Сергей Решетников, писатель, сценарист, драматург. Тот самый Решетников

Роман Хуй. Глава 32 Свидетель

Хуй, тридцать вторая глава

Хуй, тридцать вторая глава

Ранее по ссылке 31 глава романа Хуй В штабе

32. Свидетель
Она ухватила меня под правую руку, а Дима держал за левую. Они вели меня сквозь толпу. Толпа расступалась перед нами. Я никогда не думал, что в предвыборном штабе кандидата в президенты может быть столько народу. Что они все здесь делают? К чему такое столпотворение? И почему они на меня пялятся? Целуют друг друга в плечики и зыркают на меня. Девушки кокетливо улыбаются. Какого хуя? Перестаньте уже пахнуть!
- Свидетель! Секрет! Свидетель. Секрет, - разливалось по залу многократное эхо.
Меня завели в большой овальный кабинет. За длинным столом сидели человек двадцать всяких разных, в основном страшных людей. Во главе стола сидел маленький узкоплечий с большой плешивой головой мужичок. Самый страшный. Так мне показалось. Глаза полупрозрачны – как будто только что вылезли из подполья, в котором провели три тёмных месяца. На безымянном пальце левой руки у него был большой перстень с бриллиантами. Бриллианты играли на солнце, которое заглядывало в окно сквозь кремлевскую звезду Боровицкой башни Кремля.
Плешивый мужичек указал рукой с перстнем в сторону окна и громко проговорил:
- Через 60 дней мы должны сидеть ТАМ! По ту сторону дороги! За той звездой.
Он немного привстал, наклонился над столом и почти шепотом спросил:
- Ты воевал в Чечне, сынок?
- Был, - ответил я.
- В плену был?
- Не был.
- Не контуженный? - с подозрением продолжил допрос он.
Я задумался над тем, что сейчас здесь происходит. А плешивый сел на своё место и, не глядя на меня, громко сказал:
- Можешь не отвечать. Я всё про тебя знаю.
Он нервно вскочил, подошел ко мне в упор и продолжил отчетливо проговаривая каждое слово и глядя на меня снизу вверх:
- МНЕ НЕ ВЕДОМО ЛИШЬ ТО, ОТКУДА ТЫ ЗНАЕШЬ ЕГО? И ЧТО ТЫ ЗНАЕШЬ? Скажи нам, Шмель. Кто он? Откуда?
Я ухмыльнулся.
После его слов тишина в большом кабинете стояла неописуемая. Казалось, слышно будет, если прожужжит комар. Более двадцати страшных людей смотрели на меня. Я обернулся в поисках поддержки. Но Надежды за спиной не было. Не было также и спичрайтера Димы. Я стоял один перед этими голодными политическими деятелями, политтехнологами и миллионерами, которые не хотели позволить Моему Хую стать президентом страны. Я понюхал свои пальцы. Любовь выветрилась. Осталась только память и надежда. Я почесал свою двухдневную щетину…
- Не знаю с чего начать, - нарушил я тишину.
Плешивый пошел по кабинету, сел на своё место, подобно дирижеру взмахнул рукой и сказал:
- Начни с самого главного. Это всегда подкупает. Правда же? – обратился он с вопросом к залу.
В зале все закивали.
Я почесал затылок, подтянул штаны, открыл рот... Я видел, как заерзали на своих местах эти разномастные некрасивые толстые и худые люди. В основном мужчины, но были и женщины. Все по-разному страшные. Лысые и волосатые. Лупатые и узкоглазые. С толстыми и тонкими губами. Старые и молодые. Были среди них и люди, которые временами мелькали на телевизионных экранах, так называемые медиа персоны за бабки. Я набрал в легкие воздуха, на секунду задержал дыхание и произнес:
- Лупов - мой Хуй.
Возникла мрачная пауза.

Далее по ссылке 33 глава романа Хуй Лупов - хуй

  • 19.11.2016
Возврат к списку