• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Тунгусский метеорит, Сергей Решетников

Тунгусский метеорит

Сценарий полнометражного фильма «ТУНГУССКИЙ МЕТЕОРИТ».

1. Преследование.

Ранее утро тридцатого июня 2008 года. Огромное сибирское солнце, на фоне которого пулей пролетают черные птицы. Густая-густая тайга. Внутри желтая, покрытая опавшей хвоей земля, откуда растут и поднимаются мощные светло-коричневые стволы хвойных деревьев, которые будто упираются и поддерживают одну единую плотную темно-зеленую шапку хвои. Через нее едва-едва пробиваются тоненькие лучи сибирского солнца.

Высокий молодой человек  с черными длинными волосами в грязной ветровке, торопясь, идет между деревьев. Такое ощущение, что за ним кто-то гонится. Его черные, похожие на солдатские, ботинки утопают при каждом шаге на несколько сантиметров в почву, покрытую желтой хвоей. Он спотыкается, падает. Смотрит перед собой. Видит огромный муравейник. Кажущийся большим рыжий муравей словно смотрит на молодого человека, шевелит усами. Человек встает на ноги, обходит муравейник, оглядываясь, спешит дальше.   

Он выходит из тайги на каменистую площадку, обогреваемую солнцем, уставший ложится на горячие камни, широко распластав руки, и смотрит в небо. Ветер затихает. Тучи в небе прекращают двигаться. Солнце раскаляется до предела. Становится кроваво-бордовым.  Молодой человек, прищурившись, прикрывши ладонью глаза от яркого света, смотрит на небо. Слышен отчетливый, низкочастотный хруст.

2. Тишина.

Небо затянуто грозовыми тучами. Молодой человек неподвижно сидит на камнях. Между камней плавится, догорает кусок неизвестного материала.

3. Подростки с ружьем.

Трое подростков со злыми лицами. У одного из подростков в руках ружье. Ружье стреляет. Вспышка.

4. Проводник.

Неделю назад.

Яркая лампа. Просторный кабинет. Шкаф с книгами, стол с компьютером, телефоном и факсом, за столом черное кожаное кресло. Перед столом два стула. Доцент Забавин, худощавый, невысокий молодой человек (27 лет) сидит за столом в кресле. Он внимательно смотрит на стоящего спиной к окну мужчину. Мужчина высок, широкоплеч. У него густой черный длинный волос, как у североамериканского индейца.

- Ну? – спрашивает Забавин.

Мужчина как прежде стоит спиной, не оборачивается. За окном мальчик играет со своей собакой. Бросает ей палку, она, виляя хвостом, приносит её.

- Решайтесь, - продолжает Забавин, толкнув пальцем метроном, - Дело серьезное.

Метроном размеренно тикает. Мужчина стоит у окна, думает.

- Профессор считает вас лучшим, - продолжает Забавин.

Мужчина стоит.

Забавин тяжело вздыхает и выкладывает последний козырь:

- Хорошие деньги, в конце концов.

Мужчина поворачивается лицом к Забавину, сидящему за столом. Мужчину зовут Улигер. Он крепко сложен, под два метра ростом. Почти гигант по сравнению с худым, щуплым Забавиным. Монголоидный тип лица. Широкие скулы. Тонкие вытянутые губы. Длинные ровные волосы. Метис. Его мама эвенка. Папа русский. Он похож на индейца северной Америки. На нем куртка песчаного цвета из водостойкого материала, синие джинсы. На ногах большие черные, подкованные стальными болтами ботинки.

Метроном размерено тикает.

Улигер подходит к столу, садится напротив Забавина. Даже сидя Улигер на две головы выше своего собеседника.

- Я согласен, - подает Улигер руку через стол.

Счастливый Забавин протягивает руку в ответ.  Улигер в самый последний момент убирает руку.

- Но должно быть в два раза больше.

Забавин озадаченно разводит руками, говорит:

- Но у нас ведь бюджет.

- В два раза больше, - каждое слово отчетливо произносит Улигер.

Забавин утирает со лба испарину.

- Ну… Что ж… Ясно. Я вынужден… согласовать это с профессором. Я не уполномочен принимать таких решений.

Улигер с улыбкой смотрит на Забавина.

Забавин ерзает по стулу. Заметно нервничает. Не знает, как себя вести. Его глаза бегают. Он судорожно думает. Разговор о цене вопроса завел его в тупик. Как доложить об этом профессору, где брать деньги.

Улигер достает из пачки жевательную резинку, вынимает три кубика, протягивает пачку  жвачки Забавину, кивком головы предлагает взять. Забавин отрицательно качает головой, мол, спасибо, не надо. Улигер смачно зажевывает кубики, чавкает и спрашивает:

- А сколько человек?

Забавин с кривой улыбкой смотрит, с каким смаком Улигер жует жевательную резинку.

- О чем вы?.. – переспрашивает Забавин, а потом сам вспоминает, - А. Да. Пять человек. Пять.

Забавин нервно теребит бумажки, лежащие на столе.

- Пять много, - говорит Улигер.

Доктор Забавин, нахмурив брови, смотрит на Улигера:

- Пять… без вас.

- Совсем много. Четыре человека максимум.

Улигер смачно жует жевачку, смотрит на качающийся метроном и спрашивает:

- Что я там с вами буду делать?

- Не понимаю вас, - хмурит брови Забавин.

Улигер кладет ногу на ногу и обнаруживает грязный черный ботинок, который видит брезгливый Забавин.

- Я сказал, - спокойно говорит Улигер.

Забавин громко кашляет и говорит:

- Профессор говорит…

- Меня не интересует, что говорит профессор, - перебивает его Улигер.

Вдруг в кабинет смело входит девушка с дорогим кейсом в руках. Она идет к столу. Её высокие каблуки стучат по паркету в такт метроному. Улигер внимательно с головы до ног её осматривает. Она молодая (примерно двадцати двух лет), невысокого роста брюнетка, с сексуально распущенными волосами. На ней смелая для учреждений подобного рода короткая юбка, блузка с глубоким вырезом, на шее бриллиантовое колье, на безымянном пальце левой руки большой перстень. Она красива и сексуальна. Забавин встает, выходит из-за стола и представляет вошедшую девушку:

- Профессор Латынникова. Алёна Александровна. Прошу любить и жаловать.

Алёна Латынникова проходит к столу.

Улигер поднимает на неё глаза. Они некоторое время молчат, смотрят друг на друга. Между ними пробегает искра, которая в другой ситуации могла бы разрастись в бурную страсть. Но не сейчас. Сейчас речь идет о смертельно опасной экспедиции. А для Улигера это бизнес. В сердце Алёны тоже зародилось зерно любви. Она слегка смущена, но не теряет самообладания. Потому что для нее также на первом плане экспедиция. У нее принцип – с коллегами никаких отношений.

Метроном мерно тикает.

Оба они смущены. Улигер отчетливо слышно глотает слюну, его большой кадык движется вверх к подбородку, потом вниз. Алёна же приоткрыв рот, облизывает губы. Вдруг подсознательно пугается этого, плотно зажимает губы.

Метроном мерно тикает.

Забавин представляет Улигера:

- У…Улигер. Проводник.

Алёна берет себя в руки, приветливо улыбается, протягивает руку Улигеру. Улигер приходит в себя, хмурит брови. Он, мягко скажем, удивлен, не отрываясь от стула, берет протянутую ему руку профессора Алёны Латынниковой, хмурится на глазах.

Алёна отвечает:

- Любить меня совсем не обязательно. А вот жаловать и уважать очень даже пожалуйста.

Забавин пытается вспомнить в ответ, на что Алёна говорит: любить не обязательно. Вспомнив, как он ее представлял, он многозначительно поддакивает:

- Да, кончено.

Латынникова идет к своему черному креслу, в котором раньше сидел Забавин, садится в него и с улыбкой обращается к доктору Забавину:

- Лев Григорьевич, вы нагрели мне место. Спасибо.

Забавин с улыбкой пожимает плечами:

- Всегда пожалуйста.

Улигер как прежде хмурится.

Латынникова открывает кейс, достает оттуда  плотный конверт, держит его в руках.

- Я постараюсь быть краткой… У…Улигер, можно без отчества?

- Нет, - перебивает её Улигер, встает из-за стола и идет к окну, - Не пойдет.

- Что? – в один голос спрашивают Забавин и Латынникова.

- Не выйдет, - глядя в окно, говорит Улигер, - В сердце Сибири. С женщиной! Гиблое дело. Тайга нас не примет.

Латынникова прищуривается и начинает говорить:

- Да но…

- Нет, - перебивает её Улигер, подходит к столу, берет сумку и собирается идти к выходу, - Я тут сижу, слушаю три часа ваши домыслы, глупые гипотезы…

Забавин разводит руками:

- Ну почему глупые? Научные.

