• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Пьеса Карлик нос Сергея Решетникова

Карлик нос

Карлик нос

Мюзикл «КАРЛИК НОС» по одноименной сказке Вильгельма Гауфа.

В восемнадцати картинах.  

Действующие лица:

1. Якоб, Калик Нос.

2. Крейтервейс, злая колдунья, «старуха».

3. Ханна, мать Якоба, продавец на рынке.

4. Фридрих, отец Якоба, сапожник.

5. Парикмахер, дядя Ганс.

6. Герцог Мутеберский.

7. Начальник кухни.

8. Мими, дочь Веттербока, «гусыня».

9. Князь Залихватский.

10.  Свин, помощник колдуньи.

11.  Слуга герцога.   

12.  Поварята.

13.  Охранники.

14.  Свинки.

15.  Пьяницы.

16.  Торговки.

17.  Прохожие.  

 

1-я картина. Кухня. (Крейтервейс, Свин, свинки).

Свет оживает.

Кухня. Холодные стены. Мистика.

Свинки шепчутся друг с другом.

               - Она съела своего повара!

               - Боже мой! Как?!

               - Целиком.

               - Целиком?!

               - Целиком.

В кухне появляется толстая Крейтервейс. Она догладывает кость, бросает ее в кувшин.

Крейтервейс обращается к залу. У неё злые глаза и грубый голос.

КРЕЙТЕРВЕЙС: (в зал) …Моё питание сбалансировано. Мне нужны белки – раз, жиры - два и углеводы - три. (как дирижер командует) Раз, два, три, четыре.

Звучит музыка. Начинается танец. Крейтервейс поёт. Свинки танцуют.

КРЕЙТЕРВЕЙС:   Завтрак. Ланч. Обед. Ужин.

               Второй ужин. Третий ужин.

(смотрит на себя в зеркало)

               Я худею.

                         Пояс туже.

СВИНКИ: (хором) Ужас! Ужас! Какой ужас!

КРЕЙТЕРВЕЙС:(танцует)

Завтрак. Ланч. Обед. Ужин.

               Второй ужин. Третий ужин.

               Я худею.

                         Выгляжу хуже. Хуже! Ху-уже-е!

СВИНКИ:        У-ужа-ас!

КРЕЙТЕРВЕЙС:   Завтрак. Ланч. Обед. Ужин.

               Второй ужин. Третий ужин.

               Повар мне очень нужен. Ну-уже-ен.

СВИНКИ:        Повар ей ужасно нужен.

               Она худеет. Это ужас! У-ужа-ас!

               Повар нужен.

               Нужен повар.

               Повар нужен.

               Нужен повар.

(музыка затихает)

СВИНКИ: (шепчутся друг с другом) - Какой ужас! - Просто ужас! - Пояс туже! - Выглядит хуже! - Повар ей ужасно нужен! Ужас! - Она съела своего повара. - Целиком? - Да, целиком. – Представляешь, целиком! Ужас!   

КРЕЙТЕРВЕЙС: (речитативом)   

Завтрак. Ланч. Обед. Ужин.

               Второй ужин. Третий ужин.

               (говорит)

               Мне нужен повар.

(смотрит на себя в зеркало. Музыка заканчивается.)

КРЕЙТЕРВЕЙС: (икает) Ужас. У меня икота. У меня изжога. 

(ПРИМЕЧАНИЕ – СВИН НЕ ВЫГОВАРИВАЕТ «Ш», свистит, у него, так называемый, сигматизм)

СВИН: ПовариСка был старый, ЗылиСтый.

КРЕЙТЕВЕЙС: (ковыряя в зубах) И не вкусный, как всё, что он готовил мне в последний год. Фу-у, противно вспоминать!

СВИН: (смотрит на часы) ПроСло двенаСать лет, как мы не видели света. Ваша Тёмность, пора Суровать в люди.

КРЕЙТЕРВЕЙС: (с недовольной гримасой) В люди. Фу! У меня болит живот.

СВИН: НиСего не поделаеС. Доктора вы съели еСе в проСлом годе.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Тот, кстати, был помоложе.(становится капризной, словно маленькая девочка) Ужасно хочу свежих голов.  

СВИН: (шепчет ей на ухо) Будут. Я знаю место, где работает очень талантливый, пер-рс-спективный мальчик. Будет хороСим повариСкой. (берет кость в руку, вздыхает)

КРЕЙТЕРВЕЙС: Откуда знаешь?

СВИН: (хлопает рукой себя по заду) СердСем Цую.

 

2-я картина. Рынок/дом Фридриха. (Фридрих, Якоб, Хана, торговцы, покупатели, Крейтервейс, Свин)

Фридрих сидит в доме, кладет заплатки на башмаки и прибивает.

Ханна продает на рынке овощи. Якоб помогает матери.

ЯКОБ: (зазывает покупателей) Подходите-подходите! Покупайте овощи! Почти даром!

ПОКУПАТЕЛЬ: (подходит к лавке) Сколько – капуста?

ХАННА: Пять монет.

ПОКУПАТЕЛЬ: Дорого.

ХАННА: Ну, давайте уступлю – за четыре.

ПОКУПАТЕЛЬ: Давай за две.

ЯКОБ: (вступает) Да вы что!? За две! Покупатель уходит.

ЯКОБ: (вдогонку) У нас лучшие овощи на всём рынке!

(звучит музыка, начинает петь)

          Сюда, кухарки, повара!.. Для вас продукты.

(дает прохожему кусочек репы, прохожий жует, кивает головой, улыбается, ему нравится)  У нас картофель самый лучший, репа, брюква.

          У нас коренья, огурцы, любые фрукты.

          А на десерт крыжовник, груша, клюква.

          (припев)

          У нас самые свежие овощи!

          Всего пять минут как с грядки!

(к матери подходят покупатели, покупают овощи. Мать довольна, как сын завлекает покупателей)

ХАННА:    Всё продадим с твоей помощью!

ЯКОБ:     (Ханне)   Ну как, мам?

 

ХАННА: (улыбается)       Всё в порядке.  

ЯКОБ: (поет)  

          Выбор у нас классный!

Зеленый огурчик дышит.

          От счастья редис красный.

(папе, в дом)

          Скажи, пап?

ФРИДРИХ: (не расслышав) (ПРИМЕЧАНИЕ – ФРИДРИХ ГЛУХОВАТ)

                         Что? Не слышу.

(Якоб машет на отца рукой, мол, «ладно». Продолжает танцевать.)

 

ЯКОБ: (покупателю) Проходите! Свежая спаржа! Зеленые огурчики! Красные помидорчики! Нежнейший салат! Такой крепкий перец! Такой ароматный лук! Всё только что с грядки!

 

Покупатель берет огурцы, подает их Якобу.

ПОКУПАТЕЛЬ: Свешайте четыре фунта.

Якоб взвешивает огурцы.

Ханна любуется, как торгует её сын. Потом обращается к Фридриху.

ХАННА: (Фридриху, громко) Фридрих, у нас очень хороший сын. Что бы мы без него делали!

ФРИДРИХ: (прислоняет ладонь к уху) А? Говори громче.  

ХАННА: (громче, почти кричит) Чтобы мы без сына нашего делали, говорю.  

ФРИДРИХ: (соглашается, машет рукой) Да, погода никудышная. Пасмурно. Того и гляди дождь ливанет. (продолжает чинить сапоги) Ты знаешь, Ханна, что я давно тебе хотел сказать. У нас с тобой сын очень хороший. Заботливый, добрый, работящий. Как ты считаешь?

Ханна машет на Фридриха рукой.      

К прилавку подбегает Свин, нюхает носом овощи-фрукты, хитро улыбается. Якоб видит ехидную улыбку Свина, отодвигает от него фрукты.

ЯКОБ: Вам чего?

СВИН: (с хитрой улыбкой) НиСего-ниСего. Всё хороСо! (хватает грязную редиску с прилавка, запихивает в рот) РедиСочку попробую. МоЗет куплю.

ЯКОБ: (с упреком) Грязная ведь.

СВИН: Так ведь С гряЗю самый смак, оСобый иЗыСканный привкуС!   

К лавке подходит согнутая «Старуха» с клюкой, Крейтервейс. Она берет в руки помидор, давит его.

«СТАРУХА»: (Якобу) Ай да продавец! Ай да молодец! Каков стервец! Я услышала твой звонкий голосок за десять рядов отсюда.

ЯКОБ: Вам фруктов, бабушка?

«СТАРУХА»: (зло смотрит на него) Какая я тебе бабушка?! (садится на прилавок, Ханна – оценка)

ХАННА: (вытаскивает из-под «Старухи» помидоры) Женщина, вы раздавили наши помидоры.

«СТАРУХА»: Фу! Помидоры-помидоры! Разве это помидоры?! Дрянь помидоры!

«Старуха» гладит костлявой рукой Якоба по голове. Якоб убирает голову, уходит в угол, косится на «старуху».

ХАННА: Чем вам не нравятся эти помидоры? Это лучшие помидоры на рынке.

«Старуха» шарит длинными коричневыми пальцами в корзине с пучками зелени. Берет пучок, подносит к носу и обнюхивает со всех сторон, за ним – другой, третий.

«СТАРУХА»: Может зелень тоже лучшая?

Ханна смотрит на неё.

Ханна: Да что за бесцеремонность?!

Звучит музыка. «Старуха» начинает танец и песню.

«СТАРУХА»: (танцуя, как стриптизерша, вокруг своей клюки)

               Покупатель всегда прав!

               Покупатель всегда прав!

               Что у вас есть из приправ?

(берет перец, рассыпает его. Недовольный Якоб смотрит на это.)

               Плохие приправы,

ужасные травы!

Покупатель всегда прав!  

 («Старуха» продолжает танцевать, трогать  товар руками, мять его, жонглировать помидорами, бросать на пол.)

               Плохой товар! (бросает) Плохой товар!

(тычет пальцем)     Перец испорчен! Арбуз стар!  

               Репа гнилая! Картошка цветет! Чудесно!    

(показывает помидоры Свину)

               Плохой товар! Ты видишь, Свин?

СВИН:                                    КонеСно.

«СТАРУХА»: (речитативом – как рэп)     

Плохой товар! Редиска, точно тряпка.

И переспелые бананы будто мыло!

(другие покупатели из-за соседнего прилавка, напевают друг другу полушепотом)

ПОКУПАТЕЛИ:    Уже пошла в присядку! Ай-да, бабка!

С ума сошла и про клюку забыла.

«СТАРУХА»:          Плохой товар! Я точно говорю. 

(показывает Свину)

               Товар плохой. Ты смотришь, Свин?

СВИН:                                        Морю.

«СТАРУХА»:     Плохой товар! Гнилые помидоры, кстати.

               И огурцы – гнилье. Ты видишь, Свин?

К прилавку подходит Якоб, забирает у «Старухи» помидоры.

ЯКОБ: (допевает)                             Ну, хватит!

  (музыка резко заканчивается)

ЯКОБ: Вы бессовестная старуха!

«СТАРУХА»: (подмигивает) Ты меня оскорбил уже во второй раз!

ЯКОБ: А почему Вы оскорбляете нас? Почему ругаете наш товар? Наша лавка известна на всю округу. Сам герцогский повар овощи и фрукты у нас покупает.

«СТАРУХА»: (издевательски) Сам герцогский повар?!

ЯКОБ: Я голову даю на отсеченье!

«СТАРУХА»: О-о! Голову!  

ЯКОБ: Вот вам и «О-о-о»! Перемяли корешки корявыми пальцами, перенюхали зелень своим длинным носом, так что теперь её никто не купит. И еще ругаетесь, мол, плохой товар!

«СТАРУХА»: О-о! Тебе нравится мой нос? Мой прекрасный длинный нос? Хорошо. И у тебя такой же будет до самого подбородка. Ха-ха-ха!

Свин: Ха-ха! ДлиннюСий ноС!  

«Старуха» подходит к другой корзине с капустой, вынимает из неё несколько белых кочанов, сдавливает их, отчего они трещат. Потом обратно бросает кочаны в корзину.

«СТАРУХА»: Плохой товар! Старая капуста! (Свину) Согласен, Свин?

СВИН: КатегориСеСки согласен.   

ЯКОБ: («Старухе») Да не трясите так сильно головой. А то шея обломится, и голова упадет в корзину. Кто у нас тогда что купит?

«СТАРУХА»: О-о! Тебе нравится моя шея? У тебя шеи вовсе не будет. Голова будет торчать прямо из плеч – по крайней мере, не свалится с твоего уродливого тела. (смеется) Голову – говорит – даю на отсеченье! Ха-ха!

СВИН: Ха-ха! МальСик без Сеи будет! СтраСненький! УродеС такой! СмеСно. (берет редиску, хочет её съесть)   

ХАННА: (забирает редиску у Свина) Ну всё хватит! Если вы хотите что-нибудь купить, то покупайте скорей. Иначе уходите прочь. Вы у меня всех покупателей распугали.

«СТАРУХА»: Ладно, так и быть. Пусть будет по-твоему. Я возьму у тебя эти шесть кочанов капусты. Но у меня в руках костыль, и я не могу сама ничего нести. Пусть твой сын донесет мне покупку до дома. Я его хорошо награжу за это.

ЯКОБ: (отрицательно машет головой, потом указывает на Свина) Еще чего? Не пойду я с Вами. Вон - у вас есть помощник!

СВИН: (машет руками) Я?! Да вы Сто? Это уЗе ни в какие ворота… Я проСто праЗдно СатаюСийСя.

ЯКОБ: Да? А я думал вы вместе… (понурив голову)

СВИН: НиСего себе ЗаявоСьки! Во дает!

ХАННА: (гладит Якоба по голове) Якоб, помоги пожилой женщине донести кочаны до её дома.

ЯКОБ: Ну что ж, ладно. Хоть мне это и неприятно, придется помочь.

ХАННА: Вот и молодец, сынок! («Старухе») Далеко ли вы живете, мадам?

«СТАРУХА»: Далеко ли я живу? Хе-хе. Не беспокойтесь, ваш сын не успеет устать.    

«Старуха» хитро улыбается.

СВИН: Да Сто тут неСти! Всего НеСколько улоСек, пароСька закоулоСьков, вверх, вниС, кругом и на меСте! Было бы о Сем говорить!

Якоб глубоко вздыхает, берет корзину с капустой и идет следом за старухой.

ХАННА: (вдогонку Якобу - полушепотом, оглядываясь на Фридриха) Якоб, будь умницей! А я тебе сладостей у кондитера куплю. Полакомимся вечерком.

ЯКОБ: Папа же не разрешает покупать сладости.

ХАННА: (смотрит на Фридриха) А мы ему не расскажем.

Якоб, старуха и Свин уходят.

