• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Как я нашел работу, которую не хотел: феназепам, финлепсин, милдронат

Как я нашел работу, которую не хотел: феназепам, финлепсин, милдронат

Как я нашел работу, которую не хотел: феназепам, финлепсин, милдронат

Деньги заканчиваются. Я в активном поиске работы. Планирую пахать на дядю, согласен гнуть свою спину как нигер, получать пинки, пощечины, пряники. Я обещаю благодарно урчать, как недоученный кот, который PR и маркетинг заводит, направо сказки говорит, который пока не ходит под себя, который будет тщательно скрывать, что и с кем вытворяет неоднозначный хозяин по ночам. Обещаю срать в лоточек не вонюче. Вылизывать задницу до блеска. Вышиваю на швейной машинке. Играю на гитаре. По пятницам. Желательно согласно Трудовому Кодексу РФ. Стаж, опыт, знания, навыки, умения в резюме. С уважением.
Я человек, который больше десяти лет владел собственными проектами, которые поддерживали меня, мою семью, детей. На текущий момент все проекты и активы, в которые я вложил кучу средств, я благополучно просрал с полным пакетом неврозов, психозов, разводов и говна. Видимо, у меня какой-то новый, сука, этап в жизни. Ведь все свои этапы я начинаю с одиночества, пустоты и блевотины. Каждые десять лет. Только сейчас у меня уже увеличена печень, поджелудочная тоже. И, наверное, я циник, мизантроп и-и-и… еще и шизофреник. И еще я живу прошлым. Но в объявлении я написал о себе ОЧЕНЬ хорошо. Складно. Правду. Опыт – ум дураков. И у меня этого ума тьма.
Разместил объявления. Жду. Откликается в основном всякая хрень, типа, Приглашаем Вас пройти собеседование на позицию «ПОМОЩНИК РЕГИОНАЛЬНОГО РУКОВОДИТЕЛЯ». Уровень дохода: до 80000 руб + премии и бонусы (по результатам собеседования и базовой стажировки). Читаю отзывы. И прихожу в ахуй, а не на собеседования. Типа, «сетевой маркетинг», «лохотрон на Курской». Безусловно, я на такую хрень не еду.
Сижу, значит я, бухаю, Новый год встречаю. Звонит телефон. Кто говорит? О-он-н н-на-на-начинает з-заикаться в трубке.
- Вам нужен Николай Степанков? – Опережаю его я.
- Да, - отчетливо произносит он. - Я, Никита Сергеевич Тарабарщин. Генеральный директор ООО «НПО «КОМКОМК»
- Очень приятно.
- Я п-п-приглашаю вас на с-с-собеседование на должность д-д-дире-ктор по пи-пи-пи-ар и маркетингу.
Я, недолго думая, отвечаю:
- А можно мне предварительно познакомиться с вашей компанией? Пришлите мне сайт, телефон. Мне нужен один день. Я позвоню. И мы договоримся о встрече.
- Хорошо.
Голос меня явно насторожил. Сам генеральный директор звонит кандидату на должность в его компанию. Что-то здесь не так. Компания, наверное, никудышная. Открываю сайт, а там… а там полный пиздец. Конь не валялся. Я двенадцать лет в SEO, двенадцать лет курировал, тестировал и делал сайты. Ни лэндинги, а серьёзные Интернет-магазины, порталы, в которые иногда сам вкладывал миллионы… А тут – просто одно слово – пиздец.
Я подумал: «Нахуй такую работу. 2019 год на дворе, а компания – с таким лицом. Сайт – это лицо компании»
Плюнул, забыл и стал искать работу дальше.
Вдруг через неделю опять звонит телефон, человек называет себя Александром, исполнительным директором того самого «КОМКОМК». Александр не заикался. Уже хорошо. Я сказал ему, что сайт в ужасном состоянии. Тот ответил, что сейчас идет работа: будет новый дизайн и адаптивный сайт.
Я сказал:
- Хорошо. А кто делает?
- Я.
- Вы? – Удивился я.
Я всегда ненавидел самодеятельность в Интернете, нахватаются верхом, потом выходят сайты кверху жопой. Сайт должен делать сертифицированный специалист. Я вот тоже могу делать сайты, но я этого не буду делать. Потому что знаю, что SEO я хороший, тестировщик хороший, руководитель проекта хороший, контентщик я хороший, а программист я херовый и дизайнер херовый. Я, конечно, сделаю. Но это будут далеко не профи. Хрен с ним – разберемся.
Он сказал:
- Прошу вас сделать тестовое задание о планах, так сказать, компании.
- Не понимаю, простите. Планы не пишутся в два дня…
- Ну… В общих чертах. Чтобы вы делали в нашей компании. Чтобы вы могли делать.
- Гм. Значит сама компания не предполагает, что я буду делать? Мне нужно это придумать? (молчание) Для этого мне нужно изучить стратегию компании… Она ведь у вас есть?
- Не могу ответить на этот вопрос. К тому же Никита Сергеич попросил вам позвонить, сейчас идет передача по радио, если есть возможность, то послушайте… Никита Сергеевич хочет также как там.
- Хочет также как там? (пауза) Хорошо. Я послушаю и проанализирую эфир. И что-нибудь напишу… план там… в общих чертах…
- Хорошо, созвонимся.