- Объясняю, - говорит Улигер, - Там иной мир. Иные ценности. Дно мира. Пуповина земли, которую, надеюсь, скоро перережут, чтобы планета стала обычным звеном в цепочке цивилизаций. Пока же у нас обезьянник, - показывает он рукой на изящно одетую Алёну.

Алёна, смущаясь, осматривает себя:

- Что вы имеете в виду?

Улигер собирается выходить.

Забавин преграждает ему дорогу:

- Подождите секунду. Одну секунду.

Улигер смотрит на свои большие наручные часы, потом показывает их Забавину:

- Секунда прошла.

Латынникова встает из-за стола и говорит:

- Мы удвоим ваш гонорар.

Забавин, искривившись в улыбке, смотрит на Латынникову и, запинаясь, говорит:

- Дело в том… что… он уже просил… поднять вдвое. Я вам, Алёна Александровна, не успел еще сказать.

Улигер поворачивается к Латынниковой, показывает три пальца руки и говорит:

- В три раза.

Забавин хватается за голову:

- В три раза! Боже мой!

Латынникова пристально смотрит на Улигера. Улигер не отрывает от нее взгляда. Кто кого переглядит, не моргнув.

Вспышка света. Метроном застывает на месте. Часы на руке Улигера останавливаются. Еще одна вспышка.

Игла капельницы. Укол шприцем. Врач в сиреневом халате.

Латынникова стоит с закрытыми глазами. Забавин спешит на помощь Алёне.

- Профессор, что с вами? – поддерживает ее за руку Забавин.

- Ничего, всё в порядке, - говорит Алёна и через силу улыбается.

Происходит тоже, что случилось до вспышки. Тот же жест Улигера, те же слова. Повторение.

Улигер поворачивается к Латынниковой, показывает три пальца руки и говорит:

- В три раза.

Забавин хватается за голову:

- В три раза! Боже мой!

- Хорошо, - в конце концов, говорит Латынникова, - Мы увеличим ваш гонорар в три раза.

- Ёлки-палки! – Шокирован Забавин.

Улигер небрежно бросает сумку у порога, идет к столу, садится, закидывает ногу на ногу, будто специально демонстрируя свои грязные ботинки Алёне. Алёна бросает короткий взгляд на грязную обувь собеседника и деловым тоном продолжает говорить:

- Нас будет пятеро. Лев Григорьевич вам об этом успел сказать?

Улигер кивает головой, мол, скатать успел, и показывает ей четыре пальца.

- Что? – не понимая, что это за знак, спрашивает Алёна.

- Четыре человека, - отвечает Улигер.

- Четыре? – удивлена Алёна.

- Только четыре. Включая меня.

Латынникова встает из-за стола. Её лицо искажено злобой, брови нахмурены, губы искривлены.

- Послушайте, мало того, что вы беспардонно подняли свое вознаграждение в три раза! Вы еще требуете от меня уменьшить количество человек в экспедиции.

- Рекомендую, а не требую, - спокойно говорит Улигер.

- Почему? – нервничает Алёна.

Улигер вздыхает и с улыбкой отвечает:

- Если я тебе сейчас начну объяснять, почему нельзя больше четырех, ты мне не поверишь. И я не хочу ничего объяснять. Достаточно того, что я несу ответственность за каждую вашу отдельно взятую профессорскую жопу.

Латынникова садится за стол и, ударив ладонью по столу, кричит:

- Не смейте говорить со мной в таком тоне!

Улигер отвечает:

 - Вы не понимаете, куда мы летим!

Латынникова, выдержав паузу, немного успокоившись, говорит:

- Я всё прекрасно понимаю. Четыре человека. Согласна.

Улигер улыбается, протягивает ей руку, Алёна по-мужски пожимает руку и говорит:

- Четыре человека плюс вы.

Улигер отрицательно машет головой.

Латынникова, прищурившись, смотрит на Улигера и, не отпуская его руки, жестко, хладнокровно, отчетливо говорит:

- Еще раз повторяю. Четыре человека плюс вы. Иначе я сделаю один звонок, - показывает один палец, - Один звонок. И вы об этом пожалеете.

Улигер отрывается от рукопожатия, идет к выходу, берет сумку, оборачивается к Алёне и говорит, - Согласен. Четыре. Но я не гарантирую, что все вернутся назад.

Забавин от расстройства крякнул, громко чихнул, на глазах сник, достал платок и стал вытирать нос. Алёна смотрит на Забавина:

- Будьте здоровы, Лев Григорьевич.

- Да. Мне это очень необходимо. Очень. Моя мама по этому поводу говорит…

Латынникова перебивает Забавина и обращается к Улигеру:

- Хорошо. Мы постараемся сами о себе позаботиться.

- Окей, - Улигер разворачивается, открывает двери, останавливается, потом поворачивается лицом к столу, говорит, - Аванс.

Латынникова снова берет в руки конверт, лежащий на столе, протягивает Улигеру. Тот подходит к ней, хочет взять конверт, но Латынникова кладет конверт на край стола. Улигер внимательно смотрит на Алёну, берет конверт, не стесняясь, вскрывает его, вынимает деньги.

Алёна говорит:

- Там по новому раскладу около двадцати процентов.

Улигер с улыбкой:

- По раскладу?

Улигер пересчитывает деньги на глазах у Латынниковой и Забавина, чем их немало смущает. Притом делает он это так. Выкладывает пятитысячные рублевые купюры на столе вряд по десять, одну за другой. Как раз в это время звонит телефон. Алёна не поднимает трубку, ждет, когда Улигер пересчитает деньги. Улигер же смотрит на звонящий телефон и продолжает раскладывать деньги, считать.

В двери кабинета стучат. Алёна громким голосом отвечает:

- Я занята.

Стук продолжается.

Забавин подходит ближе к двери и громко кричит:

- Она занята. Ясно?

Алёна строго смотрит на Забавина, показывает ему рукой на стул, предлагает сесть, говорит с упреком:

- Лев Григорьевич.

Забавин послушно садится, говорит:

- Ну а что они – стучат и стучат, простите.

Улигер заканчивает подсчет, кладет деньги в карман, отдает Алёне конверт.  

- Когда остальные? – поднимает глаза на Алёну.

- Завтра до пятидесяти процентов добавим. Вторую половину по возвращении.

- Завтра - семьдесят пять процентов.

- Что? – удивляется Алёна.

- Семьдесят пять.

- Но…

- Потому что неизвестно, вернусь ли я сам оттуда.

Забавин оценивающе смотрит на него:

- Вам бы романы страшные писать!..

Алёна с упреком на Забавина:

- Лев Григорьевич!

- А что он нас пугает?

5. Лестница вниз.

После работы Алёна Латынникова и Лев Забавин спускаются по лестнице.

Забавин говорит в процессе спуска:

- Мама категорически наказала – не водись, Лева, с таежными людьми. Они тебя плохому научат, - он тяжело вздыхает, идет дальше, - Умопомрачительно! Невыносимо! Ужасно! Он просто вымогатель и провокатор, - гримасничает, изображает Улигера, цитирует его слова, - Вернусь ли я сам оттуда. Кошмар! Что он этим хочет сказать? Лесной человек!

- Может быть, завышает планку. Но вероятно, там на самом деле опасно, - отвечает Алёна.

Алёна останавливает его, что-то хочет сказать. Но нетерпеливый Забавин ее опережает:

- Запросил столько денег! Сумасшедший!

- Но никто лучше него не знает тех мест.

- А в психушке его проверяли?

- Проверяли. Без отклонений.

- Значит, альтернативы нет?

- Вы думаете, мне он по душе?

- Надеюсь, нет.

- Вопреки всему, он лучший проводник.

Они спускаются дальше.

- Алёна Александровна, а помните, он что-то плёл нам про пуповину земли?..

Латынникова идет по ступеням и говорит:

- Вот поэтому мы и летим туда на дно мира, чтобы  изучить эту самую, как он выражается, пуповину.

В глазах у Алёны темнеет. Она видит шприц, скальпель, капельницу, глаза доктора.

Забавин держит ее под руку:

- Вам плохо, Алёна Александровна?

ПОВТОР!

Глаза Забавина:

- Алёна Александровна, а помните, он что-то городил нам про пуповину земли?

Латынникова идет по ступеням и говорит:

- Вот поэтому мы и летим туда на дно мира, чтобы  изучить эту самую, как он выражается, пуповину.

Забавин следует за ней:

- Ну да. Изучить пуповину и развеять миф.

- ИЛИ развеять миф, - говорит Алёна, делая акцент на «или», - Что тоже результат. Наша главная задача, возобновить исследование тунгуской аномалии. Вы со мной согласны, Лев Григорьевич?

Лицо доктора Забавина, который беспрестанно думает о случившемся сегодня. Он хмурит брови, поднимает глаза.

6. Взлётная площадка.

Озабоченное лицо Забавина. Он кричит:

- Да нет же! Нет-нет-нет! Не нужно так. Как ты её!?.. Да не так же…  

Площадка для взлёта вертолетов. Два молодых человека грузят вещи, оборудование, снаряжение экспедиции в вертолет. Забавин, одетый в теплую куртку и шапку, руководит процессом погрузки:

- Поверни вправо чуть-чуть. Так не войдет.  Ну, куда ты?! Ну не так!

