• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Сценарий Сергея Решетникова, 1 660 половых актов

1660 половых актов

Сценарий Решетникова Сергея  


1 660 половых актов


О смерти.


Рома: Я не думаю о смерти… Нет, я не думаю. Если думать, то черти чё получится. Меня многие бы хотели убить. Но ничего… Хуйня. Я ведь не думаю о смерти. Солнце вижу, пульс есть, - я живу. Бьюсь. Борюсь. А совесть это… Ага. совесть это… Не-не. Я не об этом. Я когда-то в детстве с отцом  поросёнка резал. Он так кричал. В смысле, поросёнок. С тех пор я не думаю о смерти. Что? Не понял. Смог бы я убить… своего друга? Да. Нет. Нет проблем. Нужно понять – зачем.  Нет, я не пью кола-колу. Я ей купил машину… Да, она вроде… хорошо водила. Ну чё хуйней-то страдать?! Да, нет. Всё. Всё. 


О деньгах.


Олег: Я ведь на многое готов. Я ведь… Нет, ну серьезно – на многое готов. Из-за денег. Деньги – ведь это свобода. Определенная. Деньги – это сила, власть. Это банально, конечно. Но это, правда, сила-власть. У меня бабы будут самые лучшие.  Я ведь знаю, кто её убил. Я всё знаю. Пошелестите деньгами, и я ваша навеки.


О власти.


Мария Владимировна: Он не мог иначе. Совесть, смею предположить, где-то глубоко-глубоко всё же сидела. Зараза такая! Поэтому властитель из него некудышний.      


Новый человек.


Римма: Мама, он хочет, чтобы я вышла за него замуж.


Мама: Кто это? 


Римма: Помнишь, я тебе фотографию показывала?


Мама: Не помню.


Римма: Ну, мама-мама! Вот же он, смотри, мама.


Мама: Чё-то больно страшный? Бородатый?


Римма: Нет. Когда улыбается, он гораздо лучше. Красивый даже, можно сказать. На фотке слишком серьезен.


Мама: Кто он?


Римма: Бизнесмен.


Мама: Богатый значит?


Римма: Обеспеченный.


Мама: А чего ж он к нам не придет? Боится что ли?


Римма: Придет, мама, придет.


Мама: Ты ему, поди, отдала уже самое ценное?


Римма: Ну, мам!?


Мама: Что ты мамкаешь?


Римма: Ну, мам!?


Мама: Говори – отдалась ему, тварь?! 


Римма: Это мое дело!


Мама: Нет, мое. Пока ты замуж не вышла, это мое дело. На машине до дому подвезли – ноги уже раздвинула, нате, пожалуйста, возьмите меня, не стесняйтеся.


Римма:  Иди в жопу, мама! Мне 20 лет!


Молчание.



Мама: Рима, а мне соседка сказала, что у него жена погибла?


Римма: В автокатастрофе. Но он об этом говорить не любит. Я сама случайно узнала.


Мама: Вдовец, значит.


Римма: Мам, он знаешь, какой хороший. Мы приезжаем в магазин, он говорит: «Выбирай себе шубу». Смотри, какая красота, мам! Норка, мама! Где у нас с тобой деньги на норковую шубу? Теплая какая! Зимой королевой буду. 


Мама: Хорошенькая! Скока стоит?


Римма: Дорого, мама. 


Мама: Хорошо, что шубы покупает. Но слишком это уж как-то не по-людски.


Римма: По-людски – это, значит, в старой дубленке до 30 лет проходить? Вот так, по-твоему, по-людски? По-людски колготки рваные – перерванные зашивать?  


Мама: Делай, что хочешь. Решай сама за себя.


Римма: Вот именно, мама. (вздыхает) Мечтаю быть богатой, мама. 


Мама: Мечтай быть счастливой. 


Бог.


Римма: Девчонки, всё надоело. Ночные клубы надоели. 


Света: Римма, можно я вот эту помаду попробую. Какая красивая!


Римма: Обычная.


Света: Скока стоит?


Римма: Ай. Не помню. Дорого.


Аня: Римма, вот свезло-то тебе!.. Свезло, так свезло! Живешь, как в сказке. А он не преступник?


Римма: Почему сразу преступник? Бизнес у него. В Думу метит…


Света: В Думу? Государственную? 


Римма: Ну, не в городскую же…


Света: Ой, Римуля, наверное, жить тебе в Москве. Ходить в белом золоте, бриллиантах.


Римма: Как получится.


Аня: Счастливая ты! 


Света: Римма, как ты с ним живешь?


Римма: Любим друг друга.


Аня: Как?


Римма: Всяко любим. 


Аня: Фильмы, наверное, возбуждающие смотрите?


Света: Ты с Олегом тогда танцевала – и что у вас вышло?


Римма: Звонит мне. Встречи назначает.


Света: Не боится?


Римма: Я ему тоже говорю, если мой муж узнает, что ты меня домогаешься…


Аня: А он чё?


