• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Монополия, Сергей Решетников

Монополия

    Восемнадцати метровая комната в хрущевке, трехстворчатый шкаф цвета вишня, диван-книжка, прикрытый  красным пледом, тумба цвета вишня, два стула, стол. Владимир и Ксения сидят за столом, играют в настольную игру «Монополия», кидают кубики, двигают фишки.
Владимир: (бросив кубики и походив) Пять. Кондитерская компания «Леденец». Беру. Две с половиной тысячи. (улыбается) Твое дело плохо.  Ходи.
Ксения: Володя, эта игра на везение. Хотя… Как знать… Ты сегодня останешься? (молчание) (бросает кубики) Девять. (двигает фишку) «Штраф».
Владимир: Пятьсот штук, Ксения. Плати. У тебя совсем плохо с финансами…
Ксения: У меня еще есть деньги… (кладет в банк бумажную  пятисотку)
Владимир: (бросает кубики) Одиннадцать. Раз, два, три… семь, восемь… десять. Одиннадцать. Моя контора. Основываю тут компанию. Серьезное открытое акционерное общество, Сень… Без всякой херни. Я магнат… практически, Сень. Обувь моя. Автомобилестроение мое. Не тяп-ляп. Тебе просто везет, Ксения, ты не попадаешь, чтобы купить яхту или Мерседес последней модели. (закуривает сигарету, кладет ногу на ногу, изображает из себя важную персону) Я вчера звоню Ромке: ну, как, говорю, дела брат Абрамович? Да так, говорит, как-то всё… Движется. «Челси» вот приобрел. Молодец – ему говорю. А я прикупил кондитерскую компанию «Леденец»…
Ксения: (бросает кубики, не дослушав его) Семь. (двигает фишку) Железобетонная компания. Сколько я тебе должна, Володя? Ты меня банкротишь… Ты меня…
Владимир:  Ты мне должна… ты мне должна шестнадцать тысяч… Плати, девочка моя. (потирает ладони) Бизнесмена из тебя не получилось, увы. В твоей голове нет конструктивного мышления… С тебя шестнадцать тысяч.  
Ксения: У меня есть только пять тысяч… Я могу тебе отдать «Ателье мод»… Тебя  это устроит?
Владимир: Мне уже не интересно… ты проиграла. Однозначно. Без вопросов. Это мир бизнеса, если пошел ко дну, то это без вопросов, навсегда. Тебе не поможет залог твоего «Ателье мод» Я только помогу тебе умереть, милая.
Ксения: Тебе просто везет.
Владимир: Нет, я просто умею.  
Ксения: Что ты умеешь?
Владимир: Умею жить… Умею думать… Умею подойти к человеку. Умею… (пауза) Вот если бы годы назад сообразить, что надо делать в период приватизации, я бы не ездил сейчас на этой немолодой «Тойоте»… Я бы еще больше умел.
Ксения: (поднимаясь из-за стола) Мне надоело играть, Володя.
Владимир: Ты не умеешь проигрывать.
Ксения: Может быть. Но играть я больше не хочу. Глупая игра. Ненастоящая. Выдуманная. В настоящем бизнесе не так… В настоящем бизнесе…
Владимир: Ксень, настоящий бизнес – это полноценная жизнь, с падениями и взлетами, это отношения, успел или опоздал. Нужно появится в нужном месте в нужное время… А тут – кубики… Кидаешь и выпадает. Везет или не везет. Игра… Но, однако, и тут кумекать надо.
Ксения: Я не хочу больше играть. (пауза) Меня тошнит.
Владимир: Выпей тоника.
Ксения: Не хочу.
Владимир: (пожимает плечами, тоже подымается из-за стола) Мне пора ехать в администрацию.
Ксения: Мне плохо, Володя.
Владимир: (становится перед ней на колени, обнимает, прижимается к её торсу щекой) Ну, ладно… Ну чё ты… Ну хватит… Заигрались… Мне пора ехать. Нужно быть сегодня в Белом доме… Там верхи жаждут… Всем надо дать, всем хочется филок. Разреши, я тебя покину?
Ксения: Мне плохо, Вова…
Владимир: Тебе нужны деньги? Сколько?
Ксения: Мне не нужно денег!.. Ты от меня откупаешься.
Владимир: О-о-о! Тебе необходим покой, отдых… Хочешь, летом куплю тебе путевку… на Минеральные воды? В Испанию, в Турцию?
Ксения: Я не хочу ехать в Турцию одна.
Владимир: Я не могу с тобой путешествовать. У меня работа… Куча других проблем.
Ксения: Мне ничего не нужно.
Владимир: Ну, вот и хорошо. Я пошел разогревать машину. (идет к выходу, оборачивается) Ты сегодня была потрясающа. Как никогда… Я всё больше и больше тобой восхищаюсь, как женщиной.