Неподалеку стоит Улигер. Он в той же ветровке, в тех же ботинках. Только за спиной у него рюкзак, поверх которого пристегнут спальный мешок. Улигер говорит Забавину:

- Слишком много оборудования.

- Что? – переспрашивает Лев Забавин.

- Много оборудования, - громче говорит Улигер, - Кто его будет таскать?

- Вы поможете, - из-за спины Улигера появляется одетая в новую желтую куртку Аляску Алёна Латынникова. На ногах у нее белые полусапожки на меху.

Улигер оглядывает ее с головы до ног, оценивает ее наряд, указывает на обувь и вопросительно молчит.

Алёна, не понимая, пожимает плечами.

Улигер отворачивается от нее. Но Латынникова продолжает разговор:

- Позвольте вам представить – Николая Леонидовича Бученко. Уфолога. Доктора медицины.

Неподалеку от Латынниковой стоит высокий, еще выше и крепче, чем Улигер  – Николай Бученко. На нем черная куртка, а на носу небольшие круглые очки.

Улигер протягивает ему руку. Бученко больно пожимает руку. Улигер улыбается, чувствует сильное рукопожатие, говорит:

 - Сильно!

Латынникова представляет Улигера:

- У…Улигер… - и забывает фамилию.

- Улигер, - с улыбкой говорит Улигер и кивком головы показывает на Бученко, - Я сначала не заметил. Доктор… медицины, значит?

Улигер показывает себе на глаза:

- Иногда плохо вижу. Тут. В городе плохо. Да. Парадокс. Среди домов зрение плохое, а прилетаю в тайгу, на родину, там… там нормально. Не подскажешь, что это?

- Нужно посмотреть, - строго говорит Бученко.

- Правда? – с иронией спрашивает Улигер, - То есть мне можно записаться на прием?

Бученко молчит.

Улигер кивает головой:

- Потом. Прилетим из тайги. Если Менгри не будет возражать, будем  живы.

- Менгри? – спрашивает Латынникова.

- Менгри, - просто отвечает Улигер и показывает на небо.

- И что это означает? – с иронией спрашивает Латынникова.

- Менгри.

- А подробнее можно?

- Менгри. НЕБО.

Забавин останавливается возле беседующих и говорит:

- Что Менгри на сегодня нам приготовил? Вы не спросили у него случайно? – показывает на вертолет, - Долетим на этой машине или как?

Улигер присаживается на траву и говорит:

- Менгри не отвечает на глупые вопросы. Не занимается такими пустяками.

- А кто же занимается такими пустяками? – спрашивает Забавин, и тем временем несет сумку в вертолет, хочет ее положить, но молодой человек предлагает ему свою помощь.

- Я сам. Эту – я сам, - кладет сумку в угол.

Улигер не отвечает на вопрос Забавина.

- Какие у вас еще есть Боги? – спрашивает Алёна Улигера.

- У нас нет никаких богов, - говорит Улигер.

- А кто же тогда  у вас есть?

- У нас… а теперь уже и у вас… есть  Кангон. Дух тайги.

- Хм… Дух? Он что, плохой?

- Дух не бывает плохим или хорошим. Дух – это дух.

- То есть, предполагаю, что в вашей религии нет черного бога или духа? Как в христианстве сатана.

- Нет, зачем нам сатана? Он есть у вас. И вы с ним находитесь в постоянной борьбе. Нашим Духам нечего делить. Поэтому мы воюем только в крайних случаях.

К Алёне и Улигеру подходит молодая девушка  с видеокамерой. Последние слова Улигера были сняты на камеру формата DVcam. Алёна показывает на девушку, представляет её:

- Вот пятый участник нашей экспедиции. Виктория Дьякова. Микробиолог.

- И по совместительству   видеооператор – добавляет Виктория и продолжает снимать.

Виктория так же молода как Алёна. Она высокая блондинка. Одета в голубой комбинезон и синюю вязаную шапочку.

Улигер отворачивается от Виктории и бубнит:

- Детский сад!

Потом поворачивается к Алёне и строго говорит:

- Мы летим не в Куршавель, не на Капри и не в Дисней-Лэнд!..

Алёна с иронией:

- О! Откуда такие широкие познания современной жизни? Вы – человек тайги! Говорите о заграничных штучках!  Вас не  утраивает Виктория? Почему? Она лучший специалист в своей области.

- Не есть хорошо, что двое из четырех участников экспедиции женщины. 

Алёна с улыбкой:

- Девушки.

- Что? – не услышав, переспрашивает Улигер.

Алёна показывает на свои уши и говорит:

- Вы, я так понимаю, не только видите, но и  слышите плохо? Здесь, где нет тайги?

- Что? – снова спрашивает Улигер.

Латынникова тяжело вздыхает и говорит громче:

- Девушки. Ни я, ни Вика. Не были замужем.

Вика стоит рядом с Алёной, улыбается.

- Еще не лучше, - бубнит под нос Улигер.

К ним подходит Лев Забавин и докладывает Алёне:

- Всё готово, профессор.

Прежде чем Алёна отвечает, Улигер ее опережает и громко говорит:

- Отлично! Ну что ж… Целуйте землю!

- Зачем? – спрашивает удивленный Забавин

- Чтобы Ваум – дух земли, после того как мы побываем, - показывает на небо, - у Менгри принял нас обратно. То есть, попросту сказать, чтобы эта железяка, - показывает на вертолет, - села в нужном месте, в нужное время, без происшествий.

Забавин подходит ближе к Улигеру и с кривой улыбкой спрашивает:

- Улигер, вы на самом деле считаете, что от Ваума и… этого, как его, - показывает пальцем в небо, - …Менгри зависит наша судьба?

- Ты в этом сомневаешься? – спрашивает Улигер.

- Ну… не знаю… А мы на «ТЫ»?

- Я на «ТЫ».

- Гм.

Улигер ничком падает на землю, раскидывает по сторонам руки, ноги и затихает. Алёна разводит руками, говорит:

- Ну что ж, не будем злить Духов! Приляжем на дорожку, - и  тоже ложится ничком на траву.

Все остальные следуют ее примеру. Лишь доктор Бученко недовольный поведением коллег стоит на месте. Но потом и он ложится.

Если посмотреть на их сверху, то они лежат пятиконечной звездой. Головами вовне.

7.  Небо.

В небе летит вертолёт. Тень от него пролетает над зеленым морем тайги.

8. Салон вертолета.

Забавин улыбается, смотрит на часы. Секундная стрелка останавливается.

9. Знакомство с тайгой.

Тучи сгущаются над тайгой. Экспедиционная группа уже высадилась из вертолета на землю. Вертолет улетел обратно.

Вика настраивает фокус, пробует зум – подъезд, отъезд, снимает на видеокамеру коллег по экспедиции.

В кадре у неё появляется Бученко.

Он говорит в камеру:

- Тяжелый полет…

Далее Вика снимает Алёну, которая улыбается в кадре. Но у нее уставшее от перегрузок, бледное лицо.

- Мы наконец-то на месте, - говорит Алёна.

Потом Вика снимает Улигера. Тот сурово смотрит в кадр, приподнимается с места,  отводит камеру рукой и обращается к Алёне:

-  В контракте не записано, что меня можно снимать на видеокамеру.

Алёна разводит руками:

- Вы хотите дополнительную плату за то, что вас будут снимать на видео?

- Я не люблю сниматься, - говорит он Вике.

Далее Вика идет к Забавину. Берет его в фокус. Доктор Забавин изображает на своем лице улыбку, машет ручкой и ехидно говорит:

- Привет! Можно, я передам привет, маме? Мамочка, я люблю тебя! Мама, я пережил пять часов в тошнотном вертолете, и ни разу не сблевал, мамочка. Ты должна мной гордиться!

Улигер смотрит на небо, в котором собираются тучи и говорит:

- Менгри гневается.

К нему подходит Забавин и ехидно говорит:

- А может ему какую-нибудь жертву бросить? Кусок колбасы или банку тушенки. Как вы думаете, Улигер, Дух Менгри примет банку тушенки? Столь щедрый дар? – Потом театрально простирает руки к небу и говорит, - О, боги, боги! Не гневайтесь на меня. Я дальний родственник Прометея прикольного.

Алёна толкает в бок Забавина, говорит:

- Нужно быстрей расставить палатки. Сейчас начнется ливень.

- Здесь нельзя ставить палатки. Через час здесь будет вода, - говорит Улигер.

- Вода? - удивляется Вика и опускает камеру.

- Откуда здесь взяться воде? – интересуется Бученко.

Забавин возмущается больше всех:

- Придумаете тоже, вода! Посмотрите! Травка зеленеет, солнышко блестит. Такой прекрасный островок безопасности. Чутье меня никогда не обманывает. Воды здесь быть не может. Руку даю на отсеченье.