Римма: Настырный. Глупый. Но член упругий. Он прижимался, сучек, ко мне. Прижался такой к попке, и трется, сучек, трется! Крепкий… паренек. Я стала мокренькая. А он покраснел. Ну ладно – думаю. Улыбаюсь и говорю: «Пошел отсюда». 


Аня: Муж тебе не изменяет?


Римма: Ты что? Как ты можешь такое подумать?


Олег.


Олег: Я думал о тебе всю неделю.


Римма: А я нет.


Олег: А я думал.


Римма: Если еще раз, ты поставишь мне на груди засос, я убью тебя… Что ты смеешься? Убью точно.


Олег: Я же не специально.


Римма: Рассказывай – не специально.


Олег: Тебе же было хорошо со мной?


Римма: Хорошо-хорошо.


Олег: Я так люблю твою попку!


Римма: Давай быстрей. Сегодня у меня времени не так много.


Олег: Я уже готов, Римма.


Римма, а ты можешь поговорить со своим мужем, чтобы он взял меня на работу?


Римма: Не поняла?


Олег: Хотел работу поменять… Думаю, вдруг ты поможешь. Поговоришь со своим бородатым.


Римма: Убирайся отсюда! Козел! Как у тебя только в мыслях такое родилось?


Олег: Ну, Римма, я ведь люблю тебя. 


Римма: Ты корыстный подонок… Поцелуй сейчас же меня. Ниже. Ниже. Еще ниже. О-да.  


Политика.


Михаил Юрьевич: Рома, ты бороду-то сбрей. В политике не должно быть бородатых людей.


Рома: Мне мои PR-щики говорят, что наоборот, мы на этой бороде хороший имидж сделаем.


Михаил Юрьевич: Ну, смотри сам. 


Рома: Михаил Юрьевич, а если по округу пойду, каковы мои шансы?


Михаил Юрьевич: Шансы слабенькие. Тебя на округе никто не знает. А по партийным спискам – у тебя очень большой шанс. Чем больше дашь денег, тем лучше… Дашь больше денег – будешь №2. Первый номер занят…


Рома: Сколько нужно, чтобы быть вторым?


Михаил Юрьевич: Я погорю. Ну, думаю, не больше 3-х.


Рома: Три «лимона»?


Михаил Юрьевич: Где-то так. Второе место по партийным спискам и моя поддержка. Улыбнись, борода! Тебе идет улыбка! (пауза) Как ты думаешь, все женщины бляди? 


Рома: Я не думал на это счет.


Михаил Юрьевич:  А ты подумай. 


Мария Владимировна.


Мария Владимировна: Это был потрясающий трах.  Самый лучший в моей жизни. Я кончала минуты две. И «вертолет» был потрясный! 


Рома: Мария Владимировна…


Мария Владимировна: Называй меня Машей.


Рома: Маша, а если об этом узнает Михаил Юрьевич?


Мария Владимировна: Он убьет нас. Обоих. Сначала политически. Потом физически. Но даже после смерти я буду помнить сегодняшний трах. И я хочу, чтобы это повторялось раз… Нет, два раза в неделю. 


Рома: Да.


Мария Владимировна: Что – да? 


Рома: Ну, хорошо.


Мария Владимировна: Отлично, Рома. У тебя самый суперский тырчик на всю Думу. Ты лучший. 


Две жизни.


Римма: Мужчины и женщины любят по-разному. Если когда-нибудь это закончится, когда-нибудь мы с Ромой расстанемся, я уже никого не смогу любить. Я выложила всю свою любовь, всю свою боль, всю свою нежность перед ним. Больше никому, ничего я дать не смогу, кроме своего тела, может быть. Сердце мое будет каменным, потому что я всё отдала ему. Думаю, у каждого человека есть определенный запас любви. Я все свои запасы уже исчерпала. 


Он приезжает домой, такой нужный, такой родной. Но иногда такой холодный. 


Мы живем с ним 8 лет. 8 лет совместной жизни. 8 лет счастья, болей, обид, праздников, будней, рая и унижений. 8 лет вместе. 8 лет секса. В году 365 дней, 53 недели. Предположим, мы с ним занимались сексом приблизительно 2-3 раза в неделю. Иногда больше, иногда меньше. 53 умножаем на 2 с половиной, ровняется 132,5. По самым примерным подсчетам у нас с ним было за 8 лет 1 060 половых актов. Не мало, скажем. Прибавим к этому 800 половых актов, которые пришлись на первые два года, когда он просто бурлил, когда энергия молодости захватывала нас с головой, когда он мог по три-четыре раза за ночь. Счастливые времена! Отнимем 200 актов, когда он уходил от меня на три месяца, я уезжала от него на полгода, командировки и так далее. 1 060 прибавляем 800, отнимаем 200, получается 1 660 половых актов. С ума сойти. 


