• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Монополия, Сергей Решетников

Монополия

Восемнадцати метровая комната в хрущевке, трехстворчатый шкаф цвета вишня, диван-книжка, прикрытый красным пледом, тумба цвета вишня, два стула, стол. Владимир и Ксения обнаженные сидят в кровати, играют в игру «Монополия», кидают кубики, двигают фишки. Владимир перед тем как бросить кубики нежно целует Ксению в губы. Ксения закрывает глаза, получает удовольствие. Владимир трясет кубики в кулаке, быстро переходит к игре.

Владимир: (бросает кубики) Пять. (двигает фишку) Кондитерская компания «Леденец». Две с половиной косых. (улыбается Ксении, целует ее нежно) Конечно, беру, солнышко мое. (кривляется и театрально дует губы) Солнышко, твое дело совсем труба. (кивает на фишки) Ходи.

Ксения берет кубики и долго трясет их в своем кулачке.

Ксения: (капризно) Володя, я устала.

Владимир: (в азарте) Бросай уже.

Ксения бросает. Володя смотрит на поле, потирает ладошки, веселится как дитя.

Ксения: Ты сегодня на ночь останешься?

Володя: У тебя «девять». Двигай попой.

Ксения двигает фишку. «Штраф».

Владимир: Пятьсот штук с тебя, солнце моё. Плати. У тебя совсем плохо с финансами…

Ксения: У меня еще есть деньги… (кладет в банк бумажную пятисотку)

Владимир: (бросает кубики) Одиннадцать. Раз, два, три… семь, восемь… десять. Одиннадцать. Моя контора. Основываю тут компанию. Серьезное открытое акционерное общество, Ксения, солнышко мое… Без всякой херни. Я магнат… практически. Обувь моя. Автомобилестроение мое. Нефть моя. Не тяп-ляп. Олигарх. Тебе просто везет, Ксения, ты не попадаешь, чтобы купить яхту или Мерседес последней модели. (делает вид будто закуривает сигару, изображает из себя важную персону) Я вчера звоню Олегу: ну, как, говорю, дела брат Дерипаска? Да так, говорит, как-то всё… Движемся. На яхте плаваем, рыбок ловим. Молодец – говорю я ему. А я прикупил кондитерскую компанию «Леденец»…

Ксения ни на секунду не улыбнулась, глядя на Владимира.

Ксения: (бросает кубики, дослушав его) Семь. (двигает фишку) Железобетонная компания. Сколько я тебе должна, Володя? Ты меня банкротишь… Всё хватит уже играть. Я сдаюсь.

Владимир: Погоди-погоди. Ты… ты мне должна… ты мне должна шестнадцать тысяч… Плати, девочка моя. (потирает ладони) Чем будешь платить?

Ксения: Натурой.

Владимир: Натурой? Это прикольно. Я согласен.

Владимир залезает с головой под одеяло, движется в район её паховой области.

Ксения: (с легкой улыбкой) Подожди, Володенька. Мне нужно в душ, Володенька.

Ксении это не нравится. Она отталкивает его.

Ксения: Вова, не надо. Мне не хочется. Меня тошнит.

Но Володя молча и настойчиво двигается под одеялом к ее паховой области.

Ксения: (кричит) Володя, не надо!

Откидывает одеяло. Вскакивает на ноги. Случайно коленом ударяет Владимира в нос.

Владимир: (ошарашен криком, из его носа течет кровь) Ты чё вообще что ли?

Ксения: Вообще что ли. Не надо же – говорю тебе. Не хочу я. Извини. Сейчас платочек дам.

Ищет в сумке платочек. Достает. Подает его Володе.

Владимир: (берет платочек) Сопливый?

Ксения: Ты брезгуешь мной?

Владимир: Дура ты.

Ксения: Сам дурак.

Владимир вытирает кровь, скручивает платочек в трубочку, запихивает в ноздрю. Он опускает руки. Платочек смешно торчит у него из носа. Ксения смеется над ним.

Владимир: Вот так и поеду.

Ксения: (вмиг становится серьезной) Куда ты поедешь? Ты не останешься на ночь?

Владимир: (приближается к Ксении, пытается ее поцеловать, но платочек, торчащий из ноздри не дает это сделать) Солнце мое, я не могу… не могу остаться. Прости.

Ксения: Мне плохо, Володя.

Владимир: (становится перед ней на колени, обнимает, прижимается к её торсу щекой) Ну, ладно… Ну чё ты… Ну хватит… Наигрались вдоволь… Натрахались. Целую пиццу съели. Мне пора ехать. Нужно быть дома.