10. Ливень.

Вода, вода… Плотные струи воды. Сверху льет беспросветный ливень. Участники экспедиции торопятся, спасают оборудование и припасы.

- Откуда столько воды? – кричит Бученко.

- Нам нужно подняться на тот бугор! – кричит Улигер и показывает пальцем на едва различимый в потоках ливня бугор.

По лицам хлещут струи воды.

- Невозможно дышать, - говорит весь мокрый Забавин, - Мне кажется, я захлебнусь и утону в этом ливне, господи, господи.

- Имя вашего бога здесь лучше не упоминать, - останавливает его Улигер.

- Сколько может продолжаться такой ливень? – спрашивает Улигера Бученко.

Вода прорывается через последнее препятствие. Один из аппаратов в брезентовом ящике уносит потоком воды.

- Держите аппаратуру! – кричит Алёна и по колено в  воде спешит спасать аппарат.

Она цепляется за него рукой. Но поток становиться еще сильнее и земля уходит у неё из-под ног. Поток воды вырывает у нее из рук аппарат. Она же зацепляется за ствол ветку дерева. Ей на помощь спешит Улигер. Он по шею в воде, едва справляясь с потоком, хватает Адёну за руку и тащит ее в безопасное место.

- Спасите аппаратуру! Мы не сможем без неё работать! – кричит ему Латынникова, отталкиваясь от него.

- Не сейчас, - отвечает Улигер.

- Только не говорите, что ваши дурацкие духи забирают нашу аппаратуру!

Улигер останавливается, смотрит на нее и молчит.

- Что вы молчите?! – кричит Алёна.

- Когда закончится ливень, я тебе постараюсь найти аппарат.

По лицу Алёны течет вода.

- Не нужно мне «ТЫКАТЬ»! Я запрещаю говорить мне «ТЫ»…

Алёна хочет еще что-то сказать, но Улигер на секунду отпускает свою руку. Поток воды ухватывает Латынникову и уносит к обрыву. Улигер в последний момент хватает Алёну за руку и кричит:

- Стоп! Куда ты?!

Алёна хватается за его руку. Улигер вытаскивает за руку ее на гору. Алёна спрашивает:

- А если бы я утонула?

Улигер показывает руки крест-накрест и с улыбкой говорит:

- Всё бы тут же закончилось.

- Что всё?

- Экспедиция.

11. Поиски унесенного потоком аппарата.

- Мы с Улигером пойдем на поиски унесенного потоком аппарата. А вы сушите весла. Ставьте палатки. Разбирайте вещи. У каждого из вас есть рация, держите ее при себе, - говорит Латынникова, берет вещи, чтобы переодеться и отходит в сторону.

Солнышко ярко светит. Члены экспедиции развешивают по деревьям насквозь промокшую одежду, разбирают рюкзаки. Бученко ставит большую палатку.

- Это для девочек, - вбивает Бученко последний кол, поворачивается к другим и улыбается.

Забавин смотрит, как Алёна  и Улигер собираются на поиски аппарата, а потом спрашивает:

- Улигер, скажите, а точно в случае очередного ливня здесь не будет такого же потока?

Улигер отрывается от рюкзака и говорит:

- Такие ливни здесь бывают раз в десять-пятнадцать лет.

- То есть, можно сказать, это НАМ так повезло? – с кривой улыбкой спрашивает Забавин.

Улигер молчит и продолжает дальше что-то искать в  рюкзаке. Алёна подходит к Улигеру. Она переоделась в новую одежду – в красный комбинезон. Улигер внимательно смотрит на нее:

- Я бы не советовал вам здесь надевать красные вещи.

- Почему же? – спрашивает Латынникова.

- Всякое может быть.

- А что может быть?

- Всё что угодно.

Бученко отрывается от установки второй палатки и говорит:

- Он, видимо, хочет сказать, что вас может скушать волк или медведь.

- Вы тоже так думаете? – спрашивает Алёна у Улигера.

- Здесь может быть всё. Даже то, чего не может быть.

Алёна протягивает Улигеру ружье и говорит:

- Давайте возьмем с собой ружье на всякий случай.

- Я не умею стрелять.

Забавин включается в разговор:

- Вы не умеете стрелять?

- Не умею.

- А как же вы жили всё это время в тайге?

- В Тунгусской тайге лучше не стрелять . Иначе может быть всё что угодно, - отвечает Улигер.

Забавин ехидничает:

- Ну да. Может быть даже то, чего не может не быть. Мама дорогая! Хватит уже нас пичкать пословицами и поговорками!..

- У тебя длинный язык, - спокойно говорит Улигер Забавину.

- Зато у тебя одни образы, метафоры и монгольские прибаутки. И ни одного конкретного ответа на вопрос.

Латынникова, желая прекратить развитие конфликта, тянет за рукав Улигера:

- Идемте. А то скоро будет темно.

Улигер идет с ней и говорит:

- Я бы не сказал.

- Что? – любопытствует Алёна.

- Что будет темно.

- Странный вы человек.   

Они уходят в тайгу.

12. Разговор.

Улигер и Латынникова вдвоем пробираются сквозь густые заросли тайги, сквозь кустарник. Алёна продолжает задавать вопросы:

- А сколько вам лет?

- Не знаю.

- Не знаете? – удивлена Алёна.

- Примерно тридцать три или тридцать пять.

- Шутите?

- Нет.

- Ну, вы же знаете, когда у вас день рождения?

- Когда захочу.

- То есть? Вы не знаете, когда вы родились?

- Понятия не имею, - отвечает Улигер.

- А где вы родились?

Улигер показывает пальцем в сторону:

- Там. На северо-западе.

Алёна с улыбкой:

- Это уже радует. А родители у вас есть?

- Обязательно.

- А где они живут?

- В Иерусалиме.

Алёна явно удивлена:

- А кто они по национальности?

- Мама эвенка. Папа наполовину белорус, наполовину цыган.

- А почему Израиль?

- Так случилось. Время великой миграции.

13. Расписка.

Алёна продолжает задавать вопросы Улигеру. Но они уже приближаются к озеру.

- А паспорт у вас есть?

- Есть.

- Там же написана дата вашего рождения?

Улигер удивлен:

- Правда? Ни разу не замечал.

- А…

Улигер останавливает её, берет за запястье, мол, хватит. Показывает на озеро.

- Ваша аппаратура на дне озера Пинкту.

Латынникова садится на большой камень, выступающий из земли сантиметров на пятьдесят. Достаёт карту.

- Пинкту, говорите? Что-то на карте такого озера нет, – переспрашивает Алёна.

- На вашей карте много чего нет, - отвечает Улигер.

- Ясно. А аппаратуру нашу Менгри забрал? – спрашивает она.

- Менгри этого не нужно, - на полном серьезе отвечает Улигер.

- Ну и что вы предлагаете? – спрашивает Алёна.

- Вы умеете плавать? – в ответ спрашивает Улигер.

Она от возмущения подскакивает с камня и кричит:

- Вы хотите, чтобы я залезла в воду?

- Да. Мы равноправные члены экспедиции…

- Но вы – мужчина!

Улигер хмурит брови:

- И что?

- Из этого следует, что именно вы должны достать со дна озера наш утонувший аппарат.

- Не пойдет, - отрицательно машет головой Улигер.

- Не пойдет?

Улигер показывает пять пальцев. Алёна вздыхает и спрашивает:

- Что вы имеете в виду?

- За отдельный гонорар.

Латынникова сразу включает деловую женщину, показывает пять пальцев:

- Цена вопроса?

- Пять тысяч за один нырок.

Алёна возмущена:

- Пять тысяч!!! За то, что вы в свое удовольствие нырнете в эту прекрасное теплое озеро Пинкату?!

- Пинкту.

- Что?

- Озеро Пинкту, - повторяет Улигер, - Раз двадцать нырну в ледяную воду, достану ваш аппарат и заработаю бронхит.

Латынникова отрицательно качает головой и говорит:

- Не пойдет.

- Не пойдет, так не пойдёт – спокойно отвечает  Улигер, встает с места, собирается уходить в лагерь.

Алёна твёрдо говорит:

- Не пойдет. Во-первых, у вас, надо полагать, железное здоровье, и соответственно вы можете нырять даже в Северный Ледовитый океан. Во-вторых, я предлагаю встречные условия. По возвращении домой, я добавлю к вашей сумме вознаграждения еще пять тысяч…

Улигер показывает десять пальцев на обеих руках. Алёна видит это и  с улыбкой говорит:

- Хорошо, что у вас всего две руки. Окей. Семь тысяч.

Улигер садится на землю, смотрит на ноги и показывает десять пальцев.

- Договорились. Десять тысяч, - говорит Латынникова и показывает на воду, - Но получите вы их тогда, когда достанете аппарат. Сколько вы будете туда нырять – два, три, десять, сто раз – меня это не интересует. Важен результат. Достанете вы аппаратуру или нет, от этого будет зависеть получите вы десять тысяч или не получите.