Ксения: Я тебя ненавижу.
Владимир: (походит к ней) Ксения, ненависть – это последнее чувство… Не надо говорить, в чем не уверена. У меня нет на тебя обиды. Я тебя люблю… Ты мне дорога. Может, не будем в понедельник, в будний день устраивать разборки…
Ксения: Я не видела тебя два дня… Два дня… Ты развлекал свою ненаглядную, водил её по ресторанам и кино… А я сидела одна, смотрела телевизор. Мне плохо, Володя… Нервы мои на пределе… Я схожу с ума от одиночества. Меня тошнит. Я готова убить, каждого встречного…
Владимир: Почему? Что с тобой происходит?
Ксения: Мне нужна помощь. Мне плохо, Володя.
Владимир молчит.
Ксения: Утром в субботу я ощутила, что что-то не то. И тебя рядом нет. Не проходящая тошнота двое с половиной суток.
Владимир: (присаживается на диван) Во-первых, тебя мутит. Во-вторых, депрессия. (поднимается, подходит к ней, обнимает) У тебя задержка?
Солененького не хочется? (пауза) Чё ты молчишь? Тебя почему тошнит? Ответь мне, что-нибудь?
Ксения: Что?
Владимир: Ну, что-нибудь? Почему ты такая?.. Что с тобой происходит?
Ксения: Всё в порядке.
Владимир: Не-е-ет. Что-то здесь не так… Ты беременна?
Ксения: (подняла голову, посмотрела на него, как будто испугалась чего-то) Я беременна.
Владимир прохаживается несколько раз из угла в угол. Потом хлопает себя по коленям, криво улыбается.
Владимир: Зашибись. И чё теперь?.. (пауза) Вот так игра. (пауза) Ксения, погоди, это правда? Ты уверенна?
Она садится на диван. Он садится рядом.
А кто… Кто отец ребенка? У тебя еще, кто-нибудь был?
Ксения: Ты невыносим. У меня, кроме тебя никого нет. И ты об этом знаешь.
Владимир: Знаю. И как теперь быть? У тебя есть предложения?
Ксения: Да.
Владимир: (смеется) Чё – да?
Ксения: (смеется) Да.
Они некоторое время смеются вместе.
Владимир: И чё?
Ксения: Такие дела.
Владимир: (пожимает плечами, хлопает в ладоши, корчит рожу) Зашибись. И чё ты смеешься?! Ничего смешного я не вижу. Ксения, это конец какой-то!.. Чё такое-то? (смеется) Почему ты смеешься? (смех неожиданно прекращается, пауза) И что теперь?
Ксения: Я не знаю.
Владимир: И чё?
Ксения: Всё ясно, я думаю.
Владимир: На сегодняшний момент.
Ксения: Да.
Владимир: Подожди… А что дальше? Тебя тошнит? (пауза) Может ты отравилась? Задержка же может быть по разным причинам.
Ксения: Да.
Владимир: Что – да?
Ксения: Задержка может быть по разным причинам.
Владимир: То есть?.. (Ходит из угла в угол) А я?..
Ксения: (спокойно) А у тебя всё в порядке. У тебя бизнес. Тебе уже давно пора ехать в администрацию. Там похудели кошельки у твоих дядек, которые тебя прикрывают.
Владимир: Ксения, подожди… Ты на полном серьезе говоришь, что ты беременна?
Ксения: Всё в порядке.
Владимир: Мне нравится этот порядок. Это чей порядок? (пауза) Ксения?..
Ксения: Что?
Владимир: И чё теперь делать?
Ксения: Я не знаю…
Они двое сидят на диване, прячут глаз друг от друга,  молчание повисло над ситуацией.
Владимир: Ксения, а чё если…
Ксения:  А кому это понравиться?
Владимир: Ну а как еще… А может?... (встает, включает магнитофон, приглашает её) Потанцуем?
Ксения: Потанцуем.
Владимир: (танцуют) Помнишь, как мы встретились случайно у моего друга… Спонтанно всё получилось. Нажрались, как свиньи, и стали танцевать в пять часов утра… Соседям в облом… Помнишь? Такая хрень была!.. (смеется) Они к нам стучатся, а мы не открываем. Вот весело. Из колонок звучит группа «Ленинград», Серега Шнуров… Помнишь? (пауза) Мы еще тогда с тобой не… не были вместе. Это была искра любви. Я после этого целую неделю не мог найти себе места. Я стал тебя искать…
Ксения: (серьезно) Помню. (пауза) Ты был другой… Ты был гораздо худее, чем сейчас. У тебя лицо было молодое…
Владимир: Но я стал старше… Этого стоило ожидать, что я поправлюсь, что постарею… Мне тридцать, Ксения. Я возмужал. Я окреп.
Ксения: Да.  