Предположим, что он мне изменял не пять раз, когда я его вычисляла. Умножим эту цифру на 10. Пусть даже на 20. 100 раз на стороне – это в сравнении с 1660 половыми актами – ерунда, копейки. 


Посчитаем, сколько я ему изменила: первый год – был у меня Олег, настырный такой, напористый, усердный такой, волосатый… Пришлось уступить… раз 7. Потом спустя два года появился Митя, белокурый, кудрявый, крепкий такой… Ох! Песни мне пел под гитару о любви. 2 раза я ему дала. На больше ни напел. Черт побери! Николай Андреевич был. Профессор. Ерунда. Этот один раз можно и не считать. Полгода назад Серега приезжал из Екатеринбурга. Бес попутал. Выпили вроде бутылку шампанского. Он целоваться полез. Ну, я расслабилась. Один раз. Хорошо было. Неделю назад появился полковник. Хороший мужчина! Настоящий полковник! Крепкий такой! Целеустремленный! Все мои мужчины целеустремленные. Я не люблю тюхтей. Три часа были с полковником. Три часа сказки. Цветы. Цветы. Он мне дорогу до сауны цветами уложил. Два раза он на меня забирался. Большой такой, накаченный! Тяжело дышать было. Приятно. Завтра встретимся еще раз. Надо побриться, сделать эротическую прическу на лобке… 


На стороне совсем немного было. Посчитаем. 7 + 2 + 1 + 1 + 2= 13. 13 раз! Почти верная жена. 13 раз за 8 лет, против 1 660 половых актов. С ума сойти – 1660 половых актов.


Рома: Я люблю эту женщину. Люблю эту женщину потому, что она любит меня. Потому что она жертвует многим ради меня. Потому что она многое для меня делает, а я многое делаю для неё. Она, спустя время, стала частью меня. Я узнаю в ней себя. Читаю её, вижу свои недостатки, свои недочеты, свои промахи, свои обиды. Стараюсь исправиться. Я люблю эту женщину. 


Она меня прощает, когда прощать меня, казалось бы, нельзя. Она меня прощает, потому что я для неё дорог. Потому что я приношу доход. Я ей нужен. Она нужна мне. 


Такая бытовая идиллия. 


Мы живем в будни. В будни мы мечтаем о лучшей жизни. Но вокруг нас будни. Будни, насыщенные серостью. Будни с дебиторской задолженностью за отопление, горячую воду и электроэнергию. Будни в Генеральском клубе, где нужно улыбаться Михаилу Юрьевичу. Будни у себя в компании, с селекторными совещаниями, докладами и благодарственными письмами. Будни предвыборной гонки. Будни – с начальником отдела Наташей, с директором завода швейных изделий, блядью, Мариной Владимировной, редактором газеты Ноной, которая отлично делает минет и элитными проститутками. Будни, укомплектованные  рутиной с примесью алкоголя.


Меня иной раз привозят домой чуть живого, пьяного.


Она не ползает вокруг меня заблеванного, когда мне жить не хочется… Она просто ждет момента, когда во мне проснется мое «Я». Только тогда она скажет, что обо мне думает, и какие выводы мне следует сделать. Тогда она скажет всё, чего даже не нужно говорить. 


Потом она позволит прижаться к ее колену и сказать: 

- Я сделаю всё, чтобы это никогда не повторилось… 


Ты ползаешь у её ног. Ждешь. Ждешь. И в её глазах уже не так грозно… Она прощает тебя, потому что ты – это Ты, а не пьяный маразматик, разбивший бутылку шампанского о входную дверь, сломавший табурет в прихожей, уронивший любимую картину и погнувший кран в ванной. Она прощает тебя, потому что впереди снова будни с предвыборной кампанией и приемами у губернатора, счетами за отопление, горячую воду, со сбытом. Она прощает тебя, потому что трезвый – ты хороший. Трезвый ты не вызываешь раздражение, с тобой можно говорить, спорить, ругаться. И тебя уважают в городе, к тебе прислушиваются, с тобой советуются, тебя назначают на ответственные должности. Потому что я умею подчиняться. Потому что я умею прогибаться. Потому, что я улыбаюсь, когда нужно улыбаться. Но на самом деле это не любовь, а привязанность. Я играю, улыбаюсь, смеюсь, вношу свет, как говорят некоторые мои друзья и коллеги. И как-то херово от этого. Как-то не по себе. Почему ты должен улыбаться этому человеку? Потому что - нужно нести свет. Зачем ему твоя скорбная рожа? Поэтому – улыбайся. Ты же хочешь, чтобы у тебя был еще загородный дом. Вроде, можно было бы остановиться. Нет, мне всё мало. 


Бывают и кризисы. Скорпионы в банке начинают злорадствовать. Вот-вот и ты вылетишь из обоймы. Я срываюсь. 


--------------------------------------------


Уезжаем с Михаилом Юрьевичем в тайгу на охоту. Стреляем маленьких уточек и кабанчиков. 