- Договорились, - с улыбкой отвечает Улигер.

Латынникова тоже улыбается, довольная тем, что решила вопрос. Но Улигер не двигается с места. Алёна спрашивает:

- Что же вы сидите? Я жду. Ныряйте.

- Это я жду – отвечает Улигер.

- Чего вы ждёте? – недоумевает Алёна.

- Расписку…

- Какую расписку? – удивлена Алёна, - Не понимаю.

- Расписку, которую я смогу по приезду вам предъявить, чтобы получить плюсом к гонорару еще десять тысяч.

Алёна возмущена:

- Вы мне не верите?

- Верю. Но с бумажкой спокойнее.

- Ах вы, бюрократ! А еще про духов рассказывает!..

- Духи тут не причем.

Латынникова фыркает, но достает бумагу, ручку, пишет расписку: «Я, Алёна Александровна Латынникова, обязуюсь выдать Улигеру…»

- Улигеру… А как ваша фамилия?

- Просто пишите Улигеру, - отвечает он, - И пишите покрупнее. Я в городе плохо вижу.

Алёна пишет и вздыхает:

- Ужас! Бюрократия и бумагомарательство даже в тунгусской тайге. Бедная моя страна!

14. Первый прыжок в воду.

Улигер снимает с себя одежду. Алёна видит его тело, изрисованное в арт-наколках. Она удивлена и с любопытством разглядывает спину Улигера. А там целые истории разноцветные животные, лоси, медведи, восходящее солнце, на фоне которого человек бросает копье и, самое любопытное, падающий метеорит. Латынникова на метеорите остановила взгляд

- А… - хочет спросить Алёна, но не успевает.

Улигер раздевается догола и неожиданно поворачивается к ней передом. Латынникова в шоке. Краснеет на глазах, закрывает ладонями глаза и кричит:

- Как вы смеете?!

Улигер с улыбкой разворачивается и заходит по пояс в воду. Алёна подглядывает через пальцы рук, видит, как он заходит в воду.

- Попросите у ваших духов, у Менгри или Пикту, чтобы  отдали  нашу аппаратуру, - нервно говорит Латынникова, - Скажите, что  им она точно не пригодится. А мы без этого аппарата не сможем работать.

Улигер отрицательно качает головой и отвечает:

- Я не могу беспокоить духов по таким пустякам.

Он ныряет на глубину.

Алёна сама себе вслух:

- Хватит уже держать меня за дуру.  

Вода взволнована.

15. Выстрел в лагере.

Сахар-рафинад падает в чай. Чай в кружке. Из кружки идет пар. 

Бученко пьет чай, смачно шваркает. Кушает печенье. Группа отдыхает, после того, как они разложили вещи и установили палатку. Забавин лежит на траве на матраце, смотрит в небо, щурится, и говорит:

- Ужас! Невозможно представить, три часа назад нас запросто могло смыть водой, унести куда-нибудь в Подкаменную Тунгуску. И поминай, как звали. Наши тела никогда бы не нашли. Бедные наши тела!

Он едва приподнимается на локте и обращается к Бученко, который лакомится шоколадной конфетой, запивает  чаем:

- Николай Леонидович, вредно есть слишком много сладкого.

Бученко, не обращая внимания на Забавина, продолжает есть. Забавин не отстает от него:

- Николай Леонидович, скажите, а вам не страшно остаться не похороненным? То есть, представьте себе ситуацию, ваше тело никогда не найдут. Непредвиденный эксцесс. Смоет ваше тело в Подкаменную Тунгуску, и всё.

Бученко хмурит брови, но продолжает есть конфету. Забавин не унимается:

- По вам не будут петь заупокойных песен. Батюшка над вашим бездыханным телом не помашет кадилом. У вас не будет даже простецких вещей – гроба, венков, похоронного костюмчика и белых тапочек. И самое главное – не будет могилы и надгробного памятника. Страшно, правда же?

- Нет. Не страшно, - отвечает Бученко, доедая конфету, - Не думаю, что после смерти мне будет нужна могила и тем более памятник. Зачем мне памятник после смерти?

- А вдруг будет нужен? - еще больше привстает Забавин, - Вы же сейчас не знаете о том, что будет нужно после смерти?

Бученко ставит кружку с чаем на столик, встает на ноги, потягивает и спрашивает:

- Послушайте, Лев Григорьевич, вы вроде образованный человек, а в вашей голове происходит черти что.

- Так уж устроена моя голова, - отвечает Забавин.

- Вы хотите мне аппетит испортить? – спрашивает Бученко.

- Зачем? Нет, - отвечает Забавин, и с улыбкой продолжает, - А не перейти ли нам на «ТЫ»? Мы, в конце концов, в глубокой… хе-хе… тайге. К чему все эти формальности?

Вдруг в кустах слышится шорох и звук переламывающихся веток. Все встревожены.

Вика берет в руки камеру, включает, направляет объектив на Забавина.

Забавин в испуге:

- Кто там?

Потом на Бученко.

Бученко, недолго думая, берет ружье, вскидывает на плечо, держит на прицеле кусты, откуда слышен шум.

Далее направляет объектив на кусты.

- Звери?! – тревожно спрашивает Вика.

Бученко спокойно отвечает:

- Может медведь. А может и духи, про которых Улигер рассказывал.

Вдруг Бученко начинает громко истерически смеяться.

Забавин вскакивает на ноги и с тревогой в голосе говорит:

- Бред!!! Перестаньте сейчас же!!! Духам делать больше нечего, кроме как по кустам лазить!

- Не знаю – не знаю, - говорит Бученко, успокоившись.

Шум в кустах нарастает. Вика снимает трясущиеся кусты, зумом пытается приблизиться ближе. Но руки от волнения трясутся и ничего толком не видно. Она направляет трясущуюся камеру на Бученко, говорит:

- Ну же!.. Стреляйте!

- В кого? – спрашивает Бученко.

- Туда! Блин!

- Зачем?

Шум, шелест и волнение в кустах всё больше и больше.

Вика нервно кричит на Бученко:

- Ну же! Иначе он нас порвет на куски! Я боюсь! Боюсь! Мы падаем!!!

Бученко, волнуясь, говорит:

- Я ничего не вижу. Я чувствовал. Я не хотел сюда лететь!!!

Забавин в испуге, с расширенными глазами показывает на кусты:

- Этого не может быть!!! Скала! Чёрная! Ужас!!!

Бученко взводит ружье, зло смотрит на Забавина, у которого от страха трясутся губы.

- Не придумывай! – кричит Бученко, - Ты гонишь!

- Мы погибнем!!! – кричит Вика.

- Хватит! – кричит Бученко.

- О, боже! – кричит Забавин, - Мама, роди меня обратно!

Вихрь. Зашкаливающие датчики. Панель управления вертолета. Шум пропеллера. Удар! Скрежет!

Темнота! Тишина!

Но Бученко хватает выдержки и он не стреляет. Шум, шелест в кустах утихают. Члены экспедиции переводят дыхание. Приходят в себя.

Вика теперь держит камеру ровно, берет в фокус Забавина. Тот утирает пот с лица, говорит:

- Чёрт! Мне кажется, я наделал в штаны.

Камера берет Бученко. Он опускает ружье. Вика спрашивает у него:

- Что это было?

В кадре DVcam Бученко. Он сплевывает на землю, устало улыбается, бодро говорит в кадр:

- Как мы его!?! А?! Я чувствую себя победителем!

Небрежно бросает на землю ружье, пусковой механизм от удара о землю срабатывает и раздается громкий выстрел.

Забавин не своим голосом кричит от боли:

- А-а-а-а-а!!!

16. Улигер и Алёна спешат в лагерь.

Улигер на дне озера. Раздается глухой выстрел. Улигер слышит его под водой. Сразу же поднимается на поверхность.

Алёна уже на ногах, удивлена, громко спрашивает:

- Что это было!?

Улигер плывет к берегу, вылезает из воды, осторожно ступает на камни и выходит на землю.

- Всё. Устал нырять, - одевается Улигер.

- Я слышала выстрел! Как думаете, стреляли в нашем лагере? – спрашивает Алёна.

- За тысячи километров от нас нет ни одной живой души.

- Значит, стреляли из нашего ружья?

- Думаю, да.

Алёна включает рацию, говорит в нее:

- Лев Григорьевич, что у вас там происходит?

В рации шум.

- Вы слышите меня, Лев Григорьевич?!?

В рации крики:

- А-а-а!!!

Алёна смотрит на Улигера:

- Там что-то случилось. Нужно спешить.

Улигер обувает ботинки, встает. Алёна уходит первая. Но идет не в ту сторону. Улигер ей говорит:

- Не туда. Там болото.

Латынникова будто бы знает, что там находится, будто бы на самом деле хотела пойти в другую сторону, говорит:

- Вы что думаете, я не знаю, в какую сторону нам идти? Думаете, я не умею ориентироваться на местности?