ФРИДРИХ: (между делом, латая сапоги) Ханна, ты знаешь, конфеты очень вредны для здоровья.

ХАННА: (руки в боки) Фридрих, мне иногда кажется, что ты совсем не глухой. Почему ты слышишь только то, что тебе хочется слышать?

ФРИДРИХ: (прислонив ладонь к уху) А? Что ты говоришь?

Хана машет на Фридриха рукой и занимается подошедшими покупателями.    

 

3-я картина. Дорога/замок - кухня. («Старуха» - Крейтервейс, Якоб, Свин, свинки)

«Старуха», Якоб, Свин идут по дороге. Пластический этюд, за время которого «Старуха» постепенно превращается в Крейтервейс.

По дороге у Якоба кружится голова. Вдруг они оказываются в замке Крейтервейс. Потолки и стены мраморные, кресла, стулья и столы из черного дерева, украшенного золотом и драгоценными камнями. И кругом плиты, золотые кастрюли, поварешки. Пол стеклянный и гладкий.

Якоб несколько раз поскальзывается и падает. Свинки и Свин громко смеются.

 

Крейтервейс прикладывает к губам маленький серебряный свисток и раскатисто свистит. Свин и свинки перестают смеяться, становятся по стойке смирно - в ряд. Крейтервейс обходит ряды своих слуг, зло на них смотрит.

КРЕЙТЕРВЕЙС: (слугам) Кто на свете самый злющий?

СЛУГИ: (хором по-армейски) Колдунья Крейтервейс!

КРЕЙТЕРВЕЙС: (посматривает на Якоба) Кто на свете самый несчастный?

СЛУГИ: (хором по-армейски) Колдунья Крейтервейс!

КРЕЙТЕРВЕЙС: Кто на свете самый голодный? (слуги набирают воздуха, готовы выпалить слова) Стоп! Молчать! (садится на ступеньки) По-моему, всё уже ясно. Я. Злая. Колдунья. Крейтервейс. Роковая женщина - 75-го года рождения до вашей эры. (Якобу) Знаешь, как тяжело быть злой колдуньей? Такая это непосильная ноша, надо признаться.

ЯКОБ: А зачем быть злой? Будьте доброй.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Скучно. Доброй быть скучно. (делает акцент пальцем на Якоба, и обращается к слугам) А потом, знаешь как трудно быть доброй, когда ты постоянно голодна, а тебя кормят всякой гадостью? Ужас как есть хочется! Ты, наверное, тоже проголодался?

ЯКОБ: Честно говоря да, проголодался.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Эй вы, приготовьте-ка ингредиенты для моего любимого супа под названием «Обалдеешь!» (Бросает Свину ключи от шкафов)

ЯКОБ: (не расслышал) Как?

КРЕЙТЕРВЕЙС: «Обалдеешь»

ЯКОБ: Обалдеешь?

КРЕЙТЕРВЕЙС: Ты не ослышался, мой маленький горбун.

ЯКОБ: Я не горбун.  

Свинки и Свин бегут к шкафам, открывают дверки. Там продукты, банки, склянки. Они всё собирают, несут к плите.

ЯКОБ: (Крейтервейс) Я не хочу есть!

Старуха подходит к Якобу, подводит его к креслу, гладит по голове.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Ну ладно, ладно. Сразу обижаться. Обидчивый какой. И потом, в моем… (обводит руками замок) …доме нет такого слова «НЕ ХОЧУ». Мой суп самый вкусный в мире. Ты о нем до СМЕРТИ помнить будешь. Я тебе подарю этот рецепт. Почти даром. Хочешь? (Якоб пожимает плечами) Присаживайся! (толкает в кресло) Сидеть! Ты, наверно, устал с дороги. Ведь человеческие головы нелегкая ноша.

Якоб пугается последних слов. Начинается музыка. Старуха начинает танец. К ней присоединяются Свинки и Свин.

ЯКОБ: (поет)        Что вы говорите?!

Крейтервейс начинает плести паутину из блестящих нитей, которые бросает в котел.

СВИНКИ: (тревожно поют, полушепотом)

                    Колдунья плетет колдовские нити…

                    Колдунья плетет колдовские нити…

КРЕЙТЕВЕЙС:         Го-оло-овы.

ЯКОБ:                    Что вы говорите?

Якоба окружают Свинки. Старуха колдует на кухне, возле плиты. Свинки несут сковородки, яйца, масло, коренья, муку.

КРЕЙТЕРВЕЙС: (поет) Ну-ка, Свиньи, - масла, муки, травки.

          (Якобу)   Головы-головы! Из твоей, мальчик, лавки.   

ЯКОБ: (поет)        Какие головы?! Что вы говорите!?

СВИНКИ: (тревожно поют, полушепотом)

                    Колдунья плетет колдовские нити…

                    Колдунья плетет колдовские нити…

Сковорода шипит на плите.

ЯКОБ: (поет)        Какие головы?! Что вы говорите!?

СВИН: (подбегает к Якобу, одергивает его, поет)

                    ЗнаеС, мальчик, ты оСень упрямый!

                    Не надо обиЗать нашу маму!

ЯКОБ:                    Какие головы?! Что вы болтаете!?

Свин высыпает перед ногами Якоба из корзинки головы. Якоб в ужасе хватается за свою голову.

ЯКОБ:                    Мне… пора домой… вы знаете…

СВИН:               Ты оСень упрямый!

                    Не обиЗай нашу маму!

Музыка заканчивается.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Ай да, запах! Чудо!

На сковородах всё шипит и дымится. Якоб хочет убежать из замка, но не может подняться из кресла. Крейтервейс улыбается, продолжает готовить.

СВИН:     Боже мой, какая вонь!

Свинки убегают в сторонку, шепчутся, зажимая носы.

     - Ужас какой!

     - Ей действительно нужен повар!

     - Быстрей бы уже нашелся повар!

Якоб пытается вырваться из кресла.

СВИН: (Якобу – грозно) Сидеть, ПарСывец! (смотрит на Крейтервейс, заискивающе улыбаясь, защемляет прищепкой свой нос) ОСень вкусно воняет! Аппетитно так!

Свинки зажигают на маленькой жаровне курение. По всей кухне плывут облака голубоватого дыма.

Крейтервейс черпает ложкой варево и несёт к Якобу. Якоб не открывает рот, зажмуривается, корчится.

СВИН: (подходит к Якобу, насильно открывает ему рот) Зри! (Крейтервейс вставляет ложку в рот. Ложка во рту остается) Зри!

КРЕЙТЕРВЕЙС: Кушай, мальчик. Мой маленький носастенький горбунчик! Мой большой Нос! Мой Карлик Нос!

Якоб – оценка.  

ВЗРЫВ – ГРОМ – МОЛНИЯ. !!!!!!!!!!

Свинки поют.

     - Завтрак, ланч, обед, ужин,

       Второй ужин, третий ужин.

       Нам повар очень нужен. Ну-ужен! Ужа-ас!

Синий дым всё гуще и гуще. Дым всё плотнее окутывает Якоба. Ложка торчит у него во рту.

ЯКОБ: (сам себе) Пора возвращаться домой.

КРЕЙТЕРВЕЙС: (хохочет) Домой! Теперь ты не скоро попадешь домой! Ты никогда больше не попадешь домой. И хватит об этом. Давай-ка лучше делом займемся. Ну-ка давай к плите.

Молния! Гром! Неведомая сила тянет Якоба к плите. Руки-ноги не слушаются Якоба. Он берет в руки поварешку и начинает мешать варево.

ЯКОБ: (кричит) Я не хочу этого делать! (руки берут скороду, ставят на печь) Мои руки не слушаются меня!

Якоб продолжает готовить.

В дальнейшем Крейтервейс совершает колдовской пластический танец, колдовством направляя действия Якоба.

ЯКОБ: (плачет) Мои ноги не слушаются меня.

С Якобом начинаются таинственные превращения. Назовем это так – метаморфозы. Превращение в Карлика. Он сутулится. Его руки-пальцы становятся кривыми. Ноги короче. Брюки сваливаются с него.

Начинается музыка.  

Он подходит к вареву. Его рука берет ложку.

ЯКОБ: (рыдает) Мои руки не слушаются меня. (его рука подносит ко рту ложку с варевом) Я не хочу это есть! НЕ ХО-ОЧУ-У!

Рука запихивает ложку с варевом в рот Якобу. Он еще больше искривляется.

ЯКОБ: (поет)        Я вываливаюсь из брюк

                    Я голодный, будто волк!

Я не чувствую своих рук,

не чувствую своих ног…

Мои руки не дружат с моей головой,

Мои ноги не желают идти домой.

Мои руки не дружат с моей головой,

Мои ноги не желают идти домой.

Свинки танцуют вокруг него.

СВИНКИ: (поют)           Какая вонь! Какая вонь!

                         Растет горб, растет нос! 

Приходит Крейтервейс. Свинки затихают. Якоб  вынимает ложку изо рта.

КРЕЙТЕРВЕЙС: (поет) Видишь, печь, дрова, огонь?

                    Видишь, кастрюля, сковородка, поднос?

СВИНКИ: (тихо поют) Какой жар! Какая вонь!

                    Растет горб, растет нос!

У Якоба на глазах слёзы; Крейтервейс утирает их ему платочком.

КРЕЙТЕРВЕЙС:        Мне сказали по секрету, у тебя талант,

                    Поэтому здесь ты, а не кто-то другой.

Сделай мне первое, второе, салат.

                    Отвечаешь за еду своей головой.

                     

                    Без повара мне така-ая му-ука!

                    Если будет невкусно,

я отрублю тебе…, например, руку!

(как будто тянет канат)

                    Нос твой тяну, тяну но-ос!...

                         Нос твой тяну, тяну но-ос!..

Нос Якоба становится длинным. Свин с любопытством трогает его.

СВИН: (улыбается) ОтлиСный нос! Yes of course!

Крейтервейс танцует перед Якобом. Тот стоит растерянный.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Ух, утомилась. Пойду отдохну. А вы тут продолжайте. Мне нужен очень сытный ужин!

Крейтервейс исчезает в клубах дыма.

Свинки продолжают вокруг него танцевать, поют:

                    Видишь, печь, холодильник, огонь?

                    Вот - кастрюля, сковородка, поднос?

                    Какая вонь! Ужасная вонь!

                    Какой большой горб, какой большой нос!

Якоб начинает «колдовать» над плитой. Готовит. Сначала разбивает о пол яйцо. Свинки качают головами. Потом Якоб случайно режет себе палец.

Мало-помалу у Якоба начинает получаться. Он улыбается. Прыгает за печку. Выскакивает оттуда. У него горб - еще больше.

Блюда готовы.

Свинки несут всё наверх старухе.

Якоб и свинки в ожидании, какова будет реакция Крейтервейс. ВДРУГ - звонок большого граммофона. Сердце Якоба бьется. Он подходит к граммофону.

ЯКОБ: Алло!

КРЕЙТЕРВЕЙС: (в граммофоне) Гм. На «троечку».

ЯКОБ: (дрожа от страха) Так плохо?

КРЕЙТЕРВЕЙС: Удовлетворительно, мой маленький горбун.

ЯКОБ: (попытался распрямить свой горб) Почему Вы называете меня горбуном. У меня нет горба!

КРЕЙТЕРВЕЙС: Тебе не нравится? Тогда я буду называть тебя Карликом Носом. Хорошо?

ЯКОБ: Ну, я не знаю.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Я не буду отрезать тебе руку.

ЯКОБ: (улыбается) Пасибо.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Приготовь мне на третий ужин Морского дьявола.

ЯКОБ: (погрустнел) Понял.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Если будет вкусно, я дам тебе денег. Три монеты. (смеется) Хотя зачем тебе деньги, ведь тебе ничего не нужно. Тебе вообще больше ничего не будет нужно! Правда?

ЯКОБ: Да.

В граммофоне короткие гудки.

Якоб принимается за работу. Дым валит столбом. Он ныряет за печку, выныривает оттуда. И горб его еще больше, руки и нос еще длиннее.   

 

4-ая картина. Рынок. (Ханна, Фридрих, торговки, торговцы)

Вечер. Торговки собирают свои манатки – на авансцене. По рядам бегает взволнованная Ханна, с другой стороны рынка - Фридрих.

Ханна подбегает к торговке, хватает её за рукав.

ХАННА: Грета, ты не видела нашего Якоба?

ГРЕТА: (пожимает плечами) Нет, не видела. А что случилось?

ХАННА: Пропал!

Ханна убегает дальше. Грета подходит к другой торговке.

ГРЕТА: Эльза, ты не видела сына Ханны Якоба?

ЭЛЬЗА: А что случилось?

ГРЕТА: Пропал. Пошел помогать старушке и пропал!

ЭЛЬЗА: Ах, беда какая!

Ханна подбегает в другой торговке.

ХАННА: Вы не видели моего мальчика?

ТОРГОВКА: Нет, не видела.

К торговцу подбегает Фридрих.

ФРИДРИХ: Тут мальчик маленький не пробегал?

ТОРГОВЕЦ: Не пробегал.

ФРИДРИХ: (не расслышав) Пробегал?

ТОРГОВЕЦ: (нервничает) НЕ пробегал, говорю.

ФРИДРИХ: А куда он побежал?

ТОРГОВЕЦ: (кричит Фридриху в ухо) Не видел – говорю. Вы глухой?

ФРИДРИХ: Нет-нет, у меня не дочь, а сын. Он пропал!

Торговец – оценка.

Люди на рынке суетятся. Все ищут мальчика.

Начинается музыка.       

ХАННА/ФРИДРИХ/ТОРГОВКИ/ТОРГОВЦЫ: (поют)

          Пропал мальчик! Пропал мальчик!

          Помочь просим, помочь просим!

          Пропал мальчик! Пропал мальчик!

ТОРГОВЕЦ: Особые приметы?

ХАННА:                   Маленький носик…

ХАННА/ФРИДРИХ/ТОРГОВКИ/ТОРГОВЦЫ:

          Пропал мальчик! Мальчик пропал!

          Его на рынке все знали.

ТОРГОВЕЦ: Хороший мальчик.

ТОРГОВКА:                Хороший мальчик.

ХАННА:    А вдруг его разбойники украли?

ХАННА/ФРИДРИХ/ТОРГОВКИ/ТОРГОВЦЫ:

          Пропал мальчик! Пропал мальчик!

Помочь просим, помочь просим!

          Пропал мальчик! Пропал мальчик!

ТОРГОВЕЦ: Особые приметы?

ХАННА:                   Маленький носик…

Музыка заканчивается. К Ханне подходит один из торговцев.

ТОРГОВЕЦ: Как он выглядел?

ХАННА: (плачет) Обычный… Нет, не обычный! Очень хороший мальчик! Симпатичный. Высокий. Стройный. Так ладно сложен.

