• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Белый принц черную принцессу, рассказ

Белый принц черную принцессу

Егор Летов пел: «Своё говно не пахнет». Моё пахнет. Запахи меня убивают. Меня убивает запах пота. И чужого пота, и своего. У меня еще в детстве зародилось ощущение, что тело, в котором я живу, мне не принадлежит, что оно мне чужое. Я всего брезговал. Даже своей задницы. Тогда говно, вылезающее из меня, отравило новорожденный родник человеколюбия. А истинная поэзия и волшебная музыка помогли мне опуститься корнями во мрак. И эти корни не вырвать, не ликвидировать химическими методами. И многие черви живут вкруг моих корней.

Шли годы. К четвертаку я интуитивно нащупал проблему, осознал суть и убедил себя в том, что всё пройдет. Но с последующими годами ситуация только усугубилась. А к сорокету дошла до абсурда. Сейчас я уверен, что данное тело, которое, типа, моё, данный организм, жидкости и вещества, выходящие из него, топят мою душу в густом потоке сенильной деменции альцгеймеровского типа. У меня запущенный «психоз чистых рук и чистой жопы», хронический обсессивно-компульсивный «невроз чистоплотности». Но при том я легко могу сделать куннилингус женщине, которая не сходила в душ перед сексом. Я люблю анальный секс и не требую клизмения. Парадокс? Хрен его знает. В каких комплексах лежат изложенные выше проблемы? Всё, конечно, типа, из детства. Типа того. К кому мне идти? К психологу? К психотерапевту? К психиатру? К шаману? К Богу? О чем я? О себе? Нет. Не о себе. Однако, я помню, о чем я. Я о бактериях, о грязных смартфонах, о черных задницах и о красивых женщинах.

Буду краток. Мир грязен, напичкан бактериями, паразитами, болезнями и людьми. Они всюду. Они везде.

Осенью прошлого года я устроился в одну из компаний на руководящую должность. Должность была руководящей, но руководить было не кем. Как говорится – мечта идиота, отвечаешь только за себя. О чем я? Нет, не о работе. Работа – говно. Человек, который рассказывает вам, что работа приносит удовольствие – лжет. Работа не может приносить удовольствия.

В первый же трудовой день мне показали мой кабинет. Через неделю дали ноутбук. Нужно отметить, что я умею работать хорошо, добиваюсь результатов, достигаю целей. Я сообразительный, усидчивый, въедливый. Но у меня свой Бог, у меня свои червяки в корнях и полное отсутствие стадного инстинкта. Я человек, которому не скучно наедине с самим собой. Я человек, который читает людей по лицам, жестам и запахам. Люди как книги. Есть книги, которые можно читать бесконечно. А есть просто книжки-раскраски, веселые картинки, поваренные книги, журналы по макияжу и визажу. Интересно читать с девяти утра до шести вечера тонкую брошюру по макияжу? С ума, блядь, сойдешь.

В моей новой компании было очень много представительниц прекрасного пола, которые позволили мне насладиться рассказами о тонкостях макияжа и о самом главном – о жрачке. Рассказы о жрачке убаюкивают и усыпляют. Бессмысленно приводить здесь цитаты и диалоги. Они типичные в типичном. Они про «вкусно хавать», «сытно жрать», они про «рецепты» и «наслаждение пироженками». А пироженками, как известно, кормятся паразиты: лямблии всяческие, описторхи громадные и прочие, сука, черви. Тут-то я опять возвращаюсь к своим болячкам. К своему «психозу чистых рук и мытых жоп».