Я опять сделал для себя многозначительный «ГМ», мне дают послушать радио, и говорят: «Сделай также». Притом на первом собеседовании передо мной раскрыли карты, что конкуренты в месяц тратят на рекламу порядка пятнадцати миллионов рублей. Мне говорят, сделай ТАКЖЕ за четыреста тысяч.

Я собрался с мыслями, поюзал рунет, за вечер сделал шаблонный бизнес-план, набросал туда умных слов о стратегии, о политике компании, о маркетинге, о миссии… Люди проработали десять лет и широко открывают глаза, когда я произношу «миссия компании». Как будто я говорю: «Бог спустился с неба». И Никита Сергеевич многозначительно произносит: «Миссия компании – это хорошо. Она нужна. Будем вместе думать. Запиши» - Говорит он в конце Александру.

Я ушел домой. В пятницу мне должны были позвонить и дать ответ. При этом всё мое нутро, все мои внутренние демоны говорили, кричали, матерились: «Не надо. Не нужно, блядь. Там жопа! Скажи – нет!» Но моя психологическая оболочка податлива, обаятельна, легка. И эта оболочка может влюблять в себя людей. До поры до времени. Пока из меня не полезут двойники: циники, мизантропы, извращенцы, говнюки и даже потенциальные убийцы. Особенно когда всё идет против меня, особенно, когда мои проекты заворачивают, когда моя работа обесценивается, когда я знаю врага в лицо. Милая психо-оболочка сменятся костюмом варвара и гондона. А он, сука, жесток и беспощаден. И он бессовестный. Самое страшное в этой ситуации, что генеральному директору и владельцу компании за восемьдесят лет. Сука! ЗА ВОСЕМЬДЕСЯТ! Он Сталина помнит. Представляете, как пробиться через такую брешь времени. Я пока еще не представлял. Он совсем не юзает рунет. Ему в интернете всё показывает Александр. А Никита Сергеевич просто сидит в кресле и смотрит на экран, как в телевизор. Убеди такого человека, что сайт непременно нужно менять. Аж страшно.

Пятница. Звонок.
- Слушаю, Александр.
- Алло, Николай, здравствуйте. В принципе… Никита Сергеич решил с вами… да… попробовать… (пауза) попробовать поработать…
Я слегка смутился продублированному слову: «попробовать», а потом уже «поработать».
- То есть… Да. Да?
- Да, - с некой неуверенностью в голосе или неохотой произнес Александр.
- Когда начинаем? – Бодрее спросил я.
- Нуууу хоть завтра… можно подъезжать, начинать, в принципе, если есть у вас возможность к часам двенадцати. Еще раз всё обсудим. Поймем, как начинать, что дальше делать, - также вяло говорил Александр, как будто что-то предчувствовал.
Я невозмутимо ответил:
- Хорошо, завтра в двенадцать.
- Да.
- Всё. Договорились. До завтра. Спасибо за хорошую новость, - закинул я в конце небольшого леща.
Я услышал в трубке, когда Александр улыбнулся, с улыбкой сказал:
- Конечно. Хорошо. До завтра.