ФРИДРИХ: Работящий такой, послушный!

ХАННА: (машет рукой на Фридриха) Милое личико… Носик маленький.  

ТОРГОВЕЦ: Ну что ж. Будем искать. Приметы не ахти какие. Высокий, стройный мальчик, маленький носик… Будем искать.

Торговцы расходятся в разные стороны искать Якоба.    

 

5-ая картина. Кухня. (Якоб, Свин, свинки)

Якоб во всей «красе» - горб, нос, руки…

Свинки срывают по очереди листы календаря, знак того, что проходит время.

Якоб всё проворнее и проворнее справляется с поварским делом. Прыгает за печку, выбирается оттуда уже взрослым, страшным и горбатым. В кухню приходит Свин, всю обнюхивает.

Звучит музыка.

ЯКОБ: (поет)  Я съел вчера старухин суп,

               И стал умен…

СВИН: (поет, зрителям, в сторону)  ТоСнее, глуп.

ЯКОБ:          Я стану лучшим кулинаром

               И заработаю три миллиона…

СВИН: (в сторону)

               У нас работает, дурак, задаром.

               И варит каСи, кисели, бульоны.

ЯКОБ: (поет)   Я съел вчера старухин суп,

               И стал умен…

СВИН:                         ТоСнее, глуп.

УЗе минуло воСемь лет

               А он Зивет вчерашним днём.

               Одним словом – пень пнё-ём!

(потирает пузо)    

Музыка заканчивается.

СВИН: (зрителю, показывает на Якоба, крутит пальцем у виска) Пенёк полный! (Якобу) НуЗно к веСеру сварганить куриСу-криль.

ЯКОБ: Хорошо.

СВИН: Сто – хороСо?

ЯКОБ: Сварганю. То есть, сделаю.

СВИН: (трогает его по руке) РуСьки тебя слуСаются?

ЯКОБ: Да. Вернее нет.

СВИН: Это хороСо.

Свин идет, перед дверью у него с ремня падают ключи. Якоб молчит. Свин уходит.

ЯКОБ: (обращается к рукам) Руки мои, возьмете ли вы эти ключи?

Руки отказываются, забираются в карманы.

Якоб поднимает ключи губами.

ЯКОБ: (обращается к ногам) Ноги мои, дойдете ли вы до сейфа?

Ноги направляются в другую сторону.

Тогда Якоб ложится на пол и перекатывается к сейфу. Губами вставляет ключ в сейф, открывает его. Там стоят какие-то маленькие корзиночки. Якоб открывает одну из них и видит диковинные травы, достает их, принюхивается, чихает несколько раз. Поднимается пыль.

Якоб приходит в себя, трогает свои руки-ноги.  

ЯКОБ: Где я? Почему я здесь? Мне же надо идти домой! Меня же ждет мама. Пойдете ли вы домой, ноги?

Якоб пытается идти, идет. Ноги слушаются его.

ЯКОБ: (обращается к рукам) Руки, будете ли вы делать то, что я хочу?

Руки слушаются его.

ЯКОБ: Наконец-то, мои руки-ноги слушаются меня. Ну и сон мне приснился! Будто наяву! То-то матушка посмеется, когда я всё это расскажу! И попадет же мне от неё за то, что я заснул в чужом доме, вместо того, чтобы скорее вернуться к ней на рынок!

Якоб выбирается из замка, идет.             

 

6-ая картина. Дорога/дом Фридриха. (Якоб, Фридрих, Ханна, прохожие, торговки)

Якоб идет по улице. Навстречу ему прохожие. Прохожие показывают на Якоба пальцем.

     - Посмотрите, безобразный карлик!

     - Ха-ха-ха!

     - Откуда он только взялся?

     - Ну и длинный же у него нос!

     - А голова – без шеи!

     - А руки-то, руки!.. Как у обезьяны! До самых пяток!

Якоб не понимает, что говорят про него, подходит к одному из прохожих.

ЯКОБ: А где карлик?

Прохожий в страхе сторонится от него.

Якоб доходит до рынка, к лавке матери. Ханна сидит грустная. Голова седая. К прилавку подходит покупатель.

ХАННА: (покупателю) Покупайте помидоры! Редис! Огурцы!

ПОКУПАТЕЛЬ: Редиска свежая?

ХАННА: (с сомнением) Ну… да…

ПОКУПАТЕЛЬ: (берет в руки редис) Редиска дряблая! Старая. Такая же, как и продавец.

Покупатель уходит. Грустная Ханна садится на скамейку.   

Якоб стоит, не решаясь подойти к ней, потом собирается с духом, подходит сзади, кладет руку на плечо.

ЯКОБ: Мама, что с тобой?

Хана оборачивается на Якоба. Кричит от ужаса.

ХАННА: А-а-а!!!

ЯКОБ: Мама!?

ХАННА: Что за урод?!

ЯКОБ: Мама, ты что?

Начинается музыка.

ХАННА: (поет)  Наглый карлик! Что за шутки!?

               Страшный карлик! Карлик жуткий!

Что за шутки?! Какая пакость!

Грязный карлик?! Грязный карлик!?

ЯКОБ: (поет)   Мама, я твой сын, Якоб.

               Ты нездорова?

(Ханна плачет) Не надо плакать!

ХАННА:         Что за шутки?! Какая пакость!

ЯКОБ:          Мама, я твой сын, Якоб!

Не надо плакать! Не надо плакать!

Музыка затихает. Ханна  встает, утирает слёзы.

ХАННА: (руками машет на Якоба) Говорю тебе, уходи своей дорогой! От меня ты ничего не получишь за твои шутки, противный урод! Попрошайка!

ЯКОБ: Мамочка, посмотри на меня хорошенько. Я ведь твой сын, Якоб!

ХАННА: Нет, это уже слишком! (соседкам-торговкам) Посмотрите на этого ужасного карлика! Он отпугивает всех покупателей, да еще смеется над моим горем! Говорит, я твой сын – Якоб, негодяй!   

Торговки, соседки Ханны, выходят из-за своих прилавков.

     - Как ты смеешь шутить над ее горем!

- Её сына украли восемь лет назад!

     - А какой мальчик был – прямо картинка!

     - Убирайся сейчас же, не то мы тебе глаза выцарапаем!

Со слезами на глазах Якоб уходит от прилавка, подходит к дому, где отец латает сапоги.

ЯКОБ: Папа!

ФРИДРИХ: Что такое? Что такое? Я плохо слышу.(поднимает глаза на Якоба) И вижу плохо.

ЯКОБ: Добрый вечер, хозяин! Как поживаете?

ФРИДРИХ: Плохо. Работа совсем не ладится. Мне уже много лет, а я один. Чтобы нанять подмастерья, денег не хватает.

ЯКОБ: А разве у вас нет сына, который мог бы вам помочь?

Музыка звучит.

ФРИДРИХ: (поет)          Дела идут у меня плохо.

Был у меня сын Якоб.

                    Восемь лет от него не слуху, не духу.

                    Без вести пропал, однако.

Был у меня сын Якоб.

                    Может быть, убит в драке.

                    Может быть, зарезан вором.

                    Может быть, замерз под забором.

Музыка заканчивается.

ЯКОБ: (с ужасом) Восемь лет?

ФРИДРИХ: Да, сударь мой, восемь лет. За это время мои глаза ослепли, мои уши едва слышат. Ты, наверно, хороший парень. Но я тебя едва вижу.

ЯКОБ: А как он пропал?

ФРИДРИХ: Одна старая женщина покупала у Ханы моей жены овощи. Мальчик пошел отнести ей покупки и пропал. Люди говорят, что это злая колдунья, которая приходит в город раз в десять, по-моему, лет. Зовут ее еще как-то странно.

ЯКОБ: Крейтервейс?

ФРИДРИХ: Да-да, Крейтервейс, кажется. Верно это она его и похитила. (встает, поправляет очки, вглядывается в Якоба) О-о! Может быть, вам что-нибудь приглянулось, сударь? Может быть пару туфель или хотя бы… (смеется)…футляр для носа? Какой у тебя большущий нос! Я наполовину слепой и то приметил. Ха-ха!  

ЯКОБ: А что с моим носом? Зачем мне для него футляр?

ФРИДРИХ: Ваша воля. Но будь у меня такой ужасный нос, я бы, осмелюсь сказать, прятал его в футляр. Хороший футляр из мягкой кожи. Взгляните, у меня как раз есть подходящий кусочек. Правда, на ваш нос понадобится немало кожи. Но как вам будет угодно, сударь мой. Ведь вы, верно, частенько задеваете носом за двери.

Якоб удивлен. Он трогает свой нос. Понимает, что он очень большой.

ЯКОБ: Хозяин, нет ли у вас зеркала? Мне обязательно нужно посмотреться в зеркало.

ФРИДРИХ: Сказать по правде, сударь, не такая уж у вас наружность, чтобы было чем гордиться. Незачем вам каждую минуту глядеться в зеркало. Бросьте эту привычку – уж вам-то она совсем не к лицу.

ЯКОБ: Дайте, дайте мне скорей зеркало!

ФРИДРИХ: Да ну вас! Нет у меня зеркала! У жены было одно малюсенькое, да не знаю, куда она его задевала. Если уж вам так не терпится полюбоваться на свой большой нос, вон напротив лавка цирюльника. У него есть зеркало раза в два больше вас.    

ЯКОБ: (плачет) Папа! Старуха превратила меня в урода! Папа, ты по голосу не узнаешь меня? Я твой сын – Якоб.

ФРИДРИХ: (становится серьезен, берет в руки ножницы) Я ничего не слышу! Уходи отсюда, карлик, по добру, по здорову.

Фридрих выталкивает Якоба на улицу, садится делать заплаты на сапоги.

ФРИДРИХ: (бурчит сам себе под нос) Надо же, такой урод! Папа… Какой я ему папа?! Сумасшедший карлик. Надо было хоть дать ему монетку. (вздыхает) Если бы у меня самого была хоть одна монетка.  

 

7-ая картина. Парикмахерская/улица. (Якоб, парикмахер)

Якоб забегает к парикмахеру. Парикмахер, видя Якоба, давится от смеха.

ПАРИКМАХЕР: Что это за чудо? Вот это прелесть!

ЯКОБ: Дядя Ганс, можно мне посмотреться в зеркало?

ПАРИКМАХЕР: В зеркало? Тебе? Один раз можно. Бесплатно. (двигает к Якобу зеркало) Какой восторг! Посмотри на себя, полюбуйся. (смеется) Ты – настоящий красавчик! Шея тоненькая, лебединая. Руки словно у принца. Ножки, как у танцора. Спинка пряменькая. Носик махонький,  курносенький. Лучше нет на свете. С такой красой только и надо, что день на пролет в зеркало глядеться.

Якоб смотрит на себя с ужасом, трогает свой нос.

ЯКОБ: Что это?! Что с моим лицом? Откуда взялся этот огромный нос? Что с моими руками? Разве это мои пальцы? Что с моими ногами? Что с моей спиной? Откуда этот огромный горб? Где моя шея?

ПАРИКМАХЕР: Прекрасное зрелище! Ты удивился, увидев, себя в зеркале? Я, признаться тоже такого раньше не видал.

ЯКОБ: Что случилось? Почему я так выгляжу?

ПАРИКМАХЕР: Прекрасно выглядишь!

ЯКОБ: Меня заколдовали! Изуродовали страшными чарами! (присаживается в бессилии у двери цирюльни)

ПАРИХМАХЕР: Отлично! Великолепно! Заколдовали – это замечательная легенда. Был мол красавец писанный и вот раз, заколдовали, превратили в пугало. Какая-нибудь злая колдунья, небось? 

ЯКОБ: Да, злая колдунья! (понимает бессмысленность оправданий) Впрочем, не важно…

Что же мне делать теперь? Как жить дальше?

ПАРИХМАХЕР: Ну, ну, не печалься.(присаживается рядом, брезгливо обнимает Якоба) Парень ты не злой по всему видать. А внешность… Ну, ты же не виноват, что таким уродился? Не виноват! Что ж поделаешь теперь. (парикмахера осеняет) Послушай лучше, что расскажет тебе умный человек, милый друг, - раньше у меня было полно посетителей. Но мой сосед – цирюльник Шаум раздобыл где-то огромного великана, который переманивает к нему посетителей. Хотя… стать великаном не так уж хитро, а вот таким обаятельным крошкой как ты – это другое дело. Поступай ко мне  на службу, малыш. И жилье, и пищу, и одежду всё будешь получать сполна. А работы-то всего – ничего – стоять у дверей цирюльни и зазывать народ. Я точно тебе говорю, мы оба останемся в выгоде: у меня будет больше посетителей, у тебя – стабильный доход и даже оплачиваемый отпуск. А? Поступай?     

Звучит музыка.

ПАРИКМАХЕР:    Поступай ко мне на службу, малыш!

               Мне в цирюльню народ зазывать,

Станешь лучшим зазывалой, глядишь.

Время даром здесь не будешь терять.

               Ты урод. И для людей – это шок.

Ты урод – и это твой капитал.

Оцени же свое счастье, дружок –

               Неужели ты об этом не знал?

               Просто ты не напрягаясь совсем

               Заработаешь себе без проблем.  

               Пусть орудует руками дурак.

                    Ты пойми. Я твой друг, а не враг.    

               Заработаешь, уедешь на юг

               Отдыхать и загорать, милый друг!

               Поступай ко мне! Включай же мозги!

               Чем подохнуть под забором от голода и тоски.          

Музыка и танец парикмахера заканчивается.

ЯКОБ: Нет. Простите, я очень занят и не могу взяться за такую работу.

Недовольный парикмахер принимает плакаты и пожимает плечами.

ПАРИКМАХЕР: Да чем ты можешь быть занят. Ты себя видел? А впрочем… Как хочешь. Мое дело предложить… Хотя, жалко.

ЯКОБ: Если честно, после того, что я увидел, мне жить не хочется…

ПАРИКМАХЕР: Да ты что! Ты сам не понимаешь своего счастья. Твое уродство – твой капитал. Подумай сам. Чтобы заработать кусок хлеба людям приходится день и ночь трудиться в поте лица. И этого еще мало. Нужно что-то хорошо делать, быть мастером какого-то дела. А для этого нужны годы упорства, кропотливого труда, учебы. А еще талант. Вот я, например. Знаешь, сколько лет мне понадобилось, сколько сил и трудов мне стоило, чтобы стать хорошим парикмахером? Сколько оплеух и обид пришлось стерпеть, пока не научился стричь. А тебе ничего этого не нужно. У тебя и так уже все есть. Природа сама позаботилась о тебе, дав тебе такое уродство. Тебе ничего не нужно уметь. Используй только свою внешность и всегда будешь сыт и одет.

ЯКОБ: Да зачем мне эта одежда и сытость? Разве можно жить с таким горем?

