• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Роман Хуй. Глава 18 У ларька

Хуй, восемнадцатая глава

Хуй, восемнадцатая глава

Ранее по ссылке 17 глава романа Хуй Трупоположение

18. У ларька
Я бежал по улице Чередниченко. Думаю, было часов пять утра. За двести метров до ларька, я понял, что не всё там ладно. У дороги стоял милицейский УАЗик. То есть - милицию всё-таки вызвали. Но я ведь не взял ни копейки. Только разбил о голову Генделя бутылку поддельного Шампанского. Видимо, пришли забирать деньги, а там - кровь, осколки, Надя в шоке. Зачем же я утащил из ларька Генделя? Нужно было хватать Надежду и бежать с ней навстречу своему счастью.
Метров за сто перед ларьком я остановился. Подумал о чём-то. Не помню о чём. Что-то типа, идти или не идти. Решился. Подошел к ларьку, заглянул в окошечко и спросил:
- Что-то случилось?
На меня уставились: милиционер, бледная Надежда и красный как рак Гарик Узбек. Я почему-то не боялся Узбека. Здесь нужно отметить, что все городские и пригородные страшились его настолько, насколько громко он орал. А горланил он много и отборным матом. Никто не знал, на что он способен по-настоящему. Петушиться и показушничать он умел красиво и, надо признать, страшно. Но не сегодня. Сегодня мне Узбек похую. Нарать на Узбека.
- Какова хуя тебе надо? - завопил на меня Узбек.
Возникла пауза.
- Вот он, - указала Надежда пальцем на меня.
- В смысле? – сняв фуражку и утерев платком блестящую лысину, спросил милиционер.
Узбек указал на меня пальцем и спросил невпопад:
- Кто?
- Грабитель, - спокойно сказала Надя, - Это он бутылкой ударил по голове второго. И унёс его.
- Чё ты гонишь? – завопил Узбек, как резанный, - Какого хуя ты гонишь здесь пургу!? Я ни хуя не понимаю!
И тут заорал на меня:
- Ухуяривай отсюда вон! Дебил! Ларёк закрыт!
- Это он, - повторила Надежда, - Он грабитель.
У милиционера зрачки расширились и сошлись у носа. У него не укладывалась в голове подобная криминальная история. Он прямо сказал Узбеку, что сомневается в правдивости рассказа Надежды. Что это полная чушь! Мол, сначала всё складно получается: врываются в ларёк двое грабителей в масках. Сначала начинают угрожать, один предлагает изнасиловать Надежду. И после удара бутылки о голову у него (у милиционера) формируется, если можно так выразится, клубок сомнений.
- Зачем один грабитель бьёт второго по голове? Скажи мне? – спрашивает у Узбека милиционер.
- Ты чё суда пришел!? – орёт на меня Узбек, тоже, видимо, не вкупаясь, что сейчас происходит.
Милиционер же рассказывает своё:
- Потом хватает того, который без сознания, на руки, и убегает по Чередниченко вдаль. Мне, блядь, сложно поверить в такой расклад. Фантастика.
- Ёбаный в рот! – заорал Узбек и стал колотить кулаком по стене.
Потом перестал.
Шум стих. Узбек гладит себя по голове и тихо приговаривает:
- Думай, Узбек. Думай, родной.
Надежда смотрит на меня. И я ее люблю.
- Надежда, - сказал я и улыбнулся.
- Охуеть! - прохрипел Узбек, по старой ЗК привычке присел на корточки и хлопнул по заднице милиционера, - Мусор, бери его. Ебануться. Охуеть – не встать. Держи вора, - почти шепотом добавил он и засмеялся как истеричка.
Милиционер глупо улыбнулся и пожал плечами:
- У меня всё равно не укладывается в голове…
Узбек долго и нервно смеялся.
Комедия, блядский род.
- Шекспир, блядь! – сказал Узбек.

Далее по ссылке 19 глава романа Хуй 15 суток

  • 07.11.2016
Возврат к списку