- Ничего я не думаю.

- Вот именно.

Они идут.

17. Забавин ранен.

Улигер и Алёна бегом возвращаются в лагерь. А здесь доктор Бученко колдует над пулевым ранением в ногу Забавина. Лев Григорьевич со злостью смотрит на Бученко.

- Что тут произошло? – спрашивает Алёна.

Бученко зашивает ногу Забавину, делает ему больно. Забавин взвывает от боли:

- Он хотел меня убить!

- Кто? – удивленно смотрит на него Латынникова.

- Доктор, - показывает на Бученко Забавин, - Вот он. Пожалуйста. О! Жестокий человек!

Бученко оборачивается к Алёне и спокойно говорит:

- Это чистая случайность.

Латынникова смотрит на Вику. Вика понимает, что от нее многое зависит, что именно она должна рассказать, кто виноват в том, что ружье выстрелило. Она начинает рассказ:

- На протяжении нескольких минут там, в кустах, - показывает она пальцем в сторону тайги, - кто-то находился. Мы слышали оттуда странный шум, хруст веток. И Николай Леонидович взял ружье. Держал кусты на прицеле.

- И что? – спрашивает Алёна.

- Наверное, зверь ушёл, - продолжает Вика.

- А зачем стрелять Льва Григорьевича Забавина? – спрашивает Алёна.

У Забавина на глазах слёзы:

- Да! Именно! Зачем стрелять Льва Григорьевича Забавина? Он никому ничего плохого не сделал. Моя мама чувствовала, что тут произойдет что-то ужасное. Почему я не послушал маму?

- Сам выстрелил, сам и зашью, - говорит Бученко и делает последний прокол кожи Забавину.

- А-а-а! – кричит от боли Забавин.

Бученко завязывает последний шов, мажет раны перекисью и говорит:

- У вас, Лев Григорьевич, очень низкий болевой порог.

Забавин со злостью говорит:

- Нормальный у меня порог. Просто непривычно, что в меня стреляют из ружья.

Алёна всё еще не понимает, что произошло, смотрит на Вику.

Вика продолжает рассказ:

- Когда в кустах стихло, Николай Леонидович бросил на землю ружье, а оно… оно выстрелило, и пуля угодила в ногу…

Бученко вступает в разговор:

- Подождите. Вы, Виктория Игоревна, забыли сказать, что Лев Григорьевич, и вы бесконечно жужжали мне в уши, кричали и требовали, чтобы я стрелял.

- В кого стрелять? – спрашивает Алёна.

- Вот именно, профессор, резонный вопрос – в кого стрелять. И я им о том же говорил. А они мне, стреляй, стреляй, там кто-то есть, - со злостью говорит Бученко.

Алёна, нахмурив брови, вопросительно смотрит на Забавина.

Забавин не выдерживает ее взгляда:

- Я не виноват, Алёна Александровна, мне так показалось. Я думал – медведь. Вообще странно, у меня в городе никогда такого не было, а тут я постоянно что-то вижу. Мне всегда что-то кажется.

- Вы грибы никакие не ели? – вступает Улигер в разговор.

Забавин обижается:

- Шутите так, да?

Алёна глубоко вздыхает и говорит:

- Господи, мы не успели прилететь, уже пережили потоп, уже потеряли один ящик с аппаратурой,  и прострелили ногу одному из членов экспедиции… - вдруг она резко меняет направление разговора, обращается к Бученко, - Доктор, насколько серьезно ранение у Льва Григорьевича?

Бученко говорит:

- Жить будет.

- А ходить? – спрашивает Алёна.

- Вот именно. А ходить, – со злостью говорит Забавин, - Вы, верно, поставили вопрос, профессор.

Бученко отходит от Забавина, идет к Алёне, вытирает руки от крови влажным бинтом и, глядя на лежащего больного, говорит:

- Если больной будет продолжать в мой адрес говорить грубости, чтобы не началась гангрена, я буду вынужден ногу ампутировать.

Улигер серьезно говорит:

- Зачем нам одноногий?

- Вот и я о том же, - улыбается Бученко.

Забавин прищуривается, прикладывает руку к уху, будто не расслышал:

- Что? Профессор, о чем они там говорят? А?

Алёна подходит к Забавину, нежно по-матерински гладит его по голове и говорит:

- Успокойтесь, Лев Григорьевич, поверьте мне, я вас в обиду не дам.

Забавин самодовольно улыбается и закрывает глаза:

- Спасибо, Алёна Александровна, я вам верю.

Потом резко открывает глаза и кричит:

- Господи, что это было?!

Алёна испуганно:

- Что?

Все смотрят на Забавина. Тот испуганными глазами смотрит в небо.

- Нет, этого не может быть!.. А нас спасут???

- Что? – еще раз спрашивает Алёна.

Забавин успокаивается, но ни на секунду не закрывает глаза. Алёна говорит ему:

- Лев Григорьевич, вам нужно поспать.

Забавин резко, как будто его призывают к чему-то неприятному, говорит:

- Нет. Нет. Нет.

Вика включает камеру, направляет на Улигера и спрашивает:

- Кто в этих кустах мог быть?

Улигер пожимает плечами и отвечает:

- Медведь, волк, дух, мысль.

- Кто? –  с удивлением переспрашивает его Вика.

Алёна подходит к Вике:

- Вы снимали на камеру?

- Да.

- Давайте посмотрим.

Вика берет камеру, включает, отматывает кассету назад, включает.

Там – кусты. Потом из кустов выбегает Забавин и счастливый бежит по направлению к камере. Вика нажимает на стоп-кадр.

- Что он там делал? – спрашивает Алёна.

- Не знаю. Этого не было. Лев Григорьевич всё время находился здесь.

Забавин спрашивает:

- О чём вы?

Алёна внимательно смотрит на Забавина и присаживается на землю:

- Бред. У меня такое ощущение, что вы все сговорились.

Забавин, сложив губы трубочкой, спрашивает:

- А что случилось, Алёна Александровна?

- Отдыхайте, Лев Григорьевич. Вам вредно много говорить.

Алёна вопросительно смотрит на Улигера. Улигер смотрит на Алёну.

18. Поиски аппарата продолжаются.

Вечером Улигер и Бученко с ружьем через плечо уходят на озеро, искать  потерянный аппарат. Они выходят к берегу.

Улигер сразу начинает раздеваться для ныряния. Бученко достает из небольшого рюкзака плавательную маску и предлагает ее Улигеру:

- Маску?

Улигер отрицательно качает головой:

- Зачем?

Бученко видит изрисованное тело Улигера и спрашивает:

- Вам не кажется странным поведение Забавина?

Улигер заходит в воду по колено, оборачивается к Бученко, показывает на воду и говорит:

- Аппарат может быть на этом участке. Утром я обследовал дно вот здесь, - показывает он на воду.

- Вы не ответили на мой вопрос? – еще раз спрашивает Бученко.

- Тунгусская тайга! Пуповина мира многое вытаскивает наружу.

- Что? – переспрашивает Бученко.

Но Улигер уже ныряет на глубину.

- Пуповина мира, - озадаченно сам для себя говорит Бученко и сильно-сильно до хруста в костях сжимает свой кулак.

19. Алёна рассказывает про Тунгусский метеорит.

Виктория, перевязанный Забавин сидят вокруг костра и слушают рассказы Алёны о Тунгусском метеорите.

Алёна говорит:

- …Около семи часов тридцатого июня тысяча девятьсот восьмого года появился ярко светящийся объект, по форме напоминающий цилиндр или бревно. Оставляя за собой радужный след, производя оглушительные громовые звуки, объект пересек небосвод и исчез за горизонтом…

…Взрыв Тунгусского метеорита произошел на высоте около семи километров в точке земной поверхности, расположенной приблизительно в семидесяти километрах к северо-западу от фактории Аннавар. Взрывная волна полностью уничтожила лесной массив на площади в две тысячи сто пятьдесят квадратных километров, световая вспышка взрыва обожгла лес на площади не менее двухсот квадратных километров и вызвала огромный лесной пожар, завершивший опустошение тайги…

… Большой переполох вызвал метеорит в населенных эвенками таежных районах междуречья Подкаменной и Нижней Тунгусок. По счастью, непосредственно в районе падения в момент события людей не было - ближайшее эвенкийское стойбище находилось не менее чем в двадцати километрах, - но и на таком расстоянии взрывная волна поднимала в воздух чумы, расшвыривала собак, губила оленей и подбрасывала на воздух людей…

…Мой дедушка Леонид Алексеевич Кулик руководитель первой экспедиции в район падения, так называемого, Тунгусского метеорита. Он не только установил место падения Тунгусского метеорита, но и начал систематическое изучение этого района…

…Героические попытки дедушки найти метеорит успехом не увенчались…

Во время всего этого монолога в тайге происходят странные вещи: то загорается яркий свет, будто из-под земли, то моментально гаснет, то из-под земли вылезает камень, то скрывается снова.