Такой простой, казалось бы, диалог. Небольшая разведка. Но сколько тонкостей нащупали мы с Александром друг о друге в десяти коротких предложениях. Он – исполнительный директор, я – директор по PR и маркетингу. И либо это будет команда, либо мы будем кусать пальцы друг другу. Хочу ли я этого? Пока не знаю. Я должен видеть шефа. Я заглотил наживку «попробовать поработать», чем Александр показал своё влияние на шефа. Мол, ты будешь пробовать, мы «понимать, как начинать, что делать дальше». Но и моего леща про «спасибо за хорошую новость» он схавал довольно эмоционально. Кто он? Манипулятор? Агент влияния? Скорее – второе.

Я пришел в пятницу, принес кое-какие разработки, отдал их Никите Сергеевичу. Он с легкостью всё прочел, ему всё понравилось. А я ужаснулся от офиса. В каком он был ужасном состоянии! Стыдно было не только за сайт, но и за офис. Я, кстати, зачем-то сказал обо этом. Выяснилось, что они из этого офиса переезжают уже пять лет. Пять лет – это строк. Это походит на помутнение.

Я работал в субботу дома. И обнаружил ряд нарушений, которые происходят на сайте, преступных, я бы сказал, нарушений. В частности, переадресация с папки каталога сайта .ru на Интернет-магазин .com, который зарегистрировал на себя исполнительный директор Александр. К тому же шло размытие трафика между своими же доменами https://www. ---ru, http://www. ---ru, http://. ---ru, http://www. ---ru. Всё это на протяжений пятнадцати лет не было сделано!!! Либо было спахаблено год назад хитроумным Александром. Плюс, были добавлены еще около десятка доменов для дурацких самописных лэндингов, которые тоже просто тупо торчали в сети, не принося ни трафика, ни прибыли. Я был в ахуе после анализов, которые я провел дома в выходные. А сколько багов было на сайте? Ужасная валидность кода. По оптимизации работа вообще никогда не велась. Я не понимал, как себя вести. Идти к деду, как называли его за глаза все на работе? Или поговорить с Александром? Александр, либо преступник, либо дурак. Потом что за год спрос упал на тридцать процентов. И виноват в этом был Александр. Именно этот человек на протяжении года ковырялся в сайте. Хотя сайт нужно было срочно реформировать, переписывать еще несколько лет назад.

Я вызвал Александра на крыльцо и сказал:
- Александр, ты мошенник или, прости, дурак. Ты не имеешь права заниматься сайтами компании.

Это было началом военных действий. Он схавал. И ушел.

К середине недели я убедил Никиту Сергеевича переделывать сайт и согласовал смену движка и новый шаблон. Бухгалтер это быстро проплатила. И мы начали работу на тестовом технологическом домене. Но потом выяснилось, что радио для нас важнее. И меня перебросили на этот фронт. Нужно было прорекламировать продукт вглубь России. С Никитой Сергеевичем мы решили остановится на Новосибирске, Казани, Краснодаре и про запас оставили Самару и Екатеринбург. Я проанализировал Reach Dly (daily) – суточное количество слушателей, целевые аудитории, форматы всех радиостанций Новосибирска. Выбрал шесть из них. Далее мы посовещались с Александром на счет текста тридцатисекундного ролика. И я предложил незамедлительно идти к Никите Сергеевичу, показать тактический план рекламной компании, текст ролика и бюджет.
Текст ролика Никита Сергеевич оценил на ходу:
- Мне нравится, - сказал он.
- Первое ощущение самое верное, - поддержал я.
Я предложил смету на шесть новосибирских компаний, которые дадут по семьдесят эфиров каждая в течении четырех недель. Но смета была велика (сумма переваливала за миллион), и я предложил оставить два радио с самым крутым Reach daily. Никита Сергеевич согласился.