Михаил Юрьевич: Мы давешний раз с Сергеичем лося завалили. Мощный такой. Рога такие. Красавец! 


Рома: Долго за ним бегали?


Михаил Юрьевич: Сразу, с двух выстрелов. Я его на прицел взял. Бац! Бац! И лежит.


Егерь – Ванька, правда, его на меня гнал.


Рома: Ну, всё равно, вы молодец, Михаил Юрьевич! С двух выстрелов – бац, бац! 


Михаил Юрьевич: Да ладно ты! Рассказываешь мне. Вот здесь сейчас уток подымем. Железно подымем. Ну-ка дуди в манок. 


Вот они пошли. Стреляй, Рома!


----------------------------------------------------


Рома: Лиза ждет, когда у меня закончится кризис. Когда друзья тебя уже забывают, когда коллеги думают, что карьера твоя близиться к концу и с тобой можно не здороваться. Она меня прощает. Сквозь слезы, но прощает. Слава Богу, что она не знает, какие большие деньги я пропиваю и трачу, на что попало! Однако, это мои деньги. Я их зарабатываю.


Однажды я сказал ей: 

- Я уйду от тебя. Я больше так не могу… Я не могу больше мучить тебя и себя своими дешевыми выходками…


Она же расплакалась и сказала: 


Римма: Ты хочешь бросить меня?..


Рома: Нет… Я хочу, чтобы ты не мучилась…


Римма: Ты хочешь, чтобы я осталась одна?


Рома: Не в коем случае.


Римма: Нет?


Рома: Конечно, нет.


Римма: Тут один пацан просится на работу. Возьми его. 


Рома: Кем?


Римма: Кем-нибудь.


Рома:  Как зовут?


Римма: Олег.


Рома: Ок.


Римма: Я так тебя люблю.


-----------------------------------------------------

Рома: Это было до выборов. Обо мне тогда еще молчали СМИ.  


Я любил её. Жалел её. Какой-то тайною любовью. Трахал по-пьяни всевозможных проституток, любовниц, но любил по-настоящему только её. Когда я насаживал на член плохую проститутку, потом думал – зачем. 


Приезжал из командировки к моей женщине, и она мне казалась во сто крат слаще, чем когда-либо, во сто крат эротичнее, чем возможно. Эта была наука. Великая наука сравнения. Никто не мог с ней сравниться. Но не ровнять было нельзя. Нужно всегда ровнять. Нужно всегда сопоставлять. Только тогда можно понять цену любви. 


Она одевалась лучше всех. Около неё притормаживали дорогие автомобили, но она оставалась верна мне. Потому что мое авто всё равно круче. Я лучший! И она мне верна.  


Верна. Как красиво это звучит. Верна. Не потому что я Ален Делон, не потому что я Казанова, Абрамович или Путин… Не потому что у меня член 33 сантиметра… А, потому что она любит меня. И я люблю её. Она любит меня. Я люблю её. Таким было наше счастье.


--------------------------------------------------------


Римма: Он сегодня пришел мне и сказал, что я стала страшная. А я сказала, что он – козел! Он сказал, что я тупая дура! Я сказала, что он импотент! Он ударил мне по лицу. Я пнула его по яйцам.


Рома: Я сегодня пришел к ней, говорю: «Ты плохо выглядишь?» Она завелась сразу, кричит: «Ты козел! Ты тварь!» Я говорю: «Ты чё такая дурочка?» Она говорит: «А ты конченый импотент!» Я не выдержал, дал ей пощечину. Она пнула мне в пах, елки-палки! 


Римма: Зря я его, конечно, пнула. 


Рома: Я взял в холодильнике крепкое пиво, пошел во двор, откупорил и пью, хотя она запрещает пить мне крепкое пиво…


Римма: Сидит на лавочке, пьет эту гадость и… курит! Едрит твою налево! Курит. С чего бы это? Сосет пиво и курит, сволочь!


Рома: Пусть посмотрит на меня. Сейчас еще пойду, возьму в холодильнике бутылку крепкого пива. Потом еще. Пускай любуется. А завтра на работу не поеду. У меня ничего важного завтра – две встречи пустяковые.  Я могу быть в доску пьяным. Алкоголик! Ёкарный Бабай! Я алкоголик!? Да она алкоголиков не видела! Дура! 


Римма: Алкаш! Зависимый! Слабый! Чуть что – сразу за бутылку. И сигарету. Это нужно заканчивать. Раньше помню, как горело сердце в первые два года после брака. По три палки за ночь! С ума сойти! 1 660 половых актов. 1 660 трахав. Красота! Но были в этом числе такие, которые запомнились на всю жизнь. Такие, от которых дух захватывало. Однажды ночью он такое вытворял! Такое вытворял! У меня потом всё внизу болело. Так хорошо было. 


Рома: Я в любой момент от неё мог бы уйти. Но не уходил. Держало что-то. Нет, ну в постели она, безусловно, хороша. Очень хороша. Заводится вполоборота. Но, опять-таки каждый день одно и тоже лицо, одна и та же, пусть и любимая попа. Всё так, как всегда. Я ей однажды говорю: «Давай в попку…» 


Римма: Нет, не в коем случае.