Ксения: (многозначительно) Дома?

Владимир не поднимаясь с колен, кивает головой.

Ксения: Мне плохо, Вова…

Владимир: Тебе нужны деньги? Сколько? (на коленях он идет к своей дорогой сумке (или хорошему кожаному портфелю), расстегивает его, достает портмоне) Сколько?

Ксения: Мне не нужно денег!.. Ты от меня откупаешься.

Владимир: О-о-о! (встает на ноги) Всё. Понеслось. Тебе необходим покой, отдых… Хочешь, летом куплю тебе путевку… на Минеральные воды? В Испанию, в Турцию?

Ксения: Я не хочу ехать в Турцию одна.

Владимир: Я не могу с тобой путешествовать. У меня работа… Куча проблем. То сё.

Ксения: Хватит уже оправданий. Иди.

Владимир: (радуется) Ну, вот и хорошо. Ну вот и правильно. Печалится не нужно7 Грустить не нужно. Я пошел разогревать машину. (идет к выходу, оборачивается) Ты сегодня была потрясающа. Как никогда… Я всё больше и больше тобой восхищаюсь, как женщиной. (он изображает, как они занимались с ней сексом) Ты такая прямо… рОковая женщина… Сочная, мягонькая… Мечта поэта.

Ксения: Я ненавижу тебя… Я ненавижу тебя, когда ты такой.

Владимир: (походит к ней) Ксения, ненависть – это последнее чувство… Не надо говорить о том, в чем ты не уверена. (отходит от нее в сторону) У меня нет на тебя обиды. Я тебя люблю… (смотрит куда-то в окно) Я тебя люблю.

Ксения: Я видела тебя, как ты целовался со своей женой, как нежен ты был с ней…

Владимир: Ты следила за много?

Ксения: Да.

Владимир: Зачем? Что с тобой происходит?

Ксения молчит.

Владимир: У тебя месячные на подходе?

Ксения: Нет.

Владимир: А что тогда?

Ксения: Я беременна.

Володя шокирован, присаживает на край кровати и пристально смотрит в глаза Ксения.

Владимир: (почти шёпотом) Кто тебе сказал?

Ксения глубоко вздыхает, плотно сжав губы, отводит взгляд в сторону, мол, какой же ты дурак.
Владимир чешет голову, закрывает ладонью глаза, широко открывает рот, но не знает, не понимает, что сказать.

Ксения: (с улыбкой) Ты в шоке?

Владимир: Типа, того.

Владимир поднимается на ноги, два раза прохаживается из одного угла в другой.
Первая проходка – шоковая. Он идет, как пришибленный.
Вторая проходка – счастливая. Он идет и искренно радуется. Может быть, даже хлопает в ладоши. Нужно поискать жесты радости. Эйфория!
Третья проходка – настороженная. Мысли пошли не так в его голове. Он останавливается у стены, тупо смотрит в стену. Пять секунд, десять секунд.
Потом Володя поворачивает к Ксении.

Владимир: Но я не могу иметь детей. И ты это знаешь. Кто отец ребенка? У тебя еще, кто-нибудь был?

Ксения молчит.

Владимир: (кричит) Кто у тебя был? Кто!? Отвечай.

Ксения: Ты мерзок. Ты знаешь, что у меня, кроме тебя, никого не было.

Владимир: Не знаю. А откуда мне знать? Я ведь ночую дома.

Ксения: Ну да. Ты уходишь, а сюда на всю ночь заваливает табор мужчин…

Владимир: Всё может быть. Ты в больнице была?

Ксения: Была.

Владимир: Чё сказали?

Ксения: Беременна.

Владимир: (на полном серьезе) А от кого ребенок не сказали?

Ксения: Нет, не сказали.

Владимир покатывается со смеху. Упокаивается. Прыгает в кровать, закрывает лицо подушкой, потом отрывает подушку от лица. И улыбается во весь рот, как дегенерат.

Владимир: А может, правда, мой?

Ксения улыбается.

Владимир: Чё ты улыбаешься?

Ксения: (кивает) Твой.

Владимир: И как мне теперь быть? У тебя есть предложения?

Ксения: Да.

Владимир: (смеется) Чё – да?

Ксения: (смеется) Да.

Они некоторое время смеются вместе.

Владимир: И чё?

Ксения: Вот так.

Владимир: (пожимает плечами, хлопает в ладоши, корчит рожу) Да уж. Ничего смешного я не вижу. Ксения, это конец какой-то!.. Чё такое-то? (смеется) Почему ты не смеешься? (смех неожиданно прекращается, пауза, он на полном серьезе) И что теперь?