ПАРИКМАХЕР: Ну, знаешь! Это вопрос взгляда. С одной стороны горе, а с другой… Говорю тебе, с другой стороны это счастье, удача.  Можно приспособиться и нормально жить и с такой внешностью. А что? Руки есть, ноги есть, голова соображает. Чего еще?

ЯКОБ: Чего еще? (цепляясь за спасительную мысль) Нет. У меня есть не только уродство. Я тоже мастер. Мои руки умеют стряпать, а в моей голове тысячи редких рецептов. Я тоже потратил много лет, чтобы овладеть своим искусством – искусством повара!     

ПАРИКМАХЕР: Повара?

ЯКОБ: Да повара! Если все, что со мной случилось не страшный сон, и все это по-настоящему, то и мое умение не сон, не обман. Я должно быть очень хороший повар.

ПАРИКМАХЕР: Ну, смотри сам. Хорошо если так.

ЯКОБ: Спасибо тебе, дядя Ганс. Ты дал мне хороший совет. Теперь я понял, что мне нужно делать. Я пойду. Прощай!

Якоб уходит от парикмахера.

ПАРИКМАХЕР: Ну, что ж иди. А то, если надумаешь - возвращайся. Я всегда буду рад предложить тебе теплое местечко. Возвращайся!

Якоб бродит по городу. Одинокий.

ЯКОБ: (говорит сам с собой) Я стал уродом. Даже отец и мать меня не узнали. (вздыхает) Люди видят во мне только пугало. Нет! Я должен справиться с этой бедой. Уродство – капитал… Нет, уродство это моя беда. Мой капитал – это мое мастерство! Это мои кулинарные способности. Я повар! Я уверен, что я лучший повар в нашей стране! И я буду работать на лучшей кухне! Я буду работать поваром во дворце у герцога.        

Уходит.

8-ая картина. Замок Крейтервейс. (Крейтервейс, Свин, Свинки)

Крейтервейс спускается в замок. Свин и свинки стоят по стойке смирно. Крейтервейс идет к плитам, проверяет пустые кастрюли.  

КРЕЙТЕРВЕЙС: (загадочно) Пять минут назад я должна была обедать. Где он?

СВИН: (испуганно) Кто?

КРЕЙТЕРВЕЙС: Мой обед! 

Свин и свинки в страхе молчат.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Чего вы молчите? А где мой любимый повар – Карлик Нос? Почему его здесь нет?

СВИН: (дрожа от страха) Не Знаю.

КРЕЙТЕРВЕЙС: А кто знает?

СВИН: Не Знаю.

КРЕЙТЕРВЕЙС: (спокойно, но глаза ее наливаются кровью) Он должен был сделать мне курицу!

СВИН: ВаСа Тёмность, он долЗен был Сделать куриСу, но предполоЗительно, он сделал ноги.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Он сделал ноги? Ну, хорошо, пусть будут ноги. И где же мои ноги? Я сейчас так голодна, что мне нет особой разницы. Ну и где же мои ноги?

СВИН: Да нет, не в том СмыСле Сто ноги, а в том, Сто СбеЗал.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Сбежал? Сделал ноги… Сбежал!!!

Крейтервейс взрывается, бьет посуду, крушит столы, стулья. Рычит, кричит. Свин и Свинки прячутся кто куда.

Как он мог сбежать? Я же его околдовала. Его руки и ноги не должны были его слушаться! (бросает в Свина горшок)

СВИН: (уворачивается) Он, наверное, тоЗе колдовать научился!

КРЕЙТЕРВЕЙС: (кидает посуду в Свина) Я тебе - научусь! Я уничтожу тебя, Свинская морда! И зажарю на вертеле. Как он мог научиться?

СВИН: (уворачивается от горшка) Не могу Знать, ВаСа ТёмноСть! ПохоЗе он, зараЗа, наСол ваСе Зелье. (показывая на открытые шкафы)

КРЕЙТЕРВЕЙС: Нашел зелье! А как он его нашел? (кидает в него другим горшком)

СВИН: (уворачивается) Не Знаю, ВаСа ТёмноСть! МоЗет он клюСи Стырил?

КРЕЙТЕРВЕЙС: Ключи! Он украл у тебя ключи!(кидает в него третьим горшком) А ты куда смотрел?

СВИН: А я…, а я… А я отоСол по ваЗному делу. (подтягивает штаны) На минутоСьку.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Я тебе устрою на минутоСьку! Противная свинина! Вернуть немедленно! Вернуть!!!

СВИН: А как Зе вы его вернете?

КРЕЙТЕРВЕЙС: Не я, а ты! Мне нельзя сейчас выходить в город. Я не могу нарушить расписание выходов. Иначе, я утрачу свою колдовскую силу! А вот ты… Ты – Свин, пойдешь, разыщешь и приведешь моего Карлика, моего любимого поваришку. Иначе я сделаю из тебя отбивную! Нет, не просто отбивную, а отбивную, шашлык, котлету, рагу, жаркое, шницель, холодец, гуляш, биточки, поджарку, домашнюю колбасу, кровяную колбасу, шпиг, окорок, копченый бок … 

(Хватает себя за бока и в испуге кричит)

А! Я хУУдею на глазах! У меня уже появляется талия! (на Свинок) Пойте!

Музыка начинается.

СВИНКИ: (поют)      Завтрак. Ланч. Обед. Ужин.

               Второй ужин. Третий ужин.

               Она худеет…

КРЕЙТЕРВЕЙС:

(смотрит на себя в зеркало)

                    Пояс туже.

СВИНКИ:

(танцуют)      Завтрак. Ланч. Обед. Ужин.

               Второй ужин. Третий ужин.

               Она худеет.

КРЕЙТЕРВЕЙС:             Выгляжу хуже.

СВИНКИ:                       Это у-ужас!

Завтрак. Ланч. Обед. Ужин.

               Второй ужин. Третий ужин.

               Повар нам ужасно нужен. Ну-ужен.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Чего ждешь? Быстро в дорогу! И чтобы к утру вернул карлика. Одна нога здесь, а другая уже опять здесь!

СВИН: Иду, иду. (в сторону) Сколько блюд полуСится из одного бедного, несСясного Свиненка! И это все за мою беСкорыСную слуЗбу! УзаС! (плюет) Это проСто СвинСтво!

Свин собирается в дорогу, уходит.

 

9-ая картина. Дорога/Замок Герцога. (Якоб, привратники, начальник кухни, пьяницы, поварята, массовка)

Якоб бродит по дороге, смотрит на пьяниц, которые возятся с упавшим пьяницей. Пьяницы видят Якоба и хохочут.

     - Смори, карлик!

     - Фу, какой урод!

     - Ага! Смотри какой горб!

     - А нос, смори, какой!

     - А руки, руки до земли!

     - И ноги колесом!

     - Ну и урод!

     - Ха-ха-ха!

Якоб отходит от пьяниц. Стучит в ворота замка.

Открывают привратники. Недалеко у стены горит костер, где привратники готовят себе ужин. Привратники видят Якоба, смеются. На их смех сбегаются другие люди.

     - Карлик!

- Карлик!

- Видали вы когда-нибудь такого уродливого карлика?

- Вот чудо природы!  

ЯКОБ: Мне срочно нужно видеть начальника кухни.

Привратники и другие люди смеются еще больше.

ПРИВРАТНИК: Зачем он тебе?

ЯКОБ: Хочу поступить поваром. Буду готовить для герцога изысканные блюда.

Привратники и другие люди смеются.

ПРИВРАТНИК: (смеясь) Умора! Такой маленький, страшный, носастый хочет стать поваром Его Величайшества герцога Мутеберского. Смех, да и только.

ЯКОБ: Да чего смешного?

ПРИВРАТНИК: Чего смешного? Да каждое твое слово смешное. И сам ты сплошной смех!

ДРУГОЙ ПРИВРАТНИК: Шел бы ты к герцогу дворцовым шутом! Вот это будет дело! С утра до ночи во дворце смех стоять будет! Ха-ха-ха!

Приходит начальник кухни. За ним прячутся несколько поварят.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Зачем оторвали меня от дела? Забот полно, скоро завтрак герцогу подавать нужно, а у нас еще печи не топлены. Повар пропал куда-то.

Видит карлика. Вот это да! Что это еще?

ПРИВРАТНИК: Вот, повар нашелся!

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Где повар? Какой еще повар?

ПРИВРАТНИК: (смеясь, начальнику кухни) Вот повар! Посмотри каков! Он хочет поступить к тебе на кухню!

ДРУГОЙ ПРИВРАТНИК: (смеется) Хи-хи! Он хочет готовить изысканные блюда для герцога!

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Для герцога?

ЯКОБ: Я повар! Очень хороший повар.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Ты повар? А я тогда кто? Управитель бродячего цирка?

ЯКОБ: Я не знаю, кто Вы, но я настоящий повар. Лучший повар! Повар, какого вы еще не видывали!

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Вот тут ты прав, любезный. Такого повара я точно еще не видывал. Не в бровь, а в глаз! Шутник!

ПРИВРАТНИК: Вот, вот. Мы ему предлагаем шутом устроиться.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Отличная мысль. Место шута как раз свободно. На прошлой неделе сварили в масле негодника. Он неудачно на счет аппетита его Величайшества пошутил.

ЯКОБ: Да говорю Вам, что я самый  настоящий повар!

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Да как ты можешь быть поваром?(смеясь) Посмотри, у тебя же руки как у обезьяны! И пальцы крючками!

ЯКОБ: Мои руки ловчее, чем руки лучшего дирижера, а пальцы проворнее, чем у самых виртуозных музыкантов.

Люди передразнивают Якоба хохоча во все брюха.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Да у тебя нос, не в одну кастрюлю не влезет!

ЯКОБ: Этим носом я различаю тысячи тончайших запахов. А в моей голове тысячи тысяч рецептов изысканнейших блюд. Я знаю рецепты редчайших блюд всех кухонь по ту и эту сторону от нашего герцогства, всех стран и народов.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (серьезно) Да, действительно – умора. (Якобу) Слушай, уродец, ты вполне мастерски врешь.

ЯКОБ: Нет, господин. Нет, я не вру. Я действительно хороший повар и я мастер…

ПРИВРАТНИКИ: (смеются) Ма-астер!

ЯКОБ: Мастер своего дела!

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (Якобу) Ты думаешь, на кухне плиты такие низенькие? Ведь тебе до них не дотянуться. Даже если поднимешься на цыпочки. Нет, мой друг, тот, кто тебе посоветовал поступить ко мне поваром, сыграл с тобой злую шутку. Но ты здорово умеешь рассмешить народ. У тебя это отлично получается. Откуда у тебя такой большой нос?

ЯКОБ: Это чары старой колдуньи.

Все смеются еще больше.

ПРИВРАТНИК: (смеется) Ой, умора!

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (серьезно) Ох, и рассмешил. А зачем колдунье понадобилось тебя заколдовывать?

ЯКОБ: Затем, что ей нужен был волшебный повар.  

Все остальные, кроме Начальника кухни опять смеются.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Значит твоя внешность результат колдовства?

ЯКОБ: Да говорю, же Вам!

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: И ты волшебный мастер?

ЯКОБ: Господин начальник кухни, Вы можете не верить мне на слово. Но вам, наверное, не жалко дать мне одно-два яйца, немного муки, вина и приправ. Я состряпаю кушанье у всех на глазах, на этом очаге. (показывает на костер привратников) И вы сами скажете: «Вот это настоящий повар, какого я еще не видал!»

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (серьезно) Ладно, давай попробуем, смеха ради. Только зачем же на этом. Пошли уж на кухню. (поварятам) Эй, бездельники, бегите скорее вперед и приготовьте всё, что он скажет. (останавливает) Хотя – нет!     

Поварята останавливаются.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (поваренку) Что изволил заказать Его Величайшиство, герцог Мутеберский к первому завтраку?

ПОВАРЕНОК: Его Величайшество, герцог Мутеберский изволили заказать датскую пиццу с тьмутараканской красной рыбой и корейской птицей.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Хорошо. (Якобу) Пойдем-ка на кухню. (поварятам) Приготовте всё что нужно для датской пицы.

Поварят убегают.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (Якобу) Ты слышал, карлик, чего Его Величашество желают кушать на первый завтрак? Можно ли тебе доверить такое изысканное блюдо? (начальник кухни серьезен, а все смеются) Датскую пиццу тебе ни за что не состряпать. Это тайна наших поваров.

ЯКОБ: Сейчас сами убедитесь.

Приходят на кухню. Начинается музыка.

Якоб по цирковому берет поварешку в руку, жонглирует ей, берет продукты, начинает готовить.

Готовит, танцуя. Танцуя, готовит.

ЯКОБ: (поет)        Дайте мне рыбы красной,

                    Дайте мне корейской птицы,

На вкус будет самой классной

Для герцога датская пицца.

Дайте мне перца горошком,

Дайте мне немного корицы,

Дайте мне гвоздики немножко,

Будет вкуснейшая пицца.

Дайте мне перца горошком,

Дайте мне немного корицы,

Дайте мне гвоздики немножко,

Будет вкуснейшая пицца.

                    Пи-ица-а-а!

Во время песни Якоб готовит пиццу. Все, в том числе начальник кухни с удивлением смотрят, как мастерски Якоб это делает.

Музыка заканчивается. Якоб подносит готовую горячую пиццу начальнику кухни.

В это время прибегает слуга герцога.

СЛУГА: Его Величашество Герцог Мутеберский требует завтрак!

ПОВАРЯТА: (в один голос) Его Величайшество Герцог Мутеберский  требует завтрак.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (подает пиццу слуге) Неси! Датскую пицца его Величайшества Гецога Мутеберского! Первый завтрак!

Слуга берет пиццу, несёт.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Ну, карлик, смотри! Орудуешь ты на кухне и вправду мастерски. Если пицца еще и по вкусу герцогу понравится, тогда я признаю, что ты действительно мастер.

ЯКОБ: Должна понравиться. Не может не понравиться, если он хоть что-то в изысканных блюдах понимает.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Он то, как раз, понимает. Прорва такая, что не приведи господь. Семь раз в день ест, не считая перекусов и десертов. Но при этом еще и гурман. Мы тут совсем измучались. Все ему давай, да давай новых блюд. Столько поваров на тот свет отправил! Чуть что не по вкусу, сразу палача зовет и готово дело. А где я ему столько поваров найду.

ЯКОБ: Не беспокойтесь, на сей раз Вы нашли подходящего повара.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Хорошо если так. Надеюсь, ты не просто хвастун. А то нам обоим голов не сносить. Тебя то не жалко. А мне хотелось бы еще пожить. 

10-ая картина. Замок герцога/зал герцога. (Герцог, слуга, Начальник кухни, Якоб)

Слуга заносит герцогу пиццу. Герцог со злостью смотрит на слугу.