Рома: Почему? 


Римма: Мне больно будет. 


Рома: Тебе будет приятно. 


Римма: Я сказала – нет. Значит – нет. 


Рома: Хорошо.  


Я отвернулся к стене и стал думать… думать о выборах… 


Римма: Я уже один раз давала в попку на стороне. Это так больно. С тех пор я зареклась -  ни кому. Даже своему любимому.


Он мне, правда, иногда надоедал. Весь такой из себя. Думает, что он хозяин во всем. Это я его сделала. Он – продукт моего творчества. И самое главное – у него теперь постоянно какие-то секреты от меня, какие-то тайны, какие-то SMS-ки. От кого? Кто пишет тебе письма по электронной почте?


Рома: Друзья, коллеги.


Римма: «Маша Вертолет» - это друг или коллега?


Рома: Я уже забыл кто это такая.


Римма:  Ладно. Хорошо. У меня тоже появились секреты. Я стала заигрывать с мужчинами. А чем я хуже? Ему это не понравилось. Сердиться стал. Ревновать. Однажды ждал до восьми вечера меня домой, звонил на мобильный телефон (а я его специально отключила), напился крепкого пива, завел машину и поехал искать меня по городу. А я по делам. Телефон сдох. Ну, сдох. Аккумулятор слабый. Чего ты новый не купишь? 


Рома: По-моему, я даю тебе достаточно денег… Пришло время сказать правду о самом главном. Хватит об этом думать. Не мешай мне говорить. Не мельтеши перед глазами.


Римма: Пошел ты!


Рома: Ты не можешь так говорить.


Римма: Пошел ты в жопу! Ты мне осточертел! Ты ужасен! Ты подонок! И хам! У тебя в башке две извилины, и обе прямые. Одна работает на администрацию губернатора, вторая – налево. 


Рома: Тебя не интересует, что я о тебе думаю?


Римма: Нисколько.


Рома: Ты тупая дура!


Римма: Убирайся от сюда! 


Рома: Это ты убирайся отсюда!


Римма: Я?


Рома: Ты.


Римма: Я три года вкладывала в этот дом душу, сердце. Теперь ты меня отсюда выпроваживаешь?


Рома: Но купил этот дом я. Здесь всё моё. 


Римма: Душу сюда кто вложил? 


Рома: Спасибо! За твою душу!


Римма: Всем своим сердцем, всей душой… Мой дом. Мой. 


Рома: Где она тут – твоя душа? Где сердце? Может быть под этим ковриком. Где? Или за этой дешевой картиной. Где?


Римма: Везде. Повсюду. Скажи мне, кто между нами стоит?


Рома: Это я хочу тебе задать такой вопрос… 


Римма: Рома, у тебя новый роман?


Рома: Нету, у меня новых романов.


Римма: Почему?


Рома: Что – почему?


Римма: Как ты мне осточертел!


Рома: Я тоже от тебя устал.


Римма: Я своими руками сделала тебя!.. Ты человеком-то стал благодаря мне. Кто это «Маша вертолет»?


Рома: Почему ты лазила в моем мобильном?


Римма: Любопытно стало.


Рома: Где ты была сегодня? 


Римма: Сегодня?


Рома: Сейчас – до 8 вечера. 


Римма: У меня косметический салон. Ты что не помнишь? 


Рома: Я приехал домой, позвонил тебе, твой мобильный молчал…


Римма: Разрядился. 


Рома: Оригинально.


Римма: Что ты хочешь услышать?


Рома: Хочу узнать, с кем ты была? 


Римма: С начальником ФСБ.


Рома: С разведчиком?


Римма: С полковником.


Рома: Кто он такой?


Римма: Полковник, начальник ФСБ.


Рома: Ты отдалась Евгению Миронычу?


Римма: Он не наш. Он из Алтайского края.


-----------------------------------------------------------


Полковник: Выпьем кофе?


Римма: Выпьем.


Полковник: Вы очень красивы.


Римма: Спасибо.


Полковник: У вас красивые глаза…


Римма: Спасибо. А вы откуда?


Полковник: Из Алтая.


Римма: О, там, наверное, красиво.


Полковник: Дышится легче, чем у вас. Вы никуда не торопитесь? 


Римма: Нет.


Полковник: Побудьте со мной? Ты должна понять, что мужчина изменяет не потому, что он не любит. Мужчина полигамен.


Римма: Ты тоже полигамен? 


Полковник: Я? Да. Чем больше мужчину тянет налево, тем он сильнее.


Римма: Я устала от мужчин.


Полковник: Ты прекрасна. У тебя прекрасная попка. Умопомрачительная грудь.  


Римма: Я оденусь. Мне уже нужно в семь быть дома.


Полковник: Давай еще разочек. Я уже готов.