Ксения: Я не знаю.

Владимир: А кто знает?

Ксения: Подумай.

Владимир: Чё-то не получается подумать. Мысли как будто повыскакивали из головы. Ты, значит, с всей ответственностью заявляешь, что ребенок мой. От жены у меня детей нет. В больнице мне поставили диагноз – бесплоден. Или как-то так. Что ты на это скажешь, Солнце мое?

Ксения: Я не доктор, но я беременна… от тебя.

Владимир: (неожиданно громко хлопает в ладоши, вскакивает на ноги, кричит) Ай да хорошо. Хочу такой правды!

У Владимира на смартфоне включается музыка, которая сигнализирует о звонке.

Он кладет светящийся сигналом смартфон на кровать. Высвечивает «Моя Марина» и портрет красивой женщины, намекаем, что звонит жена, но точного ответа нет.

Владимир: Не буду поднимать. Потанцуем.

Приглашает танцевать Ксению под музыка звонка со своего смартфона. Они танцуют.

Владимир: (в танце) Помнишь, как мы встретились случайно у моего друга… Спонтанно всё получилось. Напились там, и стали… (смеется) танцевать в пять часов утра… Помнишь? (смеется) Слышу, соседи стучатся, а мы не открываем. Танцуем. (музыка звонка с телефона прекращается, но Владимир и Ксения продолжают танцевать) Вот весело было. Хорошие были времена. (пауза) Я после этого целую неделю не мог найти себе места. Тогда я понял, что влюбился.

Ксения: (серьезно) Помню. Ты был другой… Ты был гораздо худее, чем сейчас. У тебя лицо было молодое…

Владимир: Но я стал старше… Этого стоило ожидать, что я поправлюсь, что окрепну… Мне тридцать, Ксения. Я возмужал. Я окреп.

Ксения: Да.

Владимир: Чё, да?!

Ксения: Ты хороший.

Владимир: (танцуют) Я хороший. А ты прекрасна. И беременна. О, боже.

Ксения: (прекращает танце без музыки) И беременна. Я любовница уже два года…

Владимир: (становится перед ней на колени) Ты не любовница. Ты больше, чем любовница.

Ксения: Почему?

Владимир: (прыгает в кресло, распечатывает конфетку, засовывает ее себе за щеку) Потому что ты самая лучшая женщина на свете. И я тебя люблю больше жизни.

Ксения: (подсаживается к нему поближе на корточки) Я тебя тоже люблю.

Владимир: Ты потрясающая женщина. Когда мне мои убогие друзья сказали, что ты этому дала, этому дала, этому дала… Я не поверил. Я в тебе был уверен… Они завидовали мне… У тебя такие глаза. Я люблю тебя…

Ксения: Я тебя тоже… Я, кстати, от тебя тоже была не в восторге. Вечно пьяный, то с пивом, то с коньяком, то с похмелья…

Владимир: Но сейчас всё будет по-другому. Я буду с тобой… (гладит ее по животу) И с моим ребеночком. Все в нашей семье будет по другому.

Ксения: Как? И в какой семье?

Опять звонит «Моя Марина» и звучит песня. Владимир дико улыбается.

Владимир: Потанцуем?

Ксения: Нет. Хватит. Ответь. Она ведь не отстанет.

Владимир убавляет громкость звука на смартфоне.

Ксения: Ты не ответил. Как будет?

Владимир: Так. (пауза) Моя жена говорила, что я не могу иметь детей. В больнице мне тоже самое сказали. Всё шло к тому, что я виноват. Мы сдавали какие-то гребаные анализы. Анализы подтвердили, что я, якобы, не способен к зачатию. Но. Одно НО. Сказали, что на 99 процентов. То есть один шанс из ста всё же оставался. И вот – зеро. Как оказалось, в тебе живет мой ребенок. Она мне всё время твердила: это твоя бесплодность… твоё пустое семя… Названивает мне.

Ксения: (отходит от него) И что?

Владимир: Ерунда – все анализы. Теперь у меня будет ребенок. Я счастлив. Я её брошу.

Ксения: Кого?

Владимир: Жену.

Ксения: Не жалко?

Владимир: О чем ты говоришь? Тут у меня ребенок, там у меня пустота. Обязательно брошу. Я не могу жить с человеком, который не может продолжить род… А ты у меня молодец. Справилась. Ты мне станешь еще дороже. Как я заблуждался? Как же я заблуждался еще сегодня?

Ксения: (подходит к нему, прижимается) Ты мой хороший. Ты мой жестокий.