СЛУГА: (кричит издалека) Ваше Величайшество, датская пицца!

ГЕРЦОГ: (грозит пальцем) Если снова сие кушанье, (вздыхает) прости господи, жрать невозможно, я прикажу отрубить начальнику кухни бестолковку. Для профилактики. Чтобы позабавить, так сказать, население нашего государства. Давно же уже головы с плеч не слетали?

СЛУГА: В четверг, Ваше Величайшество, отрубили голову начальнику конюшни.

ГЕРЦОГ: Ага. Но он ведь, зараза такая, овес воровал.

СЛУГА: Это его помощник слух пустил, дабы занять место начальника конюшни.

ГЕРЦОГ: Слухи на пустом месте не родятся. И напомни мне завтра. Я этому самому помощнику башку тоже прикажу рубануть. А то – правда – взяли моду слухи распускать. (чешет голову) Я тут на досуге сочинил стишок. Запиши.

(слуга берет бумагу, перо, готовый записывать)

ГЕРЦОГ: (поет)

     Я хороший герцог, милый герцог,

     С добрым сердцем,

и без перца,

     И порядок в замке держится,

     Только на мне, ведь я герцог,

     С добрым сердцем, и без перца,

     И надёжа

     Тоже.

И надёжа

     Тоже.

     Но об этом позже.

(говорит) И припев. Записываешь? Ага. Давай. (слуга кивает головой)

          Кружат-кружат в облаках

          Воробей веселый, соловей забавный

          А у нас республика!

          И герцог Мутеберский самый главный!

Герцог останавливается.

ГЕРЦОГ: Записал?   

СЛУГА: (всё записав) Ваше Величайшество, а почему припев – без перца?

ГЕРЦОГ: Ну, так мне захотелось. Ну… Из каприза. Потому что – герцог. Вывеси стих везде, где можно, чтобы все жители моего государства читали. Чтобы слава обо мне ходила. А может этот стишок в конституцию записать? Первым пунктом? (становится сердит) Всё хватит! Устал уже от тебя! (начинает есть) Теперь, пока я ем, я зол совсем. Зови начальника кухни… Погорим о его пустышке.

Слуга убегает. Герцог ест. Ему пицца нравится. Ест с удовольствием.

Доедает с аппетитом всё до конца.

Входит начальник кухни, падает на колени. Следом за ним заходит слуга.

ГЕРЦОГ: (слуге) Ты стих вывесил?

СЛУГА: Нет еще.

ГЕРЦОГ: Беги щас же. А то и тебе котелок снесу – к чертовой матери.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (не поднимаясь с колен) Ваше Величашество, дайте возможность исправится.

ГЕРОЦОГ: (подходит к нему, поднимает, обнимает его за плечи) А что ты натворил?

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Пока не знаю.

ГЕРЦОГ: Скажи мне, как зовут повара, который приготовил мне на первый завтрак датскую пиццу?

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Карлик.

ГЕРЦОГ: Карлик?

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Карлик.

ГЕРЦОГ: Странное имя. Зови сюда. Поглядим.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Ваше Величайшество, может, прикажете… эту самую… бестолковку ему отрубить. Я могу собственноручно. Только прикажите.

ГЕРЦОГ: Стоп-стоп! Сразу рубить. Я же еще ничего не сказал. А ты уже – сразу. И с кого ты только такие дурные примеры берешь?

Слуга вталкивает в залу  Якоба.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Вот он.

ГЕРЦОГ: Кто это?

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Ну, этот, которому голову рубить.

ГЕРЦОГ: Повар, что ли?

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Точно так! Повар. Точнее, так себе поваришка.

ГЕРЦОГ: Вот это да! Красавец! Как ты говоришь зовут его?

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (замявшись) Карликом кличут.

ГЕРЦОГ: Карликом? Что это за имя такое дурацкое?

ЯКОБ: Матушка с батюшкой меня Якобом назвали.

ГЕРЦОГ: Якоб тоже дурацкое имя. Совсем тебе не подходит. Будем звать тебя… Будем тебя звать…

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Да чего его звать. Рубануть и все!

ГЕРЦОГ: Я тебе рубану! Первый раз за десять лет мне приготовили вкусную еду, а ты рубануть! Пылинки с него сдувать будешь. Лично! Понял?

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Так точно, Ваше Величайшество, понял. А Вам, разрешите уточнить, понравилось?

ГЕРЦОГ: Не просто понравилось, а еще как понравилось. Ого-го! Как понравилось! Чуть пальцы свои не проглотил вместе с пиццей! (аплодирует) Браво, повар, браво! (хлопает карлика по плечу) Молодец, Нос! (поднимает руку с указательным пальцем вверх, восклицает) Во! Какой я все-таки гениальный! Люблю себя за это! (гладит себя по пузу) (начальнику кухни) Учись имена придумывать! Будем его Носом звать! Карлик Нос! Прекрасно! Замечательно! Восхитительно!

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Оч… Очень… Очень… даже отлично, Ваше Величайшество. Отличное имя!

ГЕРЦОГ: (Якобу) Тебе нравится?

ЯКОБ: (с сомнением) Ну, не знаю…

ГЕРЦОГ: Что значит – не знаю!

ЯКОБ: Пусть будет Карлик Нос…

ГЕРЦОГ: (довольный) Тебе не нравится?

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Что Вы, что Вы, Ваше Величайшество! Это он еще не научился, так сказать, выражать восторг, Ваше Величайшество. Ему очень нравится! (толкает в бок Якоба)

ЯКОБ: Не мог и мечтать о таком замечательном имени!

ГЕРЦОГ: То-то же! Далеко пойдешь, Карлик Нос! (начальнику кухни) А он у тебя смешной плюс ко всему. Ага. (Якобу) Ну, расскажи хоть что-нибудь интересное? Откуда ты взялся такой?

ЯКОБ: Родился в здешних местах. А потом… (пауза)

ГЕРЦОГ: Чего потом? (вскакивает с места) Стоп! Стоп! Стих придумал. На ходу. Мой гениальный мозг создал… сконструировал поэзию юмористическую. (становится в позу чтеца)

А чего потом? Чего потом?

Суп с мышами и котом.

(Громко смеется. Начальник кухни тоже начинается смеяться и аплодировать.)

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Гениально! Гениально!

(Не смеется только Якоб. Начальник кухни толкает его в бок, мол, смейся. Якоб натянуто улыбается. Герцог резко перестает смеяться.)

ГЕРЦОГ: Гм. Гм. Да. Вот. На чем это я? (Якобу) Ну и чего потом?     

ЯКОБ: Потом в учении был. Восемь лет на повара обучался. У одной… (спохватывается) В дальних странах, у одной знаменитой поварихи.

ГЕРЦОГ: Хорошо видать обучился. Вкусная… была… пицца… сегодня… Молодец!

ЯКОБ: Спасибо.

ГЕРЦОГ: Спасибо в карман не положишь. (начальнику кухни) Назначить его главным поваром!

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Ваше Величайшество, у нас же есть главный повар.

ГЕРЦОГ: Тоже мне повар. Отправь его на пенсию. Или на виселицу. Одно из двух. Пусть выбирает. Скажи, я приказал. Дай Носу оклад хороший. Жильё. Одень его поприличней, чтобы выглядел, как подобает герцогскому повару. Пусть ни в чем не нуждается. Почитай ему стих.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Какой стих?

ГЕРЦОГ: Ты дурак что ли!? Который я написал… нынче… на досуге… У слуги спроси. Всё. Бегите отсюда. Я вздремну чуток. Сон пришел. (грозит пальцем Карлику, говорит, зевая) И помни, мой смешной повар, я больше всего на свете люблю две вещи: первое, сочинять поэзию различную, второе – это самое главное! – кушать, кушать, еще раз кушать. Много, сытно, вкусно, разнообразно. Семь раз в день. Семь раз в день мне нужно подавать изысканную еду. Всё понял? (Карлик кивает головой) Вот и славно. А теперь бегите отсюда. (сладко потягивается) А то мне государственными делами заняться нужно.

Якоб и начальник кухни уходят.

 

11-ая картина. Кухня замка. (Якоб, поварята, начальник кухни, ученики)

Поварята танцуют вокруг плит. Звучит музыка. Поварята шушукаются друг с другом.

ПОВАРЯТА: (поют)         Человек новый, человек новый,

Карлик Нос – герцогский повар.

Карлик Нос – герцогский повар.

Человек новый, человек новый.

ОДИН ПОВАРЕНОК: (на ухо другому)

                    Я слышал, он страшный ужасно…

ДРУГОЙ ПОВАРЕНОК: (на ухо четвертому)

                    Я слышал, он носастый урод…

ТРЕТИЙ ПОВАРЕНОК: (на ухо пятому)

                    Я думаю, мы боимся напрасно…

ЧЕТВЕРТЫЙ: (вслух)

                    Карлик идёт!

ВСЕ ПОВАРЯТА:  Карлик идёт! Он идёт!

 

Поварята разбегаются по печкам. Входит серьезный Якоб. Поварята от ужаса вздыхают. Якоб оглядывается кругом, и вдруг – улыбается. Поварята улыбаются тоже.

ЯКОБ: Здравствуйте!

ПОВАРЯТА: Здравствуйте!

ЯКОБ: Приступим!

Звучит музыка.

Якоб «колдует» на кухне, занимается поварским делом. Делает это мастерски: рубит капусту, засыпает, из большого котла валит пар. Якоб, танцуя, готовит различные блюда. Поварята ему помогают, подтанцовывают.

ЯКОБ: (поет)   Главное делать дело с любовью!    

Парю, жарю, кашеварю, готовлю!

               Это почти волшебство.

               Я это помню.

ПОВАРЯТА: (подпевают)

               Он это помнит.

ЯКОБ: (поет)   Я это помню.

(берет в руку баночку, сыплет в котел)

               Добавим шоколада граммов сто-о-о.

(набирает в ложку готового блюда, протягивает начальнику кухни)

               Попробуйте, сэр!

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (пробует, поет от удовольствия)

                              О-о-о!

               Так вкусно! Что невозможно устоять!

Карлик нос – наша услада!

               А Герцог - большой любитель пожрать.

               Карлик варит, как надо.

ПОВАРЯТА: (подпевают)         Так как на-адо.

Поварята отрывают листы от календаря, - проходит время.

К Якобу приходят ученики.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: Карлик Нос, тут к тебе ученики, учится поварскому делу!

ЯКОБ: Хорошо!

Якоб показывает, как им варить. За учебу деньги собирает начальник кухни.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (танцует и патриотично поет)

               Карлик Нос – наш бизнес.

               Карлик нос – я его босс.

               Карлик Нос – слава отчизны.

               Самый лучший Карлик нос.

 

ПОВАРЯТА: (подпевают)

               Карлик Нос – наш бизнес.

               Карлик нос – он его босс.

               Карлик Нос – слава отчизны.

               Самый лучший Карлик нос.

УЧЕНИКИ:       Карлик Нос – лучший учитель.

               Лучший учитель – Карлик Нос.

               Всех поваров победитель.

               Карлик Нос –

Yes of course!

НАЧАЛЬНИК КУХНИ:

               Карлик Нос – наш бизнес.

               Карлик Нос – я его босс.

               Карлик Нос – слава отчизны.

               На Карлика Носа

растет спрос.

ПОВАРЯТА, УЧЕНИКИ, НАЧАЛЬНИК КУХНИ:

               На Карлика Носа

растет спрос.

               На Карлика Носа

растет спрос.

               На Карлика Носа

растет спрос.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: А я его босс.

ПОВАРЯТА, УЧЕНИКИ: Большой бо-о-осс.

Музыка заканчивается.

ЯКОБ: (поварятам) Ты и ты – пойдете со мной на рынок. Нам нужны лучшие продукты.

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (обнимает Якоба) Послушай, зачем тебе самому ходить по базарам. Смотри, у тебя сколько помощников.

ЯКОБ: Я доверяю только своему носу.   

 

12-ая картина. Рынок/дорога. (Якоб, его слуги, торговцы, Ханна, Фридрих, «Мими» - «Гусыня», торговки – соседки Ханны, продавец гусей, Свин)

 

По улицам идут торговки и торговцы, предлагают товар. Идет торговец, в руках бутыль с водой.

ТОРГОВЕЦ:           Дамы и господа!

                    Минеральная вода!

Второй торговец несет лоток с пельменями.

ВТОРОЙ ТОРГОВЕЦ:    Леди и джентльменИ!

                    Покупайте пельмени!

Третий торговец несет лоток с апельсинами.

ТРЕТИЙ ТОРГОВЕЦ:    Женщины и мужчины!

                    Покупайте апельсины!

                    Будете румяны в лице.

                    Покупайте витамин С.

Якоб на рынке закупает продукты для герцогской кухни. С ним слуги. Отношение к Якобу теперь совершенно другое. Он повар герцога. Его уважают. Перед ним все раскланиваются.

Возникают торговки-соседки Ханны.

В торговых рядах распространяется весть:

     - Повар герцога!

     - Повар герцога!

ТОРГОВКА: Глубокоуважаемый господин! Зайдите ко мне в лавку, у меня самые свежие овощи. (показывает на свой прилавок) Капуста у меня самая лучшая.

ЯКОБ: Капуста у вас пустая. Потому что вы ее поливаете редко.

Якоб идет дальше. Торговка подходит к своей подруге, шепчется с ней.

ТОРГОВКА: Откуда он знает, что я ее редко поливаю?

ВТОРАЯ: Ну, на то он и герцогский повар. Всё насквозь видит.

Якоб идет дальше.

Подходит к прилавку другой торговки. Торговка показывает ему репу.

ВТОРАЯ ТОРГОВКА: Вот. Уважаемый! Репу возьмите! Самая лучшая репка! Попробуйте! (отрезает Якобу кусочек, подает, Якоб пробует)

ЯКОБ: (хмуря брови) Пресная очень. Не сочная. Вы, видимо, землю на грядках не удобряете!

ВТОРАЯ ТОРГОВКА: (пожимает плечами, показывает ему свеклу) А может свеклы?

ЯКОБ: (отрицательно качает головой) Нет. Я отсюда вижу, что она дряблая. Где вы ее храните? При какой температуре?

ВТОРАЯ ТОРГОВКА: (расстроена) В подвале.

ЯКОБ: Значит плохой у вас подвал. Неприспособленный для хранения овощей.   

(Первая торговка теребит за рукав вторую.)

ТОРГОВКА: Ох, и вредный!

ВТОРАЯ ТОРГОВКА: Всё знает. Во всем понимает. Настоящий герцогский повар.   

Якоб подходит к лавке Ханны. Она улыбается, молча, показывает на прилавок рукой.