Римма: Боже мой, мне нужно домой!.. Подожди!.. Ты такой нетерпеливый!.. О, боже!.. 


Полковник: О-о-о! Римма, ты лучшая женщина!.. 


-------------------------------------------------------


Рома: Он хорош в постели? 


Римма: Тебе это важно?


Рома: Очень.


Римма: Великолепен.


Рома: Давно ты с ним пружинишь?


Римма: Недавно.


Рома: Это хорошо.


Римма: Что хорошего?


Рома: Всё хорошо. 


Римма: Расскажи мне о своих похождениях.


Рома: У меня ничего необычного. Мы вместе работаем. Она сидит в соседнем кабинете, она моя подчиненная. Иногда заходит ко мне. Наташа.


-----------------------------------


Наташа: Муж спрашивает у меня, почему я не приезжаю во время домой…


Рома: И ты что?


Наташа: Говорю – шеф дал задание.


Рома: Правильно, Наташа, я же тебе, правда, дал задание.


Наташа: Что-то типа того. Хи-хи! 


А когда ты уже разведешься со своей женой?


Рома: После выборов.


Наташа: У тебя в приемной сидит толпа посетителей, а мы с тобой любимся…


Рома: Тебя интересует толпа?


Наташа: Меня интересуешь ты…


Рома: Возьми в подотчет 1 000 долларов. Купи себе, что хочешь. Потом закроем.


Наташа: Ладно.


Рома: Беги, завтра расскажешь, что купила.


Наташа: А можно 2 000?


Рома: Куда тебе?


Наташа: Шубку хотела купить.


Рома: Можно.


Наташа: Ты золотой человек!


-------------------------------------------------


Римма: Ты ее удовлетворяешь?


Рома: Наташу? Она мне благодарна.


Римма: Врешь?


Рома: Вру.


Римма: Мы с полгода живем, как брат с сестрой. У тебя свои дела, у меня свои. Зачем мы живем вместе?


Рома: Семья.


Римма: Как у тебя язык-то поворачивается? 


За 8 с половиной лет, что мы живем вместе, ориентировочно у нас было 1 660 половых актов.


Рома: Много.


Римма: Мало.


Рома: И что ты предлагаешь?


Римма: Эту череду сексов мы прекратили примерно полгода назад. 


Рома: У тебя же теперь разведчик…


Римма: А у тебя подчиненная… и проститутки. 


Рома: Хорошо живем.


Римма: А еще я сплю с Олегом.


Рома: Тварь.


Римма: Сам дурак. Ты первый завел какие-то секретики. Я нашла у тебя в портфеле презервативы.


Рома: Ты лазила в моем портфеле? 


Римма: Да. Лазила, и буду лазить!


Рома: Нет, ты не будешь лазить! В моем портфеле! И в моем мобильном!


Римма: Уйди, иначе я пну тебе по яйцам.


Рома: Как я тебя ненавижу!


Римма:  Аналогично.


Одна жизнь.


Римма: У тебя слюни текут. Вытри слюни.


Рома: У меня совсем нет личной жизни…


Римма: А какая личная жизнь у тебя может быть без меня? 


Рома: Как я устал от тебя!


Римма: А я от тебя!


Рома: На пороге выборы в Государственную Думу. Мне не нужен развод. Мне нужна нормальная жена. А ты, что себе позволяешь?


Римма: Я хочу развода. Я считаю, что 1 660 трахов, этого вполне достаточно. Ты исчерпал себя. Обеспечить себя теперь я могу. Потому – я прошу развода.


Рома: Но у меня Дума.


Римма: А у меня другие планы. 


Рома: У меня выборы.


Римма: А я уже сделала выбор.


Рома: Кого ты выбрала?


Римма: Не тебя.


Рома: Но ты же любила меня?


Римма: Любила.


Рома: И что?


Римма: И ничего. Всё. 1 660 половых актов. Но этом нужно завязывать.


Рома: Заладила – 1 660, 1 660. 


Римма: Ты вдохновил меня своими похождениями, своими проститутками. 


Рома: Давай по-хорошему, Римма. Сядем и нормально всё обсудим. Мы с тобой разойдемся. Обязательно разойдемся. Но давай сделаем это не сейчас. Давай после выборов. Мне нельзя так рисковать. Я могу проиграть.


Римма: А то, что ты с бутылкой крепкого пива сидишь на лавочке перед домом – это ты не рискуешь? 


Рома: Наш двор охраняется. Меня никто не может видеть, кроме тебя и охраны. 


Римма: Всё, не хочу с тобой больше разговаривать. Я подаю на развод. Больше у тебя не кому будет копаться в портфеле.  


Рома: Уходи. Ключи только оставь. 


Римма: Хорошо. Берите, Роман Викторович! Берите! Но я буду с вами судиться. 


Рома: Пошла отсюда!


Смерть.


Николай: Роман Викторович, здравствуйте! У меня для вас печальное известие.