Пункты 19 и 20 зарифмованы друг с другом. В небе висит полная луна. Улигер, погружаясь под воду, наблюдает видения. На спине Улигера становится явно горящей наколка метеорита. Бученко заметно нервничает при каждом погружении Улигера. Он, едва услышав какой-либо шорох, хватает в руки ружье и метится в сторону леса. Когда Улигер резко выныривает с глубины на поверхность. Бученко с испугу направляет ружье на Улигера. Улигер молча, смотрит на Бученко. Бученко же с улыбкой опускает ружье.

Потом мы видим фрагменты тел, горящие обломки чего-то.

20. Бученко исчезает под водой.

Улигер выходит из воды.

Не спрашивая Улигера, раздевается Бученко. Улигер смотрит на него и говорит:

- Ты в порядке?

Бученко нервно расстегивает рубашку, не отвечает на вопрос, смотрит мимо Улигера, вдаль.

Раздевается, ныряет. Он долго не появляется на поверхности воды. Бученко исчезает под водой. Озадаченное лицо Улигера.

Улигер ныряет спасать Бученко. Он долго находится под водой, но ему не удается обнаружить доктора.

21. Алёна подозревает Улигера.

Лагерь экспедиции. Алёна продолжает говорить о Тунгусской аномалии:

…Потом началась Великая Отечественная война. Дедушка ушел добровольцем на фронт. И геройски погиб зимой сорок первого во время обороны Москвы…

Забавин говорит:

- Зачем вы нам это рассказываете? Мы всё знаем.

Алёна смущена:

- Да, правда, зачем. У меня такое ощущение, что есть в этом нашем путешествии что-то ненастоящее. Как будто я это всё придумала сама. Как будто всё происходит просто в моей голове. И у меня есть странное ощущение…

- Какое? – интересуется Забавин.

Вика начинает истерично хохотать.

Алёна чувствует, что на руке у нее сидит комар. Она хочет ударить его. Смотрит на руку, а там торчит шприц. Латынникова в шоке. Закрывает глаза, снова открывает. Видит, на руке сидит комар. Она прихлопывает его ладонью. От него остается кровавое пятно. Алёна говорит:

- Комар!

Вдруг перед костром появляется Улигер. Вика перестает смеяться.

Улигер с голым торсом, в одних брюках, в руках у него ружье. Забавин боится, что ружье снова выстрелит в него.

Алёна спрашивает:

- Что случилось?

Забавин показывает на ружье:

- Улигер, вы бы отвернули от меня ружье. Осторожней нужно. Клиника Склифосовского за тысячи километров от нас.

Улигер с отдышкой говорит:

- Доктор Бученко пропал!

Все удивлены:

- Как?!

Алёна встает, подходит к Улигеру:

- Как пропал?

- Нырнул и не вынырнул.

- Как это? Нырнул и не вынырнул? – возмущенно спрашивает Алёна.

- Я искал, - говорит Улигер.

- А почему вы не сообщили нам по рации?

- Рация не работает.

- Как не работает? – Алёна проверяет свою рацию.

Её рация тоже не работает.

- Чёрт! – говорит Алёна.

Вика встает. Алёна командным голосом говорит:

- Мы втроем идем на озеро. Продолжаем поиски. Лев Григорьевич остается здесь.

Забавин с кривой улыбкой:

- Один что ли?

Алёна с подозрением смотрит на Улигера, протягивает руку, просит ружье:

- Улигер, отдайте мне, пожалуйста. Вы ведь не умеете стрелять.

Улигер спокойно отдает ружье.

Забавин не успокаивается:

- Вы хотите меня оставить здесь? В тайге? Одного?

Алёна больно хватает за подбородок Забавина и спокойно говорит:

- Вы останетесь здесь. Один. Ясно, Лев Григорьевич?

- Ясно, профессор, - обреченно говорит Забавин.

- Проверьте свою рацию.

Забавин проверяет, работает ли рация. Она не работает. Забавин говорит:

- Не работает.

Алёна вопросительно смотрит на Улигера. Улигер молчит.

Алёна вынимает из рюкзака пистолет системы Вальтер, вручает его Забавину и говорит:

- Вот.

- Зачем? – со страхом в голосе спрашивает Забавин.

- На всякий случай.

Лев Григорьевич берет пистолет, соглашается:

- Да, да, конечно. На всякий случай. Тут же всё может быть. Даже то, чего не может быть.

- Держите себя в руках, Лев Григорьевич, - говорит Алёна, - Вы нам нужны.

Забавин остается один, всё остальные бегут на озеро. Забавин смотрит на убегающих в темноту коллег.

- О, боже! – говорит вслух Забавин, смотрит на небо. Потом вспоминает, что Улигер предупреждал его не говорить о христианских богах, зажимает рот и произносит, - Простите меня, Духи. Я хороший. Ну, неплохой, надо сказать. Я только год назад не вернул кредит одному банку. Ну, так он заслужил. Да. Вот так.

22. Поиски Бученко продолжаются.

Улигер, Алёна и Вика втроем прибегают к озеру. Вика начинает снимать на видеокамеру.

Они видят одежду Бученко. Алёна поднимает её, спрашивает у Улигера:

- Насколько глубоко озеро?

Улигер отвечает:

- До десяти метров ближе к середине.

Алёна с подозрением смотрит на Улигера. Тот понимает, что его подозревают, будто бы он расправился с Бученко.

- Вы полезете в воду? Или мне снова писать расписку?

- Я уже обыскал озеро насколько возможно.

- Но куда он делся?

- Я же говорил, что тут может происходить то, что…

Алёна криком перебивает его:

- Да, хватит уже болтать про ваших дурацких духов!!! Идите детишкам рассказывайте ваши сказки!

Улигер молчит. Смотрит на Алёну. Алёна не выдерживает:

- И перестаньте уже смотреть на меня!  Смотрит и смотрит. Смотрит и смотрит. Я устала от ваших взглядов.

23. Ловушка на зверя.

Они втроем возвращаются в лагерь. Алёна идет впереди.

Алёна обвинительным тоном говорит:

- Улигер, вы говорите, что доктор Бученко сам зашел в озеро, нырнул и не вынырнул. Я давно знакома с Николаем Леонидовичем, хорошо знаю его биографию, послужной список. К чему я веду? Он мастер спорта по плаванью. Странно, не правда ли, хороший пловец нырнул и не вынырнул? 

Улигер молчит, не оправдывается.

Вдруг Алёна исчезает. Вика кричит:

- А-а! Алёна Александровна!

Улигер подбегает к яме, в которую провалилась Латынникова. Он заглядывает туда.

Алёна встает с земли, снимает с себя куски грязи, потирает ушибленные места:

- Помогите же мне.

Улигер внимательно смотрит на неё. Алёна умоляюще смотрит на Улигера:

- Ну же?

Улигер ломает ветку дерева, протягивает ей, вытаскивает на поверхность и говорит:

- Это старые эвенкийские ямы-ловушки для дикого зверя.

- Неужели, я первый зверь, который попал в эту ловушку?

- Повезло, что вы не сели на кол.

24. В лагере.

Вика, Улигер и Алёна возвращаются в лагерь. А там никого нет. Забавин пропал. Алёна спрашивает:

- А где Лев Григорьевич? Что это за игрушки? – она делает руки рупором и начинает кричать по сторонам, - Лев Григорьевич! Лев Григорьевич!  

Алёна не понимает в чем тут дело, смотрит на Улигера. Она поднимает  ружье и направляет его на Улигера.

- Я требую от вас объяснений!

Улигер говорит:

- Ведите себя с ружьем осторожней.

Вика оглядывает местность, натыкается на что-то белое. И в страхе кричит:

- А-а! Тут мозги!

Плачет.

Улигер подходит к ней, трогает белое, говорит:

- Это не мозги. Это мутационный вид гриба-лишая.

Алёна:

- Я не верю вам.

Продолжает держать его на прицеле. Вдруг Вика снова слышит в кустах шорох. Вика испуганно говорит:

- Там кто-то есть.

Алёна направляет ствол то на Улигера, то на шевелящиеся кусты. То на кусты, то на Улигера.

- Как вы выберетесь отсюда без меня? – спрашивает Улигер.

- Молчи, - говорит Алёна, - Или я спущу курок. Тебе и твоим дружкам что-то нужно от нас.

- Во-первых, у меня нет друзей. Во-вторых…

Грохочет выстрел. Лицо Улигера остается спокойным. Он закрывает глаза.

Глаза Алёны широко открыты, полны ужаса.

25. Первая жертва.

Улигер, Алёна и Вика стоят оглушенные выстрелом.

Алёна недоуменно смотрит на свое ружье. Откуда прозвучал выстрел? – думает она, подозревая, что это она случайно нажала на курок. Улигер стоит на месте. Латынникова бросает ружье на землю, бежит к Улигеру и заботливо его спрашивает:

- Вы ранены?

