысый подпрыгнул на месте как ошпаренный и закричал:
- У нас есть свидетель!!!
Надежда толкнула его в плечо:
- Тише ты! Это секрет.
Лысый широко открыл рот, желая что-то прокричать, но вместо этого шепотом заговорил:
- Свидетель. И это секрет.
Мимо него пробегал долговязый седой старик в кроссовках на босу ногу. Лысый остановил его, улыбнулся, подмигнул, изобразил поцелуй и прошептал:
- У нас есть свидетель. Но это секрет. Понял?
Седой старик в кедах молча кивнул, поднял руку вверх, расправил ладонь для встречного приветствия. Лысый слегка ударил ладонью своей руки о ладонь старика. И они – старые тинейджеры – пердуны – разбежались по разные стороны. И уже через минуту кругом слышались разномастные голоса:
- У нас есть свидетель. Но это секрет.
- Важный секрет. У нас есть свидетель.
- Важный свидетель.
И опять множество разящих амбре туалетных вод и пахучек. И жужжание рукокрылых зверьков. И мир PR – раздолье для инфекций. Благая атмосфера для бактерий, хламидий, лямблий, грибков и риккетсий. Какнынче не хватает в этом мире пятнистой лихорадки Скалистых гор, Нетронутых пампасов.
Временами дядечки чмокали тётечек в плечики. И иногда даже не тётечек, а других дядечек. И другим дядечкам это нравилось. Иногда мужчинки чмокали иных мужчинок в губки. Сплошная показная нежность. Поцелуйчики и подхалимаж. Тогда еще гомосятина в политической среде была нормой. Друг с другом спали все, как рассказывали потом выходцы из этой среды, которые уверяли меня, что перестали быть пидорасами. Что ранее, типа, они были голубые, а теперь совсем даже не пидорасы… Ни сантиметра в жопу. Неа. И крестились, мол, Бог свидетель. Да верю я. Мне похуй. Ебитесь хоть со свиньями в свинарниках.
- Идем-идем. Не обращай внимания, - говорила Надежда.

Далее по ссылке 32 глава романа Хуй Решетникова Свидетель

  • 19.11.2016
Возврат к списку