Рома: Что случилось?


Николай: Ваша жена погибла в автокатастрофе.


Рома: Этого не может быть.


Николай: Да, на Набережной. Водитель не справился с управлением. Машина залетела под КамАЗ.


Рома: Она жива?


Николай: Нет. Множественные черепно-мозговые травмы, перелом позвоночника. 


Рома: Я сейчас приеду, Николай. 


Николай: Есть предположение, Роман Викторович, что это было заказное убийство. Конкуренты хотят, чтобы вы сошли с дистанции. До выборов осталось 3 месяца.


Рома: Кто-то хочет, чтобы я вышел из игры…


Николай: Сейчас будьте дома, Роман Викторович, никуда не выезжайте. Покушение могут совершить на вас.


Рома: Хорошо, я буду дома, Коля.


------------------------------------------------


В этот день я пил крепкое пиво больше обычного. Мне казалось, что я непотопляем. Мне казалось, что я выше смерти. Зачем она забралась ко мне в портфель? Зачем ей это было нужно? Она усомнилась во мне и изменила. Изменила мне за 8 лет один только раз. С этим дураком, начальником ФСБ Алтайского края. Что он тут делал этот полковник? Зачем он сюда приехал? А Олег? Этот мудацкий Олежик. Боже мой, у меня с ней было 1 660 трахов, и она мне изменила с разведчиком. Нашла у меня резинки и в этот же день пошла трахаться. Моя Риммуля! Обидчивая! Зачем ты это сделала? Ты же знала, что я тебя накажу. 


Римма: Ты провалишь эти выборы, Рома! 


Рома: Почему?


Римма: Потому что ты недостоин.


Рома: Почему?


Римма: Потому что ты пьешь крепкое пиво. 


Рома: Но никто об этом не знает, Римма.


Римма: Ты не пройдешь, потому что ты – подонок.


Рома: У нас полная Дума подонков, Римма.


Римма: Ты не пройдешь…


Рома: Ну, это мы посмотрим, Римма! Это мы еще посмотрим! Я всем докажу, на что я способен. Я многое могу. Я могу даже убить, Римма. Самое главное, я нужен народу. Люди верят в меня. 


Римма: Нет. Ты заплатил 3 миллиона. И тебя внесли в партийные списки. Но тебе это не поможет. Люди не верят тебе. 


Рома: Какое дело людям до того, сколько я заплатил, чтобы меня внесли в списки?


Римма: Я тебя ненавижу! 


Рома: За что?


Римма: Просто так! Помнишь, ты рассказывал, как резал в детстве поросенка? 


Рома: Помню.


Римма: Ты моей маме, царство ей небесное, очень не понравился… тогда… 


Похороны. 


Михаил Юрьевич: Глубоко скорбим вместе с вами, Роман Викторович!


Рома: Спасибо!


Михаил Юрьевич: Хотел тебя спросить, ты на охоту-то послезавтра поедешь?


Рома: Поеду, Михаил Юрьевич.


Инна Александровна: Наши соболезнования, Роман Викторович!


Рома: Спасибо!


Алексей Михайлович: Можете на нас рассчитывать, Роман Викторович!


Рома: Спасибо!


Мария Владимировна: Соболезнуем, Роман Викторович!


Рома: Спасибо!


Мария Владимировна: Ты вчера был исключительно хорош, Рома! Как будто со мной был двадцатилетний самец. У тебя такой крепкий член. Что у нас на сегодня? Давай вечером сделаем потрясающий «вертолет», как мы любим. Я сейчас уже возбуждена, Рома! Ты лучший! 


Рома: Сегодня хочу побыть один.


Мария Владимировна: Думаю, что сегодня ты не должен оставаться один.


Рома: Нет, я сегодня буду один.


Мария Владимировна: Только не пей много.


Рома: Конечно.


----------------------------------------------


Римма: Потанцуем?


Рома: Почему ты еще здесь? 


Римма: Всему свое время.


Рома: Ты всегда появляешься так неожиданно.


Я по спискам иду вторым. Статистика подтверждает, что партия возьмет 15 процентов.


Римма: Не верь статистике. Верь мне. 


Рома: Почему у нас не было детей? 


Римма: Ты не заслуживаешь детей.


Рома: Все в Думе заслуживают, а я нет?


Римма: Ты нет.


Рома: Ты не о чем не жалеешь? 


Римма: Жалею.


Рома: О чем? 


Римма: О том, что запас своей любви истратила на тебя. О том, что спала с тобой 1 660 раз. О том, что не ушла год назад.


Рома: Неужели у нас с тобой ничего не было хорошего?


Римма: Несколько трахов были очень запоминающимися. 


Рома: Пошла на хуй! 


Выборы.


Рома: Михаил Юрьевич, я вынужден снять свою кандидатуру с выборов.


Михаил Юрьевич: Как?


Рома: Мои планы изменились.


Михаил Юрьевич: Почему?


Рома: Не могу вам объяснить.