Владимир: (встает на ноги, становится в позу поэта) Я уйду… Оставлю ей квартиру. А с тобой мы купим новую. Детскую комнату я обустрою по последним стандартам, с качелей, со всеми прибабахами…

Ксения кивает.

Владимир: Я вынянчу его. Буду пеленки стирать, если надо. Я буду, знаешь, каким хорошим отцом. Я всё ему отдам… Тут недавно детский супермаркет открылся. Здоровская вещь. Я был там. Радовался, как ребенок. Там всё есть. Ребенка оттуда за уши не оттянешь. У меня и то руки зачесались, детство в жопе заиграло. (подходит опять к ней, обнимает ее ноги, кладет голову на колени к животу) Я тебя люблю, Ксения! Я твой навеки! Я всю свою жизнь буду носить тебя на руках. Она говорила, я не могу иметь детей… Она говорила, что я бесплоден… Сука такая… Елы-палы! Па-па-рапа-па-папа. Всё зашибись, душа моя! Здорово! Пусть наш ребенок родится здоровым. (поднимает голову) А он уже шевелится? Как ты думаешь – он чувствует меня? Он чувствует, что я тут несу всякую хрень?

Ксения не отвечает.

Владимир: (улыбается, опять кладет голову на колени) Да. Весь мир перевернулся вверх ногами.

Ксения: А коты ее любишь?

Владимир: (поднимается с колен) Кого?

Ксения: (показывает на смартфон) Твою Марину?

Владимир: (решительно) Конечно, нет.

Ксения: А меня?

Владимир: Конечно, да. Я тебе всегда об говорил, не стеснялся…

Ксения: Но ночевать ты всегда уходил домой.

Владимир: Нуууу да. Теперь это в прошлом.

Опять звонит смартфон и опять лицо «Моей Марины».

Ксения: (приглашает его танцевать) Володя, скажи, ты хочешь от меня ребенка?

Владимир: Очень.

Ксения: Как ты себе это представляешь?

Владимир: Я разведусь. Мы начнем жизнь с белого листа. Марина не будет нас беспокоить. Нам ничего не будет мешать. Я устрою это. Я клянусь!

Ксения: Да?! Ты готов это сделать? (она перестает танцевать, отходит от него, показывает на звонящий смартфон) Но ответь ей, скажи всю правду, скажи, что начинаешь новую жизнь, что любишь другую.

Владимир нерешительно идет к смартфону. Звонок прекращается.

Владимир: (с улыбкой) Всё.

Ксения: Так ты перезвони. Не стесняйся.

Владимир: Перезвонить?

Ксения: Давай-давай. Куй железо, пока горячо.

Владимир: (берет смартфон) Ладно, щас куйни.

Ксения: Куйни, не стесняйся меня. Ты же меня любишь.

Владимир: Люблю.

Владимир нажимает на «Мою Марину» и долго не подносит смартфон к уху. Пот выступил на его лбу. Голос в трубке: «Алло, Володенька, ты где? Володя! Ответь, Володя? Ты меня слышишь, Володя? Мне полицию вызвать?» Владимир весь телефонный разговор произносит как пришибленный.

Владимир: (в трубку) Да, Марина. Привет. Говорит Володя.

В трубке: Что с тобой Володенька?

Владимир: Всё хорошо.

В трубке: Что у тебя хорошо?

Владимир: Всё хорошо.

В трубке: Что там? Тебя как будто на прицеле там держат.

Владимир: Я ухожу от тебя.

В трубке: Как уходишь?

Владимир: Ухожу. К другой женщине. Я ее… это… люблю. Всё. Мне пора. Пока.

Отключает смартфон. Присаживается на край кровати.

Владимир: Солнце мое, принеси мне водички, а то я щас в обморок рухну.

Ксений уходит в кухню, приносит ему стакан воды, подает. Он берет и залпом выпивает.

Владимир: (говорит тихо) Да. Я буду растить своего ребенка… Я буду его воспитывать… Забуду… Забуду о любви… Я знаю, что это не я виновен в её бесплодности… Я… Тут супермаркет недавно детский открыли. Хороший магазин. Я был, Ксения. Я видел. Глаза разбегаются. (прижимается к ее пузику) Можно я… я послушаю своего ребенка.

Ксения долго гладит его по голове.

Ксения: Нет никакого ребенка.

ЗТМ.

10.03.2004 год.

Потерял первый текст, по которому ставил спектакль в Институте Культуры. Обидно!
Сергей Решетников

  • 02.02.2017
Возврат к списку