ЯКОБ: (с трепетом в голосе) Что у вас есть, уважаемая?

ХАННА: Всё есть. Капуста, помидоры, огурцы… Я не очень умею, если можно так сказать, рекламировать свой товар. (вздыхает) Вот когда с нами был наш сын, любимый Якоб, торговля шла бойко…

ЯКОБ: А теперь что?

ХАННА: Сейчас всё идет из рук вон плохо.

(Вторая торговка дергает за рукав первую.)

ВТОРАЯ ТОРГОВКА: Смотри! К Ханне подошёл. Она-то торговлю вести совсем не умеет. Растяпа! У нее-то он точно ничего не купит!

ТОРГОВКА: Не, не купит. У нее хватки рыночной нет! Вот когда живым был её сын Якоб, вот тогда у нее шла торговля.  

ЯКОБ: (Якоб щупает овощи и перебирает травы) Прекрасные овощи. Мне три фунта помидор, четыре фунта огурцов, и полфунта петрушки. (говорит, чтобы слышали все вокруг) Это самый лучший товар на рынке. С сегодняшнего дня мои слуги будут ежедневно покупать у вас фрукты и овощи для герцогского стола.

(Кладет фрукты в корзину своему помощнику.

Вторая торговка толкает в бок первую.)

ВТОРАЯ ТОРГОВКА: Повезло же этой Ханне нерасторопной. Товар-то предложить, как следует не умеет…

ТОРГОВКА: Должно же ей хоть когда-нибудь повезти.

(Ханна принимает от Якоба деньги за овощи.)  

ХАННА: Благодарю вас.

Хочет поцеловать его руку, Якоб смущен, не дает этого сделать.

ЯКОБ: (растерянно) Нет-нет. Зачем.

Пауза.

ЯКОБ: (слугам) Покупать продукты будете в этой лавке. Ясно?

СЛУГИ: Так точно.

ЯКОБ: (Ханне, изредка поглядывая на Фридриха, который дома латает сапоги) А нет ли у вас поблизости хорошего сапожника?

ХАННА: Как же нет. Есть. (Фридриху, кричит) Фридрих, тут требуется сапожник. Выйди.

Фридрих выходит, сослепу ударяется о косяк двери.

ФРИДРИХ: Чего?

ХАННА: Пришел важный человек от герцога. Хочет дать тебе работу.

ФРИДРИХ: От герцога? Налоги я вроде заплатил.

ХАННА: Нет, это по другому делу.

ЯКОБ: Нужно нашить туфель для моих помощников и слуг.

СЛУГИ: Да у нас полно туфель. Каких угодно.

ЯКОБ: Нет, ваша обувь никуда не годится. Нужны специальные туфли для работы на кухне! По особому заказу.

ФРИДРИХ: (с сомнением) Это слишком ответственное дело – шить туфли для слуг герцога. Не знаю, справлюсь ли?

ЯКОБ: Думаю, у вас получится.

ФРИДРИХ: А сколько нужно туфель?

ЯКОБ: Двести пар.

ФРИДРИХ: (удивленно) Двести пар?!

ЯКОБ: Двести.

ФРИДРИХ: У меня и кожи столько нет.

ЯКОБ: Кожу вам доставят.

ФРИДРИХ: Что-то немыслимое происходит. Я еще ни разу не шил двести пар. Это очень большой заказ. Если бы не пропал наш Якоб, то я бы без промедления взялся за эту Работу…  

ЯКОБ: Я пришлю вам помощника. Подмастерье.

ФРИДРИХ: Ой, спасибо! За что же такая милость?

Якоб, ничего не ответив, идет со слугами вперед. Счастливые Фридрих и Ханна провожают его.

ХАННА/ФРИДРИХ: Спасибо, добрый господин!

ФРИДРИХ: (вздыхает) Есть всё-таки хорошие люди на земле.    

Якоб двигается по рынку. Свин следит за ним. Подбегает к торговке.

СВИН: Кто такой?

ТОРГОВКА: О, это важный человек! Шеф-повар герцога.

СВИН: (удивлен) БресеСь! Так быСтро карьеру Сделал? Узе Сеф-повар герцога!? О, объелся травы, так объелся! Стоб я так Зил!

Якоб останавливается.

ЯКОБ: (слугам) Несите продукты в замок, а я куплю для жаркого самого лучшего гуся.

Слуги уходят.

Якоб идет, видит у одного торговца гусаков.

Якоб выбирает гуся.

ЯКОБ: Хорошие у вас гусаки!

ПРОДАВЕЦ ГУСЕЙ: Выбирайте, господин герцогский повар! Рад Вам услужить! Выбирайте!

ЯКОБ: (показывает на «гусыню») Вот эту.

ПРОДАВЕЦ ГУСЕЙ: (показывает на другого гусака) А может вот этого лучше? Он и покрупнее, и пожирней.

ЯКОБ: (показывает на «гусыню») Нет. Я покупаю вот эту.  

Продавец гусей пожимает плечами.

Он достает деньги, покупает ее.

Якоб несет «гусыню». Якоб внимательно рассматривает купленную на базаре гусыню.

ЯКОБ: Из такого гуся выйдет отличное жаркое! Его Величайшество Герцог полакомится с удовольствием.

«ГУСЫНЯ»:           Не губи меня –

               Умоляю тебя.

               Если шею мне свернешь,

               Раньше времени умрешь.

Якоб удивлен.

ЯКОБ: Вот это да!

Ставит корзину на землю, садится рядом с ней.  

ЯКОБ: Вот чудеса! Ты, оказывается, умеешь говорить, госпожа гусыня! Не бойся, такую удивительную птицу я не убью. Готов спорить, что ты не всегда ходила в гусиных перьях.

«ГУСЫНЯ»: Твоя правда. Я не родилась птицей. Никто не думал, что Мими, дочь великого Веттербока, кончит жизнь под ножом повара на кухонном столе.

ЯКОБ: Не беспокойся, дорогая Мими! Не будь я честный человек и главный повар Его Величайшиства, если до тебя кто-нибудь дотронется ножом! Ты будешь жить в прекрасной клетке у меня в комнате, и я буду кормить тебя и разговаривать с тобой. А другим поварам скажу, что откармливаю гуся особыми травами для самого герцога. И не пройдет и месяца, как я придумаю способ выпустить тебя на волю и расколдовать.

«ГУСЫНЯ»: Спасибо, добрый человек. Меня превратила в гусыню злая колдунья Крейтервейс…

ЯКОБ: Крейтервейс?

«ГУСЫНЯ»: Ты тоже с ней знаком?

ЯКОБ: Увы, знаком не понаслышке. Я тоже не всегда был горбатым, маленьким и с таким огромным носом. Меня она тоже заколдовала.

«ГУСЫНЯ»: Я кое-что понимаю в колдовстве – мой отец немножко учил меня своей мудрости. Думаю, старуха заколдовала тебя волшебной травкой под названием ВОНЯВКА.

ЯКОБ: Вот как?! Да, да припоминаю. Её помощник Свин запихал мне ложку вонючего супа в рот. И мои руки-ноги перестали меня слушаться. А потом мало-помалу у меня выросли горб и большой нос.

«ГУСЫНЯ»: Чтобы тебя расколдовать, нам нужно найти эту самую травку. Достаточно вдохнуть ее запах, чтобы снова стать тем же, кем и был.

ЯКОБ: Не может быть?

«ГУСЫНЯ»: Поверь мне.

ЯКОБ: То есть, я могу стать таким же каким и был!?

«ГУСЫНЯ»: Да. Чары можно разрушить.

ЯКОБ: (с сомнением) Не знаю. Мне как-то не верится… Я уже начинаю забывать, как выглядел раньше. И почти смирился со своей ужасной внешностью, со своим горбом, большим носом, длинными руками… (вздыхает)

«ГУСЫНЯ»: Сейчас многое зависит от тебя. Твое спасение в твоих руках. Нужно действовать.

ЯКОБ: Я попробую.

«ГУСЫНЯ»: Я помогу тебе. Нам нужно найти эту травку.

(Сверху слышен голос.)

ГОЛОС: Тридцать минут до третьего завтрака!    

ЯКОБ: («гусыне»)(вздыхает) Мне надо идти. Через полчаса для герцога нужно подавать третий завтрак. А я еще не решил, что буду готовить.

«ГУСЫНЯ»: А герцог добрый или злой?

ЯКОБ: Рубит головы каждую неделю. На этой неделю отрубил голову главному глашатаю за то, что тот, оглашая со стен замка новый закон, поставил в слове «звонит» неправильно ударение.

«ГУСЫНЯ»: Бедный глашатай!    

 

13-ая картина. Замок герцога. (Герцог, Князь, Якоб, «гусыня» - Мими)

Герцог и Князь ходят по замку. Герцог показывает картины, которые висят у него в замке.

ГЕРЦОГ: Князь, вот картина великого художника Репкина, называется «Аппетит приходит во время еды».

КНЯЗЬ: (вглядываясь) Говорящее название.

ГЕРЦОГ: (показывает другую картину) А это картина знаменитого на весь мир художника Пупкинда «Герцог Мутеберский  кушает куриные окорочка»

КНЯЗЬ: (вглядываясь в картину, потом – на герцога) Похож. Похож. Только окорочка удались художнику не очень. Разве это куриные окорочка? Так. Настоящие куриные окорочка выглядят по-другому.

ГЕРЦОГ: (смотрит на картину) Да, возможно. Просто художник сконцентрировал свое внимание на едоке, то есть на мне, а не на еде, то есть окорочках. Насколько изящно, тонко прорисован мой рот! Как аппетитно течет жир по моим губам!

КНЯЗЬ: Ну, нет. В настоящем искусстве окорочка тоже очень важны.

ГЕРЦОГ: Не возражаю. Ну а как же мой рот?

КНЯЗЬ: Что? Твой рот?

ГЕРЦОГ: Как же мой рот?

КНЯЗЬ: (смотрит на его рот) Рот как рот. (князь замечает следующую картину) Так, так, так. А это у нас что?

ГЕРЦОГ: О, а это мой лучший портрет. Кисти художника Рубленса. «Герцог Мутеберский пробует бараний бок». Видишь, как искусно выписано мое новое платье? И с каким аппетитом я кусаю бараний бок?

КНЯЗЬ: Да, это настоящее искусство. Какой натурализм! Я бы даже сказал – реализм. Критический. Ага. Какой бараний бок! От одного вида слюнки текут! Ай да, живопись! Ай да, художник!

ГЕРЦОГ: Лучший художник!

КНЯЗЬ: Ух, аж в брюхе заурчало от этого искусства. Может, пойдем, поедим чего-нибудь, герцог. Целых сорок минут крошки во рту не было.

ГЕРЦОГ: Через двадцать минут у меня третий завтрак.

КНЯЗЬ: (возмущен) Целых двадцать минут ждать!    

ГЕРЦОГ: Пойдем время скоротаем. Покажу тебе главное место в своем герцогстве.

КНЯЗЬ: (разочарованно) В сокровищницу что ли?

ГЕРЦОГ: Кое-что поважнее! Покажу святая святых своего замка - кухню.

КНЯЗЬ: Кухню? Это здорово!

 

Якоб с «гусыней» входят в замок.

КНЯЗЬ: (увидев Якоба, смеется) Вот это да! Герцог, у тебя такой смешной карлик! И ты его мне не показал.

ГЕРЦОГ: Это мой главный сюрприз! Скажи хорош?!

КНЯЗЬ: Хорош, ничего не скажешь! От одного вида со смеху помереть можно! А как важно держится. Смотри, как гордо нос несет! Ха-ха-ха. Умора!

ГЕРЦОГ: Смешно?

КНЯЗЬ: Очень! Ай да шут!

ГЕРЦОГ: Это не шут, это повар.

КНЯЗЬ: Повар?(перестает смеяться) Ну это уже не смешно. Повар… Повар… Не надо меня разыгрывать. Не люблю я этого.   

ГЕРЦОГ: Не просто повар, а лучший в мире повар! Профессионал.  

КНЯЗЬ: Да я скорее поверю, что это твой первый министр, чем повар. Посмотри на него! Да от одного его вида молоко должно киснуть, а огонь в плите гаснуть. Ха-ха-ха! Здорово я сострил? (замечает, что остроту не оценили) Это была шутка. Здесь надо смеяться.

ГЕРЦОГ: Посмотрим, как ты будешь смеяться, когда отведаешь его кушаний.

КНЯЗЬ: Представляю себе эти кушанья. Пальчики небось оближешь!

ГЕРЦОГ: Еще как оближешь! По самые локти.  

КНЯЗЬ: Ну ладно. Попробуй удивить меня. Сделай милость.

ГЕРЦОГ: (показывает на стол в глубине сцены) Пойди, князь, перекуси перед третьим завтраком. Там конфеты, зефир, печенье, пока я даю указания своему повару.  

КНЯЗЬ: (смотрит на стол) Вообще-то, конфеты – это несерьезно. Ну да ладно. Целых пятьдесят минут ни единой крошки во рту не было.

(Князь уходит к столу, начинает, смачно чавкая, есть вкусности.)

ГЕРЦОГ: (Якобу) Карлик Нос! Подойди ко мне!   

ЯКОБ: Слушаю Вас, Ваше высочашество!

ГЕРЦОГ: (обнимает Якоба за плечи, уводит на авансцену) Ну, мое маленькое чудовище, ты читал мой новый стих?

ЯКОБ: Так точно.

ГЕРЦОГ: Наизусть помнишь?

ЯКОБ: Попробую.

ГЕРЦОГ: Попробуй. Главный казначей сегодня уже пробовал. Запнулся на третьей строке. Сейчас для него готовят гильотину. Ну, давай читай, Карлик Нос!

ЯКОБ:     Муха села на варенье…

          Что за издевательство такое?

          Надо срочно, без промедленья

          Рубить голову главному мухобою.

ГЕРЦОГ: Молодец. (Князю) Ты слышал? (Князь ест и качает головой) (Якобу) Скажи, талантливо написано?  

ЯКОБ: Отлично, Ваше Высочайшество. Самый удачный ваш стих.

ГЕРЦОГ: Ну, ты мне льстишь. Хотя всё равно приятно. Так вот слушай сюда. Пришло время показать, что ты мне верно служишь, и хорошо знаешь свое искусство. Ко мне приехал друг – князь. (показывает на князя, говорит шепотом) Вредина страшная. Вредный тип. Прорва, обжора. Лопает за семерых. Сил моих нету. И, представляешь, говорит, что его повар готовит лучше тебя. Я говорю – нет. Он спорит – да. Прикинь? И пожрать он любит – не дай бог такое пузо иметь. В общем, слушай задание. Каждый день готовь нам такие кушанья, чтобы обжора-князь удивлялся. Пока он у меня в гостях, не вздумай два раза подать к столу одно и то же кушанье. А то тебе не будет пощады. Рубану голову – по самые не балуйся. Понял меня?

