• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Мультики, маленькая драма 2004 года

Мультики

Николай: У меня не было времени думать… Я вышел во двор почти раздетый…
Марина: Не надо рассказывать. Я всё знаю.
Николай: Если бы всё повернуть взад…
Марина: Менты узнают…
Николай: Я знаю.
Марина: У тебя руки в крови…
Николай: Я знаю.
Марина: (кричит) Так помой, блин!
Николай встает, идет к раковине, моет руки.
Марина: (берет со стола пульт от телевизора) Скоро придет твой папа…
Николай: Чё мы ему скажем?
Марина: Чё ТЫ ему скажешь…
Николай: Чё я ему скажу?
Марина: Скажешь, что всё в порядке… Свиней накормил, собаку накормил… Все сыты.
Николай: А у нас в подвале осталась самогонка?
Марина: Ты хочешь вмазать?
Николай: Да, душа просит…
Марина: (спускается в подполье, из подполья кричит) Коля, а давай её тут, в подполье закопаем…
Николай: (испугавшись) Как?
Марина: (выглядывает из подполья) Как… Лопатой.
Николай: Ты чё? Я думал, вы её, как положено, похороните – по христианскому обычаю.
Марина: (вылезает из подполья, подает ему бутылку самогона) А ты будешь зону-маму топтать?
Николай: (наливает, выпивает, улыбается) А я убегу… бляха-муха.
Марина: (подсаживается к нему, обнимает его) Колюня, а здорово, что мы одни… никто нам не мешает… ни бабки, ни мать, ни батька твой…
Николай наваливается на нее, они громко и долго смеются.
Марина: (шарит у него в ширинке) А где твой петушок.. золотой гребешок, Колек? Синяя головушка где твоя?
Вдруг в двери кто-то стучит.
Николай подрывается, начинает бегать из угла в угол.
Марина: (сдержанно) Ты топор спрятал?
Николай бегает из угла в угол, потом прыгает на постель, зарывается, начинает плакать.
Марина: (подходит к двери) Кто тама?
Пьяный голос из-за двери: Это я – ваша мама… (громкий смех) Открывайте, сукины дети.
Марина: (повернувшись к Николаю) Коля, это отец… Пьяный в дупель пришел.
Николай: (поднявшись с постели) А где мой топор?
Марина: Ты чё, Колюня?
Николай: А чё?
Марина: Отец же стучит.
Голос отца: (стучит в дверь) Ну, чё там?
Марина: Сейчас.
Голос отца: Маринка, блядская дочь! Шалава, сука! Пришмандовка, блядь! Лоханка драная! Я тебя… Открывай.
Николай: (достает из-под кровати топор, подходит к двери, открывает дверь, на пороге стоит пьяный отец) Ну и чё, ё..? Блядь-буду, ударю… Сука! Бля-буду замочу!
Отец: Ты чё, Колек, по этапу захотел?
Никой: (также держит топор над головой) За тебя много не дадут…
Отец: Где мамка? (пауза) Ты, когда эту блядь из дома прогонишь?
Николай: (опускает топор на пол) Никогда.
Марина: Уходи отсюда, антабус.
Николай: Батя, почему у нас всё так получается?
Отец: (проходит в дом, видит на столе самогонку) У нас всё хорошо, Колян. У нас цела поллитра «живой водицы»… Ха-ха.
Николай: Батя, а почему другие живут, как люди?
Отец: У них гены другие… (наливает себе полный стакан самогона, выпивает) Ух…
Николай: Отец, а нас убийцы в родне были?
Отец: Убийцов не было. (берет со стола сухарь, грызет) Алкашей тьма, а убийцев не было. А где мать-то?
Пауза.
Отец: (смеется) Ну как блядь-то твоя в постели? Шовелится, шалашёвка?
Марина: (идет к выходу) Николай, я пошла. Я не могу смотреть на эту пьяную рожу.
Отец: Иди, милка! Щёлку свою проветри. А то смердит. Ха-ха.
Марина уходит.
Отец: Тонька-то… мать-то твоя так сегодня напилася… обосалася тварь... Еле ноги несли по селу… Пьяная, обосанная вся… Разведусь я с ней, Коля. Найду себе бабу лучше… Чё бы не воняло.
Николай: (плачет) Нет.
Отец: (пьянеет на глазах) А ну не хнычь, сопляк.
Николай: Я мамку убил… батя…
Отец: Ну и правильно.
Николай: Как правильно?
Пауза.
Отец: (опомнившись) Насмерть?
Николай: Совсем.
Отец: И где эта дохлая блядь?
Николай: В комнате.
Отец: (смотрит на топор, спокойно говорит) Сука. (смеется)
Николай начинает ходить из одного угла комнаты в другой.
Отец: У нас вот дед по моей линии такой же был как ты… завалит быка – и совесть потом его мучит… (пауза) Коля, а милиция приедет, что скажет?
Николай: (берет в руки топор, подает его отцу) Батя, а ты возьми – подержи топор… Возьми-возьми.
Отец: (берет в руки топор) Зачем, Коль?
Николай: (наливает в полный стакан самогона, подает отцу) Возьми. Выпей.
Отец пьет.
Николай наливает еще.
Николай: (подает стакан) Выпей еще.
Отец пьет. Хмелеет еще больше.
Николай: (ведет его к кровати, в руках у отца топор) А теперь – ложись спать.
Отец ложиться во хмелю спать. Николай моет руки в раковине, включает телевизор, садится смотреть мультики. Изредка хохочет, как маленький.
Отец храпит.
Заходит Марина. Садится рядом с Николаем. Также смотрит мультики.
Отец храпит.
Выходит пьяная мать. Вся в крови. На лбу огромная рубленная рана. Мать идет, пошатываясь.
Николай и Марина: (в ужасе кричат) А-а-а-а-а-а-а-а! (бегут к выходу, но останавливаются, смотрят на мать)
Отец просыпается, роняет на пол топор, бросается в ноги матери.
Отец: Прости меня, голубушка! Прости грешного!
Мать отталкивает отца, идет к столу, наливает стакан самогонки, выпивает. Трогает рану на голове.
Мать: Блядский род. Как болит моя головушка. Видно… я это самое… простыла вчера.
Отец, Марина и Николай смотрят на мать.
По телевизору идут мультики. Мать садится и тупо смотрит в телевизор.

ЗАНАВЕС. 03 декабря 2004 год.

© Решетников Сергей

  • 20.12.2018
Возврат к списку