Это была уже пятница. Я позвонил в Сиб. Сказал, что запускаем две компании. Ок. Ок. Мне прислали предложение с приемлемой суммой. Я по горячим следам подписал у Никиты Сергеевича договор, прочие бумаги, подписал даже текст ролика, но Никита Сергеевич уже начал блуждать мыслями:
- А почему обращение на «ты»? Что если сделать на «вы»?
- Но если «вы», то не будет эффекта сближения со слушателем. Нам нужно доверие.
- Ну хорошо. Несите документы бухгалтеру.

Принес документы бухгалтеру Ирине Владимировне. Он схватилась за голову, побежала к шефу. Думаю, ну всё началось, денег нет, аванс платить нечем.

Оказалось, что в компании два агента влияния Александр и Ирина Владимировна. В общем, в понедельник Никита Сергеевич смотрел на меня исподлобья. Александр что-то ему напел. Я не хотел и не считал нужным рассказывать Никите Сергеевичу, что делает с сайтами компании Александр и какого уровня он специалист. Потому что, если я восьмидесятилетнему старику произнесу слово «редирект» с домена компании на домен Александра, он ничего не поймет, и подумает, что я засираю ему мозги. А если я ему расскажу про расширение протокола HTTP для поддержки шифрования в целях повышения безопасности, он вообще выгонит меня из кабинета. Странно, что человек абсолютно не понимающий в Интернете, не пользующийся им, сделал бизнес в Интернете. Выяснилось, что подписанный договор мы не проплачиваем, выяснилось, что подписанный Никитой Сергеевичем текст Никите Сергеевичу не нравится. Я подумал о Томском холодном пиве и написал заявление об уходе. И на прощанье сказал девчонкам и еще кое-кому, что Александр убьет бизнес старика Никиты Сергеевича Тарабарщина, что Саша ни черта не шарит в Интернете. Он чистый манипулятор и лгун. Многим было грустно, когда я уходил. Один Александр беспричинно веселился. Он считает это своей победой. Однако, уходя из этого говно-офиса, я не считал это своим поражением. Слава Богу, не испачкали Трудовую книжку. Я выходил на улицу.
На крыльце меня встретил Лёха со склада. Он затянулся сигаретой. И предложил:
- Покурим?
- Я не курю.
Лёха решил со мной поделиться:
- Девчонки рассказали, что Сашка уже побежал к Деду с докладом. А деда нет. Видать, в очередной раз хотел что-то нассать ему в уши. Приятно было встретить в нашем сарае достойного человека. Ан нет. Пока, Коля
- Пока, Леха.
Он крепко пожал мне руку, я улыбнулся и пошел восвояси.
Чего бы сегодня купить по случаю окончания рабочего дня? Водки, белого вина? На случай глобального похмелья у меня уже и препараты приготовлены: феназепам, финлепсин, магне В6, милдронат, паглюферал – для сна. И на черный день – сонапакс. Комплект пьяного космонавта.
Хочу сказать, что я скоро сойду с ума от этого мира. Признаюсь честно, я чувствую дыхание смерти. Может быть она и отойдет от меня, а может быть обнимет, прижмет к себе крепко-крепко. Я знаю только то, что она прекрасна. Я уже умирал двадцать лет назад. Кемеровские знают. Кемеровские подтвердят. Это очень страшно. Как будто у тебя кровь из пальца берут, только в сотни тысяч раз страшнее. Катарсис жизни в объятиях смерти. Сижу под феназепамом, финлепсином, милдронатом – спокойный как удав. Даже текст править не охота. Хуй с ним. Тем более – он плывет. Пусть уже будет такой.
С уважением, летчик-космонавт,
Николай Степанков.

15 марта 2019

  • 15.03.2019
Возврат к списку