ЯКОБ: Понял. Будет сделано.

ГЕРЦОГ: (показывает на Мими) О, гусика купил. Умница! Когда зажаришь?

ЯКОБ: Сначала замариную.

ГЕРЦОГ: Надолго?

ЯКОБ: Дней двадцать-тридцать.

ГЕРЦОГ: У, противный, так хочется гуся. (обращается к Князьу) Князь, пойдем дальше на экскурсию. Я тебе покажу Царь-печку и Царь-кастрюлю.

КНЯЗЬ: (с набитым ртом) Чё мне твои царь-колокол с царем-пушкой? Когда мы уже будем завтракать твой третий завтрак? Жрать хочется больше, чем на пушку смотреть!

ГЕРЦОГ: (Якобу) Ты меня понял? Ступай. Мы ждем третий завтрак. (Князьу) Скоро, Князь, скоро. Не торопися. (берет его за руку) Посмотри лучше еще на одну картину великого Репкина. (подводит его к картине) Полотно называет «Герцог Мутеберский  ест синий борщ по-мэрэкански»…

КНЯЗЬ: (вырывается) Всё. Не могу больше смотреть картины про еду. Я не ел целых 55 минут! Это ужас какой-то!     

 

14-ая картина. Кухня замка. (Якоб, поварята, начальник кухни, Князь, Герцог, Мими)

Якоб «колдует» на кухне, занимается поварским делом. Делает это мастерски: рубит капусту, засыпает, из большого котла валит пар. Якоб, танцуя, готовит различные блюда. Поварята ему помогают, подтанцовывают.

Звучит музыка.

ЯКОБ: (поет)   Главное делать дело с любовью!    

Парю, жарю, кашеварю, готовлю!

               Это почти волшебство.

               Я это помню.

 

Дайте мне перца горошком,

Дайте мне немного корицы,

Дайте мне гвоздики немножко,

Будет вкуснейшая пицца.

 

Главное делать дело с любовью!    

Парю, жарю, кашеварю, готовлю!

               Это почти волшебство.

               Я это помню.

ПОВАРЯТА: (подпевают)

               Он это помнит.

ЯКОБ: (поет)   Я это помню.

(берет баночку, сыплет щепотку в котел)

               Добавим шоколада граммов сто-о-о.

(набирает в ложку готового блюда, протягивает начальнику кухни)

               Попробуйте, сэр!

НАЧАЛЬНИК КУХНИ: (пробует, поет от удовольствия)

                                   О-о-о!

Так вкусно! Что невозможно устоять!

Карлик нос – наша услада!

               А Герцог - большой любитель пожрать.

               Карлик варит, как надо.

ПОВАРЯТА: (подпевают)         Так как на-адо.

Якоб готовит у плиты. Входят ГЕРЦОГ и Князь.

ГЕРЦОГ: (князю) Вот, Князь, здесь святая святых моего государства – кухня. Здесь колдует мой маленький повар.

КНЯЗЬ: (смеется) А, вот он опять! Твой потешный Карлик Нос. Вкушал я твою жратву, вкушал. Съедобно. Сытно и вкусно.

ГЕРЦОГ: Самое главное вкусно.

КНЯЗЬ: Не спорю. И вкусно, и сытно. 

ГЕРЦОГ: (Якобу) Привет!

ЯКОБ: Главный повар Его Высочайшество, Карлик Нос!

ГЕРЦОГ: Привет! Стих про муху ты мне читал?

ЯКОБ: Читал, Ваше Высочайшество. Гениальный стих.

ГЕРЦОГ: Ты подхалим – Нос. (Князю) Скажи же, подхалим?

КНЯЗЬ: Прикольный.

ГЕРЦОГ: (Якобу) Подхалим.

ЯКОБ: Никак нет. Я просто совсем не понимаю в поэзии.

ГЕРЦОГ: Но почему же ты говоришь, - мой стих гениальный?

ЯКОБ: Я в этом уверен, Ваше Высочайшество. У меня чутье.

ГЕРЦОГ: (смеется) С таким носом у тебя должно быть отличное чутье!

КНЯЗЬ: (смеется) Ага! (показывает на нос) Такой баклажан. Всем баклажанам баклажан.     

ГЕРЦОГ: С тобой хочет поговорить мой лучший друг Князь Залихватский.

КНЯЗЬ: (сдерживает в себе смех) Боюсь, щас от смеха сдохну. (сдерживает себя) Ну всё-всё. Больше не смеюсь. (снова начинает смеяться) Ха-ха! Ой, не могу на тебя смотреть - умора. Нос – баклажан. Горб как у верблюда, а руки – золотые. Тока на крюки похожи! Умора! Ха-ха! (перестает смеяться) Ну всё хватит! Хорош! Карлик Нос, ты прекрасно готовишь. Но скажи мне, почему ты до сих пор не угостил нас «пирогом президента»? Это самый вкусный пирог на свете.

Якоб растерян.

ЯКОБ: О, господин, я надеялся, что вы еще долго пробудете у нас, и хотел угостить вас «пирогом президента» на прощанье.

ГЕРЦОГ: Ах, вот как! Ты ведь и меня ни разу не угостил «пирогом президента»! Завтра чтобы пирог был на столе. А то башку отрублю к чертовой бабушке!

ЯКОБ: Вас понял.

Князь и Герцог идут к выходу.

ГЕРЦОГ: (на ходу) Пошли я тебе почитаю свои стихи.

КНЯЗЬ: (становится серьезен) О, не-не! Нет-нет! Только не стихи. У меня от поэзии несварение желудка. Может, лучше перекусим?

ГЕРЦОГ: Ну, давай перекусим.

Герцог и Князь уходят. Якоб начинает перебирать поварские книги, ищет, бросает книги на пол.

ЯКОБ: (садится на пол) Всё! Я не знаю рецепта «Пирога президента». Не знаю. Это конец! Конец!

Якоб плачет. 

МИМИ: Не плачь, Якоб.

(поёт)    Вытри слёзы,

          Не огорчайся!

          В саду растут китайские розы!

          Не огорчайся!

И вытри слёзы!

          Мука, ваниль, молоко, сахар и розы.

          И всё готово. Ты не печалься.

ЯКОБ:     Это серьезно?

МИМИ:     Мука, ваниль, молоко, сахар и розы.

          Не огорчайся и вытри слёзы.

ЯКОБ:     Неужели всё так легко?

МИМИ:     Мука, ваниль, сахар, розы, молоко…

Музыка заканчивается.

ЯКОБ: Откуда ты знаешь рецепт?

МИМИ: Этот пирог часто подавали у нас дома.

ЯКОБ: Ты моя спасительница, Мими!

Вбегают поварята.

Звучит музыка.

ЯКОБ: (поет)   Главное делать дело с любовью!    

Парю, жарю, кашеварю, готовлю!

               Это почти волшебство.

               Я это помню.

Мука, ваниль, сахар, розы, молоко.

Легко. Легко. Легко. Легко.

 

15-ая картина. Зал замка. (Герцог, Князь, Якоб, Начальник кухни)

Герцог и Князь сидят перед пирогом, который режет Начальник кухни.

ГЕРЦОГ: Я могу спорить на что угодно, мой Нос выполнил обязательства. И ты проглотишь язык от удовольствия.

КНЯЗЬ: Увидим. Попробуем. Оценим.

Князь и Герцог получают по куску.

Герцог кушает пирог.

ГЕРЦОГ: Ах, какая вкуснотища! Мой Карлик – король всех поваров. Не правда ли, князь?

Князь пробует пирог.

КНЯЗЬ: Неправда.  

Герцог не понимает, пробует еще пирога.

ГЕРЦОГ: По-моему, вкуснотища.

КНЯЗЬ: Барахло! Ему далеко до «Пирога президента»

ГЕРЦОГ: (начальнику кухни) Зови этого… маленького му… му… кулинара.

Начальник кухни идет за дверь, вводит Якоба.

ГЕРЦОГ: (кричит) С…скверный карлик! Какой позор! Как ты посмел опозорить своего герцога?! За такую стряпню я отрублю тебе кумпол.

ЯКОБ: (падает на колени) Ваше Высочайшество, я испек этот пирог как полагается. По рецепту. В него положено всё, что надо.

ГЕРЦОГ: Ты лжешь, негодяй! Князю не понравился твой дурацкий пирог! И мне… (отодвигает от себя пустую тарелку) …тоже.

ЯКОБ: Сжальтесь надо мной! (Князь, глядя на Якоба, начинает смеяться) Не дайте мне умереть из-за горстки муки и сахара! Там есть всё, что надо: мука, сахар, ваниль, лепестки китайских роз… Скажите, чего не хватает в этом пироге?

Звучит музыка, Князь поет.

КНЯЗЬ:    Я думаю, ты однозначно проиграл.

          Ты самого главного в рецепте не знал.

          Там есть одна очень волшебная травка

– названье которой… Гм. Как же? Вонявка?..

ЯКОБ: (речитативом)

          Может Вонючка?

КНЯЗЬ:    Точно, Вонючка! (радуется) Но ты её нигде не достанешь.

          Тебе ни за что президентский пирог не испечь.

ГЕРЦОГ: (со злостью)    

Я завтра сниму башку с его узеньких плеч.

КНЯЗЬ:    Там есть одна волшебная травка

– названье которой… Вонявка…

ЯКОБ:     Вонючка.

Герцог и Князь начинают незатейливый танец. Музыка заканчивается.

КНЯЗЬ: Ну да, вонючка. Какая разница.

ГЕРЦОГ: (с упреком смотрит на Якоба) И что?! Знаешь, Карлик, знаешь, мой дорогой Нос, завтра, если ты не приготовишь «Президентский пирог», я тебя превращу в натуральную вонючку. Отрублю твой чердак – и повешу его на воротах моего дворца. (толкает Якоба ногой) Пошел вон, собака два нога! Сроку даю тебе двадцать четыре часа, чтобы спасти свою шкуру.

Князь смеется.  

Якоб убегает со слезами на глазах.

Герцог вдруг начинает плакать. Князь подходит к нему.

КНЯЗЬ: Что случилось?

ГЕРЦОГ: (плачет) А если… если ему придется отрубить завтра голову, где я найду еще такого высококлассного повара?

КНЯЗЬ: Он у тебя единственный?

ГЕРЦОГ: Да, и самый лучший.

КНЯЗЬ: (гладит герцога по голове) Не плачь, герцог. У меня этих поваров, как собак нерезаных. Я тебе пришлю одного.

ГЕРЦОГ: Да?

КНЯЗь: Китайца пришлю.

ГЕРЦОГ: Не, китайскую кухню я не люблю.

КНЯЗЬ: Ну, тогда француза.

ГЕРЦОГ: (успокаивается) Эх! Присылай француза. (Князь начинает смеяться) Завтра отправим Карлика Носа на гильотину. Повеселимся. А сейчас я почитаю тебе стих, Князь. О любви…  

Князь перестает смеяться вмиг.

КНЯЗЬ: Гм. Давай лучше в картишки перекинемся. А потом…

ГЕРЦОГ: Что потом?

КНЯЗЬ: Потом поедим.

 

16-ая картина. Кухня замка/дорога/озеро. (Мими, Якоб, Свин)

Якоб в слезах заходит на кухню.

МИМИ: Что с тобой?

ЯКОБ: Теперь мне не миновать смерти! В пироге не хватало той самой травки, Вонявки. Где мне ее взять?  

МИМИ: Это трава хранится только у двух волшебников. Ее собирают раз в тридцать три года, в Южной Талландии, в зеленой долине, на берегу озера Карабурдук, в первый день весны, в полнолуние. Один из этих людей – мой отец, но он далеко. Второй – злая колдунья Крейтервейс, которая нас заколдовала. 

ЯКОБ: А откуда у княжеского повара эта трава?

МИМИ: Видимо, у него деловые отношения с колдуньей.

ЯКОБ: Но как мы попадем к Крейтервейс?

МИМИ: Я видела её помощника Свина, тогда на базаре.

ЯКОБ: Он там все время крутится.(рассуждает) Крейтервейс не может выходить наружу 12 лет. А Свин, получается, может гулять без неё…

МИМИ: Вероятно.

ЯКОБ: Значит нам нужно найти Свина.(берет клетку с гусыней) Идем.

МИМИ: Куда? На рынок?

ЯКОБ: Помнишь пословицу, свинья везде грязь найдет.

МИМИ: И что?

ЯКОБ: Если знать то, что Свина нет в замке старухи, то он, наверняка, либо на рынке, либо принимает грязевые ванны. А самая грязная грязь у нас где?

МИМИ: Где?

ЯКОБ: На озере. Прекрасная грязь для такого свинтуса! Идем туда.

Идут к озеру.   

МИМИ: А что ты собираешься ему сказать?   

ЯКОБ: Здесь, у герцога я учил студентов готовить блюда. Они мне платили деньги. Большую часть начальник кухни забирал себе. Но и мне удалось немножко скопить. (показывает деньги)

МИМО: Что ты хочешь на них купить?

ЯКОБ: Нашу с тобой свободу… и Свина.

МИМО: Как Свина?

ЯКОБ: Ну не самого Свина, конечно. Его услуги.

МИМО: Какие услуги?

ЯКОБ: С его помощью мы достанем волшебной травы и избавимся от злых чар.

МИМО: Думаешь, он продается?

ЯКОБ: Свины всегда продаются. Дело только в количестве денег и правильном подходе. Денег достаточно…

МИМО: А подход к нему ты найти сможешь?

ЯКОБ: После жизни во дворце, думаю смогу. Тут и дня без подходов протянуть нельзя. Политика! К каждому свой подход нужен. Одному польстить, другому лишний кусочек подложить, третьему лишний раз поклониться, четвертому наоборот, пригрозить, пятому подарочки к праздникам, у шестого о детях лишний раз поинтересоваться… А Свин жадный. Значит, с этой стороны и надо подходить.

Видят Свина, который возится в грязи. Звучит музыка.

ЯКОБ: (поет)

                    Свин очень деньги любит…

Они подходят к озеру.

Свин лежит в грязи, возле озера.

СВИН: (поет)        Она меня погубит.

                    Свин оСень деньги любит.

(говорит) Я не могу поймать Карлика Носа. Он работает в замке. Там кругом охрана. Надо подкараулить его на баЗаре. Нет, там тоЗе полно народу. Если бы подкараулить его где-нибудь в темном уголоСьке… Он не ходит по темным уголоСькам. Видимо, и впрямь не СноСить мне баСки!

(поет)              Она меня погубит.

Из-за угла выходят Якоб с Мими.

ЯКОБ: (поет)        Свин очень деньги любит.

Музыка заканчивается. Свин видит Якоба, становится в боевую стойку.