Шел обычный рабочий день. Мои красавицы сидели за столом кабинета, где пили чай и обедали, если обед принесен из дома. Я пил зеленый чай и слушал про чудеса кухни Елены Викторовны, нашего главбуха. Она была женщиной в годах, в прошлом – красивой, в настоящем – достаточно полной, чтобы сказать «толстой». Другие были моложе. Многие еще не успели обабиться, набрать в бока жирок, но, поедая пироженки и шоколадки в больших количествах, как будто бы подсознательно шли к этому. Красивые женщины – это всегда временно. Не верьте этой красоте. Красоту сожрут пироженки, конфетки и прочие сладости. Но дело даже не в сладком. Дело в том, что, поедая едьбу, они клали перед собой смартфоны и, перекладывая пироженки из одной руки в другую, между делом юзали свои смартфоны, которые, извиняюсь за выражение, грязнее жопы. Да-да. Наши с вами смартфоны, планшеты и ноутбуки грязнее жопы. Там живет такое количество бактерий и паразитов, что здесь стоит крепко задуматься не только такому психу чистых рук, как я, но и прочим «нормальным» людям. Когда помощник генерального – двадцатипятилетняя длинноногая красавица (красавица – это чистая правда) Юлия юзала свой айфон, а потом тащила эти руки в рот, меня в тот момент как будто током било, как будто через мой мозг пропускали электрический ток. Шарики за ролики заходили. Мне хотелось закричать: «Юленька, что ты делаешь!? Ведь ты прекрасна! Тебе – двадцать пять. На тебя оглядываются мужчины. И слюни текут по их подбородкам. Зачем ты тащишь в рот руки после грязного айфона?»

Кстати, потом люди удивляются: откуда у них изо рта запах. Из жопы, от смартфона, блядь. В их кишечниках и печёнках срут паразиты: хитрожопые лямблии, злобные описторхи и прочие очумевшие от пироженок глисты.

Я ненавижу людей, которые едят грязные яблоки. Я ненавижу то, что исходит из меня. Я ненавижу эти личинки, калтушки и котяки, которые проваливаются по утрам в белую пропасть унитаза. После которых я, как мусульманин, мою жопу на три раза. Тру, тру, тру, блядь, как больной. Я ненавижу это временное тело, за которым я ухаживаю, которое стараюсь содержать в чистоте, которое брею, мажу питательным кремом, которое постоянно просит жрать и пить.

На днях в Тверской области умер мой старый друг. Андрюха. Позвонил Виктор Эдуардович (другой мой друг) и сообщил эту новость, которую я поначалу воспринял как страшную… Я чуть-чуть запил. Потом позвонила Татьяна из Томска, спросила:
– Ты знаешь?
– Знаю.
– Я уже второй день умираю… Как-то так, – добавила она.
– Что там? Чем-то нужно помогать? Или чо?
– Я не знаю. Я знаю только то, что он больше не приедет ко мне, не сядет на полу и не начнет петь мне песни под гитару. Больше я ничего не знаю…

После разговора с Таней я выпил еще поллитру водки и меня осенило. Я окончательно осознал, что смерть – это выход, и что Андрюха теперь счастлив. Андрюха избавился от своего тела, которое выделяло пот, мочу, откладывало личинки, котяки, калтушки, лепёшки. Тело, из которого лезли волосы, ногти, потребности… Ведь пело не его тело, пела его душа. «Километры дорог, километры…» Да. Как-то так. Во время разговора с Таней рядом со мной на кровати лежала обнаженная негритянка. Она называла себя «Принцессой». Она по-русски знала три-пять слов, например, «хуй», «водка» и так далее. Меня данный словарный запас устраивал полностью. Она была самым благодарным слушателем. Она никогда не перебивала и ни хуя не понимала. Я мог ей читать стихи, говорить всякую хрень. Она просто лежала и моргала большими черными глазами. Я часто встречаюсь со своей «Принцессой», которую прошу называть меня «Принцем». Белый принц и черная принцесса лежали на кровати. Я пил водку. Она юзала свой грязный айфон, общалась с подругами из Нигерии. Выпив водки, я решил сделать ей куннилингус. Отлизывая, я думал: «Черная кожа, красные губы, не так как у российских снежинок»

Утром я сдал традиционные ежегодные образцы крови на ВИЧ ½ (Антиген+Антитела). Вечером на электронную почту пришел результат. Отрицательный.

30.09.2018 (с) Сергей Решетников

  • 30.09.2018
Возврат к списку