Михаил Юрьевич: Почему, Роман?


Рома: Так получается.


Михаил Юрьевич: Ты отдаешь себе отчет – от чего отказываешься?! 


Рома: Да.


Михаил Юрьевич: Деньги вложены в предвыборную кампанию, и никто их тебе не собирается возвращать?


Рома: Я знаю.


Михаил Юрьевич: Рома, ты с ума сошел!


Рома: Я знаю.


Михаил Юрьевич: Может тебе врача вызвать? 


Рома: Спасибо, не надо.


Михаил Юрьевич: Сумасшедший!


Рома: Вычеркните меня из списков. Я продаю дом, уезжаю из города.


Михаил Юрьевич: Думаю, общественность твой поступок не оценит.


А мы завтра на охоту.


Рома: Нет.


Михаил Юрьевич: Может тебе полечиться?


Рома: Может быть. Михаил Юрьевич, я в любом случае проиграю выборы…


Михаил Юрьевич: Ты что!? У тебя практически 100 процентов попадания.


Рома: Нет, уже всё решено.


Михаил Юрьевич: Ты сумасшедший.


Рома: Да - сумасшедший. Я с мертвыми разговариваю.


Михаил Юрьевич: У него три миллиона пропадают, а он с мертвыми разговаривает. Пить завязывай.


Рома: Я не пью. 


------------------------------------------------


Мария Владимировна: Рома, почему ты это сделал?


Рома: Я хочу выпасть из обоймы.


Мария Владимировна: Но ты всё потеряешь.


Рома: Я уже всё потерял.


Мария Владимировна: Нам нужно тебя женить.


Рома: Спасибо, не надо.


Мария Владимировна: Рома, ты стал невыносим.


Рома: Я тебя не держу.


Мария Владимировна: Глупец! Это я тебя не держу, дурак. 


Рома: Зачем ты ко мне приехала?


Мария Владимировна: Я думала, тебе нужна помощь.


Нет, ты неблагодарный.


Рома: Возможно.


Мария Владимировна: Сказать тебе честно, кроме «вертолета» мне ничего с тобой не нравилось.


Рома: А я и от «вертолета» не восторге. 


Мария Владимировна: Всё. До свиданья. Звоните только по делу, Роман Викторович.


Рома: Не скучайте, Мария Владимировна.


-----------------------------------------------


Римма: Мужчины и женщины любят по-разному. Если когда-нибудь это закончится, когда-нибудь мы с ним расстанемся, я уже никого не смогу любить. Я выложила всю свою любовь, всю свою боль, всю свою нежность перед ним. Больше никому, ничего я дать не смогу, кроме своего тела, может быть. Сердце мое будет каменным, потому что я всё отдала ему. Думаю, у каждого человека есть определенный запас любви. Я все свои запасы уже исчерпала. 


Рома: Мы прожили с ней 8 лет. 8 лет вместе. 8 лет секса. 1 660 половых актов. Как она их подсчитала? Пусть она мне изменила один раз с полковником. Пусть. Но ведь я её любил.


Еще одни похороны.


Мария Владимировна: У тебя сегодня очень хорошо всё получилось. Ты самый лучший мужчина на свете. 


Михаил Юрьевич: Нет, Мария Владимировна, я уже старый. 


Мария Владимировна: Ты эротичный, лучший. У тебя самый лучший тырчик! 


Михаил Юрьевич: Что ты говоришь мужу, когда едешь ко мне?


Мария Владимировна: Вечная история – косметический салон.


Михаил Юрьевич: Моя жена тоже мне говорит про косметический салон…


Мария Владимировна: Михаил Юрьевич, здесь вы сами разбирайтесь, кто кому изменяет. 


Михаил Юрьевич: Я такого лося недавно подстрелил, Мария Владимировна, с одного выстрела. Бац! И замертво.


Мария Владимировна: Ты самый меткий!


Михаил Юрьевич: У тебя с Романом тоже что-то было?


Мария Владимировна: Вранье. Это он миф такой придумал. 


Михаил Юрьевич: Как думаешь, он жену свою заказал?


Мария Владимировна: Вроде всё сходится…


Михаил Юрьевич: Как он любил власть! Как он умел улыбаться! Надо же такой подонок! Бороду так и  не сбрил, а я так его просил об этом.  


Мария Владимировна: О покойниках не нужно говорить плохо, Михаил Юрьевич. Давай лучше попробуем еще разочек. Ты любишь «вертолет»?


Михаил Юрьевич: Старый я уже.


Мария Владимировна: Дай я тебя поцелую, лучший мой мужчинка!.. Самый лучший! Самый дорогой! Я буду депутатом, Михаил Юрьевич?


Михаил Юрьевич: Конечно, будешь, Мария Владимировна. О-о-о! У тебя будет самое главное, Мария Владимировна… О-о-о! У тебя… будет моя поддержка… 


__2006-2008-й год__

  • 12.02.2017
Возврат к списку