Трогает его в разных местах. Но ранения не находит.

- С вами всё в порядке?

Улигер показывает рукой на заросли, откуда раздался выстрел.

-  Там, - говорит Улигер и бежит в направлении зарослей.

Алёна и Вика спешат за Улигером.

26. Самоубийство.

Алёна, Вика и Улигер пробираются сквозь заросли. Улигер обнаруживает тело Забавина с пулевым ранением в голову. Вика направляет видеокамеру на тело Забавина.

Алёна плачет.

- Он застрелился.

Вдруг вдалеке появляется черный человек. Алёна вздрагивает. Вика направляет объектив на человека. Улигер кладет руку на камеру, говорит:

- Я бы не советовал этого делать.

Вика отключает камеру.

Алёна смотрит на человека. Он, молча, идет к ним. Это старый эвенк. Когда он подходит к ним. Алёна говорит:

- Я… Мы… - ищет что сказать.

Но эвенк не реагирует на слова Алёны и проходит мимо их.

Алёна разводит руками:

- Да. Очень содержательный разговор получился.

Эвенк уходит дальше в лес. Алёна вопросительно смотрит на Улигера:

- Кто это?

Улигер пожимает плечами.

- Что тут происходит? – глядя на Забавина, спрашивает Алёна.

- Смерть, - спокойно отвечает Улигер.

Алёна говорит:

- Идемте в лагерь. Нужно отсюда выбираться.

Они возвращаются в лагерь.

27. Совещание.

Алёна, Вика и Улигер идут в лагерь, садятся. Некоторое время молчат. Алёна говорит Вике:

- Ты сняла этого человека?

- Да, - говорит Вика.

- Покажи.

Вика отматывает кассету назад, включает. Они смотрят. А там мимо них проходит Бученко. Алёна вопросительно смотрит на Улигера:

- Что это?

- Тут может быть всё.

- Что значит всё?! Забавин мертв. Бученко пропал. А мы еще даже не разбирали аппаратуру. Экспедиция пошла к чертям собачьим! – кричит Алёна.

- Невозможно предугадать, что тут произойдет, - ложится на траву Улигер, - Дно мира. Пуповина земли.

Вика начинает горько плакать:

- Я хочу домой.

Алёна снова обращается к Улигеру:

- Как нам отсюда выбраться?

Улигер молчит, закрыв от солнца лицо руками.

Алёна говорит:

- Вертолет будет только через десять дней. А мы здесь только полдня. Еще девять с половиной дней.

- Надо выбираться отсюда, - говорит Улигер.

- А что нам делать с телом Забавина?

- Духи уже забрали его.

- Какие духи?! Бред!

Алёна берет ружье, идет к месту, где лежало тело Забавина.

28. Тело пропало.

Алёна приходит к тому месту, где лежало тело Забавина. Тела больше нет. Алёна осматривается по сторонам, присаживается на корточки, трогает землю, где лежал Забавин, ищет следы происшествия. Ничего как будто не было. Ни следов крови, ни примятой травы.   

29. Еще одно исчезновение.

Алёна бегом возвращается в лагерь. А там уже нет Вики. Алёна в страхе берет на прицел Улигера.

- Где Вика?!

Улигер молчит.

- Что ты с ней сделал?! – кричит Алёна.

- Ничего, - отвечает Улигер.

- Или это опять духи?

Улигер улыбается.

Алёна начинает кричать:

- Что здесь происходит?!

Улигер встает, показывает на ружье.

- Ружье выстреливает.

- Что?!

- Ружье выстреливает.

Алёна не опускает ружье и говорит:

- Зачем ты это делаешь? Говори!

Улигер молчит, смотрит на Алёну.

- Зачем ты нас убиваешь? – кричит Алёна.

- Здесь в пуповине мира выполняется предназначение человека. То с чем более-менее справляется цивилизация: с лечением смертельных болезней, со значительным продолжением жизни, здесь не срабатывает. И если тебе дано утонуть, ты тонешь, если ты десять лет назад должен был закончить жизнь самоубийством, ты стреляешь себе в голову. Судьба, рок здесь работают на сто процентов. И цивилизация бессильна. Давление судьбы. И, скорее всего…

Он некоторое время молчит.

- Что – скорее всего? – спрашивает Алёна.

Улигер молчит.

- О чем говорят твои дурацкие духи?

- Духи не занимаются пустяками.

Они смотрят друг другу в глаза.

30. Секс.

Вдруг предыдущая сцена прекращается. И начинается сцена страстного секса между Улигером и Алёной.

Вспышка света.

Вика снимает всё это на видеокамеру. Алёна прекращает заниматься сексом с Улигером, прикрывает тело одеждой и спрашивает у Вики:

- Зачем ты это делаешь?

Вика отвечает:

- Для истории.

- Где ты была? – спрашивает ее Алёна.

Вика опускает камеру:

- Я очень боюсь летать, Алёна.

- Почему? Мы же на земле.

- Я очень боюсь.

Вика исчезает.

Появляется Забавин. Улыбается, говорит:

- Мамочка очень грустит без меня.

Потом исчезает.

Появляется Бученко.

- Я ему ампутирую ногу.

Исчезает.

31. Убийство.

Алёна снова стоит перед Улигером, держит его на прицеле.

Алёна говорит:

- Это ты их убил. За что?

Улигер молча, смотрит на нее. Кто кого переглядит.

32. Тело Улигера.

Улигер лежит мертвый.

33. Бег.

Алёна с ружьем убегает в лес. Со слезами на глазах бежит сквозь чащу. Потом понимает, что у нее ничего нет, что нужно взять с собой хотя бы еды. Решает вернуться. Возвращается, но не находит нужного места.

Она кричит в слезах:

- За что?!

По небу пролетает вертолет. Алёна начинает махать руками, кричать. Она стреляет в воздух, чтобы привлечь внимание.

Вдруг вертолет теряет управление и врезается в гору.

Алёна в шоке, не двигается с места.

Она садится на корточки и все последние события, начиная с прихода в ее кабинет Улигера, прокручиваются у неё в голове.

Последним перед ее глазами возникает Улигер, который говорит:

- Я люблю тебя!

Алёна с улыбкой отвечает ему:

- Я люблю тебя!

- Выходи за меня замуж?

Алёна счастливая улыбается и молчит.

И выстрел.

Слышен голос Алёши:

- Алёна. Алёна.

33. Галлюцинация.

Алёна просыпается в больничной палате, на больничной койке. Она подключена к каким-то медицинским аппаратам. Из вены на руке – торчит игла капельницы. Перед ней сидит взволнованный Алёша. Алёна спрашивает:

- Что случилось?

Алёша успокаивает её:

- Всё уже позади.

Алёна начинает плакать, рассказывать:

- Я убила человека, Алёша! Убила! А тело Забавина нашли? Тело Бученко?

- Все тела нашли?

- А где?

- На горе Резби.

Алёна не понимает:

- На горе?

- На месте катастрофы.

- Какой… катастрофы?

- Ваш вертолет потерпел крушение.

- ???

Алёша успокаивает ее, гладит по голове:

- Ты родилась под счастливой звездой, Алёна. Ты единственная выжила.

- А Улигер?

- Какой Улигер?

- Наш проводник.

- Ты забыла. Улигер отказался участвовать в вашей экспедиции. Он, подлец, потребовал огромный гонорар. Ну и Бог с ним, правда же?

- Он не верит в Бога. Он говорит с духами.

- Дался он тебе? Пусть. Пусть говорит. Ты скоро встанешь на ноги. Я приложу все силы. У меня знакомый врач…

34. Подростки с ружьем и Улигер.

Трое подростков со злыми лицами. У одного из подростков в руках ружье. Ружье стреляет. Вспышка. Улигер лежит с пулевым ранением. Один из подростков:

- Ну же?

Второй с кривой улыбкой:

- Смотри, как будто индейца северной Америки укокошили.

Первый:

- Ага. Большой змей. Чингачгук.

Третий, обыскивая Улигера:

- Да у него ничего нет.

Первый в сердцах:

- Блин!

Подростки убегают.

35. Улигер в больнице.

Без сознания раненного Улигера санитары и два врача везут на каталке в туже больницу, где лежит Алёна.

Один врач, трогая руку Улигера:

- Давление падает. Пульс прощупывается. Нужна срочная операция.

Улигера провозят мимо палаты Алёны Латынниковой. Рядом с Алёной сидит Алёша.

36. Руку и сердце.

Алёша держит Алёну за руку и говорит:

- Алёна, ты выйдешь за меня замуж?

Алёна внимательно долго смотрит на молодого человека и, в конце концов, отрицательно качает головой.

- Почему? – спрашивает огорченный Алёша.

Алёна пожимает плечами, отворачивается к стене и с улыбкой закрывает глаза.

37. Улигер.

Улигер в больничной палате открывает, потом закрывает глаза.

КОНЕЦ.

Сергей Решетников (с) 2009 год.

  • 12.02.2017
Возврат к списку