Владимир: Чё, да?!. Я окреп, возмужал…
Ксения: Ты окреп, возмужал, у тебя стало больше денег, ты стал богаче…
Владимир: (танцуют) А ты также прекрасна…
Ксения: Почему ты не прекращаешь со мной общаться?
Владимир: Потому что ты прекрасна. Мне с тобой просто.
Ксения: Я любовница. Уже два года…
Танец прекращается, он выключает музыку.
Владимир: Ну… Ну… Я не знаю… Я люблю тебя… (становится перед ней на колени)  Ты не любовница. Ты больше, чем любовница.
Ксения: Почему?
Владимир: Потому что ты самая лучшая женщина на свете. И я тебя люблю больше жизни.
Ксения: (подсаживается к нему поближе на корточки) Я тебя тоже люблю.
Владимир: Ты потрясающая женщина. Когда мне мои убогие друзья сказали, что ты блядь… Я не поверил. Я в тебе был уверен… Они завидовали мне… У тебя такие глаза. Волшебный взгляд. Я люблю тебя…
Ксения: Я тебя тоже… Я от тебя тоже была не в восторге. То пьяный, то полупьяный, то с пивом, то с коньяком, то с похмелья…
Владимир: Но сейчас всё будет по-другому. Я буду с тобой…
Ксения: Как?
Владимир: Так. (пауза) Моя жена говорила, что я не могу иметь детей. Всё шло к тому, что я виноват. Мы сдавали какие-то гребаные анализы. Анализы подтвердили, что, якобы, не способен к зачатию я. А, видишь, как оказалось, в тебе живет мой ребенок. Она мне всё время твердила: это твоя бесплодность… твоё пустое семя…
Ксения: (отходит от него) И что?
Владимир: Ерунда – все анализы. Теперь у меня будет ребенок. Я её брошу. Обязательно брошу. Я не могу жить с человеком, который не может продолжить род… Ты это смогла сделать. Ты мне станешь еще дороже. Как я заблуждался…
Ксения:  (подходит к нему, прижимается) Ты мой хороший. А что же жена?
Владимир: Я уйду… Оставлю ей квартиру. А с тобой мы купим новую. Детскую комнату я обустрою по последним стандартам, с качелей, со всеми прибабахами…
Ксения:  Да.
Владимир: Я вынянчу его. Буду пеленки стирать, если надо. Я буду, знаешь, каким хорошим отцом. Я всё ему отдам… Тут недавно детский супермаркет открылся. Здоровская вещь. Я был там. Радовался, как ребенок. Там всё есть. Ребенка оттуда за уши не оттянешь. У меня и то руки зачесались, детство в жопе заиграло.
Ксения: Я верю.  
Владимир: (подходит опять к ней) Можно Вас пригласить танцевать… Я Вас люблю, Ксения! Я Ваш навеки! Я всю свою жизнь буду носить Вас на руках. Она говорила, я не могу иметь детей… Она говорила, что я бесплоден… Нет. Этого не может быть. Елы-палы! Па-па-рапа-па-папа. Всё зашибись, душа моя! (пауза) Здорово!
Ксения: Да.
Владимир: Я буду носить тебя на руках, моя маленькая девочка! Только держи в себе часть меня… (садится на колени, прижимается ухом к животу) А он уже шевелится? Как ты думаешь – он чувствует меня? Он чувствует, что я его слушаю?
Ксения: (присаживается на корточки рядом с ним) Ты с ума сошел.
Владимир: Да. Меня устраивает такое сумасшествие.
Ксения: А кого ты любишь её или меня?  
Владимир: (поднимается с колен) Перестань. Я люблю тебя. Я тебе всегда об говорил, не стеснялся…
Ксения: (приглашает его танцевать) Володя, скажи, что ты меня любишь?
Владимир: Да.
Ксения: Не так. Ты скажи полностью.
Владимир: Я тебя люблю.
Ксения: Ты хочешь от меня ребенка?
Владимир: Да.
Ксения: Как ты себе это представляешь?  
Владимир:  Я разведусь. Я начну жизнь заново. Она не будет нас беспокоить. Нам ничего не будет мешать. Я устрою это. Я клянусь!  
Ксения: Да?! Ты готов это сделать?
Владимир: Да. Я буду растить своего ребенка… Я буду его воспитывать… Я знаю, что это не я виновен в её бесплодности… Я… Тут супермаркет недавно детский открыли. Здоровская вещь. Я был, Ксения. Я видел. Глаза разбегаются.  
Ксения: (садится на диван) Всё нормально, если не одно «но».  
Владимир:  Что?
Ксения: Да нет никакого ребенка. Нет и всё. Веришь? Езжай в администрацию. Опоздаешь.
ЗТМ.
10.03.2004 год.

Потерял первый текст, по которому ставил спектакль в Институте Культуры. Обидно!
Сергей Решетников

  • 02.02.2017
Возврат к списку