• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Любовь издалека

Любовь издалека

Любовь издалека

Чего только не придет в голову, когда увидишь перед собой красивую девушку. Идет она, идет, жопкой виляет… Ножки стройненькие, титички аккуратненькие… торчат. Живой бриллиант в короне Арбата. Ну-у… Явно сверленный. Тысячу раз. А каблучки по брусчатке «цок-цок»! «Цок-цок!»! Приятно созерцать. Взирать. Разговор, сука, слышать неприятно. Ибо тупая, блядь… Тупая, мама не горюй… И глаза всё поглощающие, всё презирающие, выискивающие… Зырк-зырк. Понятно что выискивающие. Не тебя… нахуй… Ей сняться роскошь и издыхающий олигарх… А ты идешь такой… в белых одеждах идешь… хороший такой… еще не старый… И хуй у тебя стоит не по-детски. И денег пока хватает. И всё ты пока можешь, несмотря на созревающую лысину. Я, су-ука, не умею знакомиться на улицах. Не люблю этого делать. Я не понимаю как это делается. Поэтому я просто смотрю, думаю, а потом дома дрочу. Потом. Стоит отметить, что дрочить - это дешевле, приятнее и проще, чем держать у себя женщину. Никто не клюет твою печень, не ебет тебе мозг.

Далее иду Никитским бульваром. Выхожу на благоустроенный Тверской бульвар. Там три пешеходные дорожки. По краям асфальтовые, в середине широкая, посыпанная мелкой крошкой. Люди гуляют по бульвару, в большинстве своем идут крайними асфальтовыми тротуарами. Вдруг я обнаружил. Когда идешь по левой крайней дорожке, кажется, что все красивые девушки идут навстречу по крайней правой дорожке. Один раз я таким образом прошелся, созерцая, второй раз. Ну да. Есть, сука, некая закономерность. Красивые девушки гуляют напротив через широкую дорожку с мраморной крошкой. Ну что ж… Я перешел на правую сторону, стал гулять там. И вдруг обнаружил, что все красивые девчонки, сука, перебежали напротив, опять гуляют на противоположной стороне. И-биться-сердце-перестало! Как так!? Когда они все успели перебежать на противоположную сторону бульвара!? Этого я понять не мог. Я, не долго думая, вновь поспешил на противоположную сторону, мимо играющих в петанк. В этот момент в меня чуть не попали металлическим шаром…

- Эй! Чё ты тут ходишь!? - закричал мужик в бейсболке.

Я махнул рукой и не ответил. Мне было важно поймать, увидеть вблизи красивую девушку, гуляющую по другой стороне Тверского бульвара…

Вот она идет. В ста метрах от меня. Движется прямо на меня. Красиво идет. Эффектно. Я узнал ее. Я понял, что это она гуляла минуту назад справа, а сейчас оказалась слева. И здесь же я. Ха-ха. Я узнал Тебя. Ёксель-моксель. По походке, по цвету волос… Наконец-то… Наконец-то я вышел на правильную дорожку. И красивые девушки теперь идут прямо на меня. Как и положено, сука. Иду. Слегка подтянул, поправил свои белые штаны. Сегодня в Москве можно рассекать в белых одёжах. Город стал чище. Ну да ладно… ХЗ. Расстояние до девушки сокращалось. Она идет. Я приближаюсь. Еще секунда. Другая. Третья. Вот-вот. Ну же… ну… Э-э-э… Гм. Ёбт. Да уж. Прошел мимо. Не то чё-то. Не то. Странно как-то. Огляделся. Опять все красивые девушки шли по той стороне.

И тут до меня дошло. Когда ты идешь по левой стороне Тверского бульвара, а она по правой, и ты смотришь на нее издалека, то выглядит она лучше… Издалека. Любовь издалека… не слыша говора и слов… не слыша глупостей и интонаций… Не нюхая… В онанизме растворяться проще и литературней… Здесь ты волен представить себе какую угодно девушку, с каким угодно запахом и цветом волос… Петрарке нахуй не нужна Лаура, которая готовит омлет… Ему нужна мечта. Играй в пинг-понг, блядь, Петрарка.

Нужно отметить, что литература критического реализма - это онанизм одиночества. Если ты живешь с женщиной и боишься этого, то ты пишешь фантастику или фантасмагорию.

2 июля 2016 года. Сергей Решетников

Примечание от авторов сайта: читать по тут сложно. Около 20% всех произведений автора. Но мы напряжемся и рано или поздно выставим всё.

  • 28.09.2016
Возврат к списку