СВИН: Ага, на ловСа, как говориССа, и Зверь беЗыт! Сяс я тебя возьму силой! Сяс возьму!  

ЯКОБ: (ставит клетку на землю) Свин, ты очень любишь деньги?

СВИН: Я оСень хоСю жить, поэтому ты пойдеСь со мной.

Свин нападает на Якоба. Якоб уворачивается, толкает Свина рукой. Свин падает на землю. Встает.

СВИН: Ух, ты ЗараЗа какая! Сам урод, а Сам какой верткий!

Свин нападает еще раз. Якоб бросает его на землю еще раз.

Якоб идет к Свину, смотрит на него.

СВИН: (бурчит себе под нос) У, какой кабаниСе выроС!

Якоб стоит над Свином.

СВИН: (лежа на земле) Только не бейте меня, поЗалуста!    

Свин меняет тактику и падает перед Якобом на колени.

СВИН: ГоСподин Сеф-повар! Не дайте погибнуть…

ЯКОБ: (поднимает его с колен) Что случилось, Свин?

СВИН: ПоСлите со мной, поЗалуСта. А то мне баСта!

ЯКОБ: Почему?

СВИН: Потому Сто она из меня СаСлык Зделает.

ЯКОБ: Шашлык. Так тебе и надо! Я бы из тебя не только шашлык сделал, а еще…

СВИН: Знаю, знаю, что еще!

ЯКОБ: Чтобы знал, как людей обманывать.

СВИН: А Сто я? Я тут не приСем. Это все ее проиСки.

ЯКОБ: Не причем. А кто ей прислуживает? Не ты, скажешь?

СВИН: И ниСего не прислуЗываю. Так, конСультирую по некоторым вопроСам.

ЯКОБ: Не мог поприличнее место для службы подыскать!

СВИН: Семейная традиСыя. Мой папаСа и дедуСка тоЗе у нее СлуЗыли. Мы Свины – люди подневольные. Зыть любим. ДенеЗки любим. 

ЯКОБ: Скажи, Свин, а ты без неё можешь жить?

СВИН: ТеоретичеСки могу.

ЯКОБ: А что тебе для этого надо?

СВИН: Сто-сто? Сто и всем. НаСяльный капитал.

ЯКОБ: (показывает пачку с деньгами) Я дам тебе начальный капитал. Смотри!

СВИН: (тянется ручками к деньгам) ДенеСки. ПрилиСьная Сумма!

ЯКОБ: Еще какая приличная! Я тебе дам эти денежки, а ты поможешь мне достать травку вонявку.

СВИН: (отворачивается в сторону) Это подкуп! Я честный… свин. (искоса поглядывает на деньги, которые протягивает ему Якоб) Она из меня отбивную сделать обеСяла, представляеС? Знаесь как обидно. Я ведь нессастный. (вздыхает)

ЯКОБ: (дразня его денежками) Сколько денежек за одну травку!

СВИН: (Очень хочет взять деньги) А если… она меня поймает?

ЯКОБ: Сколько времени Крейтервейс не сможет выбраться из замка?

СВИН: Несколько лет.

ЯКОБ: (протягивает деньги) За это время ты уедешь на край света. Туда, где она тебя не достанет.

СВИН: ВообСе-то, да. Смотаться можно. Не найдеСь потом. Чёрт ногу сломит. (смотрит на деньги, вздыхает) Ну, ты Зе понимаеСь, Якоб, что я чеСный свин. ПонимаеС, она из меня холодеС Сделать обеСяла. Якоб, я вооССе самый неСастный Свин на земле.   

ЯКОБ: Бери, бери, пока из тебя котлет не накрутили.

СВИН: Ага, Заркое говорит Сделаю! Ладно. Так уЗ и быть! Купили Свина! Но знай, Якоб, это всё на твоей совести. (берет деньги) УбеЗу в Субедамскую долину, буду разводить поросят, пока она у себя в замке дрыхнет. (хлопает себя по карману с деньгами) РаЗвернусь там, грязевых ванн настрою. СкаЗу тебе по секрету. У меня уЗе давно планСик имеется. ДельСе верное. Только наСяльного капитала не хватало. (улыбается, грозит Якобу пальцем) А ты хитрый, Якоб, знаеСь, как подход найти. Далеко пойдеСь!

ЯКОБ: Где травка хранится, знаешь?

СВИН: Знаю, в Сейфе на кухне.

ЯКОБ: Ключ от сейфа у тебя?

СВИН: Не-а. Ключи от сейфа теперя у неё. У себя дерЗит, после того Слусяя. (прячет деньги за пазуху) Но деньги уЗе не отдам. Всё. Зделка соверСылась. 

ЯКОБ: Мы её обманем. Притворимся, что ты меня захватил.

СВИН: (радостно приплясывает) Ура! Притворимся – притворимся!

Якоб вздыхает.

СВИН: А как это – притворимся? Кем? СтаруСку Крейтервейс слоЗно обмануть.   

ЯКОБ: Притворимся, а потом…

СВИН: Что потом?

ЯКОБ: (Подозрительно  смотря на Свина) Потом узнаешь, что потом! Пошли!

СВИН: (меняется в лице) А это не опаСно для моего здоровья?

ЯКОБ: Да чего тебе бояться за твое здоровье? Все равно, на сковороде окажешься, если меня не приведешь. А так, в случае чего, скажешь, что ты ни причем. Сказали привести, ты и привел.

СВИН: Ладно, поСли. (на ходу) ПреСтавляеС, она из меня колбаСу Сделать обеСяла. А я там – в Суберданской долине такое дельСе Заврю. А ты будесь мне клиентов присылать. Как ты считаеСь, Якоб? НуЗен тебе такой компаньон, как я. Я надеЗный…    

 

17-ая картина. Замок Крейтервейс. (Свин, Якоб, Мими, Крейтервейс)

Озлобленная Крейтервейс бегает по замку от стены к стене.

КРЕЙТЕРВЕЙС: (рычит) Я не могу уснуть! Мне голодно и холодно. У меня пропал аппетит! Аппетит, где ты?! Куда ты делся?! А-а-а!!!

Крейтервейс плачет.

Свин заводит связанного по рукам Якоба.

СВИН: Вот, ВаСа ТёмноСть! Поймал!

КРЕЙТЕРВЕЙС: (подбегает к Якобу, говорит со злостью) Поймал, молодец! Убей его, свари. Я буду его есть! (берет Якоба за подбородок, голос ее становится тоскливым) Куда же ты убежал от меня, мой милый карлик? Зачем? У меня пропал аппетит без тебя. А вместе с аппетитом не идет сон. Запах вареного карлика разбудит во мне аппетит. А? Как ты думаешь, Нос?  

ЯКОБ: Простите меня, госпожа! Я не должен был вас огорчать. Вы так добры были ко мне, а я не ценил вашей заботы.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Ага, дошло! Учишь вас, учишь, воспитываешь, воспитываешь… А в ответ что? Только черная неблагодарность! Если бы я не была злой колдуньей, то могла бы обидеться. А так, просто злюсь! Ух, как я зла! А от злости у меня портится вкус! Готова жрать всякую гадость, даже такую, как ты!

ЯКОБ: Не надо меня есть. Вы же сами говорите, что я гадость!

КРЕЙТЕРВЕЙС: Ну и что, что гадость? Принципы есть принципы, тут не до вкусовых капризов!

ЯКОБ:  Да какой в этом прок! Лучше возьмите меня обратно на службу. Я готов служить вам. Буду готовить для вас самые лучшие блюда. Даже герцог таких не пробовал.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Герцог! Подумаешь, какой-то там герцог.

ЯКОБ:  Я давно подумывал вернуться.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Правда?

ЯКОБ: Да.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Я не верю тебе. (Свину) Свин, где ты его нашел?

СВИН: Он приСёл ко мне, упал в ноги. ХоСю – говорит – обратно… наЗад… к этой самой… к старухе…

КРЕЙТЕРВЕЙС: К кому?!

СВИН: Пардон, к ведьме.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Что?!

СВИН: Ой! То есть – к волСебной ЗенСине, Крейтерейс. Узас как по прилисьному обСеству соскуСился говорит.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Так и сказал?

СВИН: Честное свинское! И ты, Свин – говорит – оСень хороСый Свин. Самый лучший Свин.

КРЕЙТЕРВЕЙС: (Свину) Развяжи его.

Свин развязывает Якоба.

КРЕЙТЕРВЕЙС: (Якобу) Приготовь мне чего-нибудь вкусненького. (капризным голосом) Верни мне мой аппетит. И сон.

ЯКОБ: Я вам такой супчик приготовлю! Сон будет волшебный!

Якоб начинает готовить и танцевать. Крейтервейс садится в кресло и смотрит, как Якоб ей готовит.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Противный. Сколько страданий доставил своей мамочке.

Звучит музыка, Якоб поет.

ЯКОБ:          Главное делать дело с любовью!    

Парю, жарю, кашеварю, готовлю!

               Это почти волшебство.

               Я это помню.

КРЕЙТЕРВЕЙС: (принюхивается) Чую какую-то новую травку.

ЯКОБ: Да, ваша Тёмность, вы правы! Это молодильная травка! (в сторону, в зал, шепотом) От этой травки ты уснешь на некоторое время, лет на 12.

Звучит музыка.

ЯКОБ: (речитативом)       Главное делать дело с любовью!   

 Парю, жарю, кашеварю, готовлю!

                     Это почти волшебство.

                     Я это помню.

СВИН:                         Он это помнит.

Так вкусно! Сто невозможно устоять!

Карлик нос – наша услада!

               Крейтервейс - больСой любитель поЗрать.

(осекается при взгляде Крейтервейс) То есть, поесть.

               Карлик варит, как надо.

Якоб преподносит ей блюдо.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Ах, какой запах! (сладко зевает) От одного запаха сон возвращается.

ЯКОБ: Запах это запах. А вы на вкус попробуйте! Извольте откушать!

Крейтервейс начинает смачно есть, причмокивать.

Музыка заканчивается.

Крейтервейс доедает всё до конца.

КРЕЙТЕРВЕЙС: Отличная еда! Хорошо я тебя научила. Молодец я!(зевает) Вот. Кажется и сон пришел. Хорошо-то как. Наконец-то и вздремнуть можно часок, другой. А ты мой славный повар, подумай, чем окончательно загладишь свою вину, что приготовишь мне на ужин. А то я, а то мне, а то меня…

Засыпает крепким сном и храпит.

ЯКОБ: (Свину) Ищи ключи.

Свин проверяет карманы Крейтервейс, находит ключи, дает Якобу.

СВИН: Вот!

ЯКОБ: Где сейф?

СВИН: Ты Сто, забыл Столи где? Вон там в Скафу.

Якоб идет к сейфу, открывает, достает травку.

ЯКОБ: (Свину) Это она?

СВИН: Она самая. ВонюСка.

ЯКОБ: Не вонючка, а вонявка. Смотри, Мими!

СВИН: Да какая разниСа! Хватай, да беги, пока ведьма не проснулась.

ЯКОБ: Она теперь долго не проснется.

СВИН: Все равно беги. Смывайся, делай ноги, уматывай, улепетывай, драпай…

ЯКОБ: Хватит! (берет Мими) Мими, мы свободны! Что нужно сделать? Просто понюхать?

МИМИ: Просто понюхать. Только не здесь. Нужно уйти из этого проклятого места. Давай поторопимся.

СВИН: (впопыхах собирает вещи) А как Зе я?!

ЯКОБ: А ты смывайся, делай ноги, уматывай, улепетывай, драпай. Только побыстрее и подальше.

СВИН: Сяс драпану! Только меня и видели!.. МоЗет еСе Серебряных лоЗечек прихватить?

ЯКОБ: Да ну тебя! Пойдем, Мими!

СВИН: А там еСе ведрыСко для льда серебряное, СяСы золотые и ваза хрустальная…

Якоб с Мими убегают. Свин мечется по дому в раздумьях, что бы еще стащить.

Крейтервейс громко раскатисто храпит. Может быть, даже храпит под музыку, в такт музыке.     

 

18-ая картина. Улица. (Свин, Якоб, Мими – «Гусыня», Фридрих, Ханна, люди)

Появляются прохожие, торговцы. Они идут куда-то, суетятся. Проезжает телега с овощами.

Якоб, «гусыня» и Свин выбегают в город. Якоб достает травку, нюхает её. Чары рассыпаются. Суставы его трещат, голова поднимается из плеч, нос становится всё меньше и меньше, а ноги длиннее. «Гусыня» смотрит на него.

«ГУСЫНЯ»: Какой ты красивый! Ты совсем не похож на уродливого карлика!

Якоб дает травку «Гусыне». «Гусыня» нюхает, чары рассыпаются. И «гусыня» превращается в Мими. Красивую девушку.

ЯКОБ: Мими!

МИМИ: Якоб!

ЯКОБ: Ты такая красивая, Мими!

Они протягивают друг другу руки. Идут навстречу.  

ЗВУЧИТ МУЗЫКА.  

Собираются люди. Среди гостей также Ханна и Фридрих.

ХАННА: Сынок!

ЯКОБ: Это я - мама!

ФРИДРИХ: Якоб!

ЯКОБ: Это я – папа!

ХАННА: Наконец-то ты вернулся!

ФРИДРИХ: Мы так долго тебя ждали!

Якоб подбегает к родителям, обнимает их. Потом снова бежит к Мими.

Якоб любуется на неё. Они с нежностью смотрят друг на друга. Между ними пробегает искра любви.

ЯКОБ: (поет)             Я не думал, что так случится.

Сердце в груди стучится.

                         Это самый счастливый миг.

Я очень люблю тебя, Мими!

МИМИ: (поет)             Я не знала, что так случится.

                         Сердце в груди стучится.

ЯКОБ:                         Это самый счастливый миг.

                         Я очень люблю тебя, Мими!

ВСЕ:                     Это самый счастливый миг.

                         Будьте счастливы, Якоб, Мими!!!

ЯКОБ:                    Я люблю тебя!

МИМИ:                    Я люблю тебя!

На сцене появляется Свин. Якоб с подозрением смотрит на него.

СВИН: (Якобу, оправдываясь) Я беСкорыстно. Я Зе ваС друг. Я теперя свой бизнеС строю, там за сараем. Свиноферму. Ага. ПороСят буду раЗводить.

Якоб и Мими целуются.    

Свин смотрит на зрителей и машет руками.

СВИН: Конес. Всё-всё. Сяс детям да шеСтнадцати.

Свин подмигивает в зал, улыбается.

Музыка продолжается.

 

Конец.

 

Сергей Решетников (с) 2008 год.  


Внимание! Постановка только с разрешения автора.
Сергей Решетников (c) ноябрь 2009

  • 26.04.2015
Возврат к списку