Сергей Решетников, писатель, сценарист, драматург. Тот самый Решетников

Фото в стиле НЮ - сценарий

Фото в стиле НЮ, сценарий Сергея Решетникова

Фото в стиле НЮ, сценарий Сергея Решетникова

«Фото в стиле НЮ» из цикла «Постельные сцены», автор Сергей Решетников

Полумрак. Постель. Он и Она в постели. Романтика сумрака. Игорь и Лика. Одеты. На Игоре расстёгнутая рубашка с коротким рукавом, джинсы. На Лике джинсовые шорты и футболка.
Игорь: Ты знаешь, я тебя… это… очень люблю… Я никого еще так не любил. Но между нами всё кончено…
Лика: (спокойно) Понятно.
Игорь: Почему тебе понятно?
Лика молча показывает рукой на Игоря, и изображает поклон.
Игорь: Непонятно.
Пауза.
Лика: Чувствую…
Игорь: А я ничего не чувствую. Ничего. Я знаю.
Лика: (напряженно) Чего же ты ждешь?
Игорь: (смотрит на нее) Утра, Ликуся. Утра, Лика. (натянуто улыбается) Утречка жду, девочка. Рассвета.
Лика: Мерзко. (кричит вдруг) А-а-а-а-а-а-а! Прекрати так на меня смотреть! А-а-а-а-а.
Игорь вскакивает с кровати, поднимает руки перед собой, потом соединяет их в жест «намасте», «руки молящегося», мол, тише, прошу. Лика перестает кричать.
Игорь: (говорит растеряно) Как – так? Но мы ведь по существу ничего не решили… (берет себя в руки) Правда же? Успокойся, пожалуйста. Успокойся, Лика. (абсолютно спокойно) Ты не выносима. О, как я злюсь на тебя. Как я злюсь. Я очень злюсь. (спокойно глубоко вздыхает)
Лика молчит. Идет к экрану не работающего 3D 4К телевизора. Смотрит в экране на себя в отражении. Берет со стола губную помаду, нервно держит ее в руке.
Лика: (спокойно) Ты убил моего ребенка.
Игорь: (удивленно) Я!? (пауза) Я убил!?
Лика: Ты.
ПАУЗА
Игорь: Приехали. Нормальная тема. Удобная позиция сверху. Ты добровольно сделала аборт, а убил нашего ребенка я… У тебя совесть есть?
Лика: Ты всё подстроил. Ты!
Игорь: Я!? Аллё, Лика, ты совсем того? Ты курнула, родная?.. чё-то…
Лика: Уходи, Игорь.
Игорь: Уйду, не переживай. Фотоаппарат отдай.
Лика: Что!?
Игорь: Фотоаппарат отдай.
Лика: О, господи! Но ты же мне его подарил!
Игорь: Да! А теперь передумал. Отдай. Любви ведь больше нет. Кончилась. Выдохлася.
Лика: А была ли?
Игорь садится на кровь, мечтательно смотрит в пустоту тёмного угла комнаты.
Игорь: (спокойно, с легкой иронией) Я искренне любил твое влагалище. Ты волшебница. Просто времена поменялись. На смену волшебникам пришли циники и прагматики.
Лика: Чудовище.
Игорь встает, идет к шкафу. Он что-то ищет в шкафу, выкидывает оттуда одежду.
Игорь: Я трусы заберу?
Лика: Не поняла. Чьи трусы?
Игорь: (с иронией) Сашины трусы… Его. Ага. Свои, ёлкины… свои… Я у тебя живу третий месяц…
Лика: Жил.
Игорь: Ну жил.
Лика молчит.
Игорь: Я фотографию твою возьму?
Лика: Нет!
Игорь: А трусы?
Лика не понимает о чем идет речь. В недоумении разводит руками.
Игорь: Твои трусики… родной Лизок. (вздыхает) Филки будут нужны, звони…
Лика: Зачем!? (возмущенно) Ты о чем вообще?
Игорь: О деньгах.
Лика: Нет, про трусы.
Игорь. А, трусы. На память.
Лика: Память о чем!?
Игорь: О нашем ребенке.
Лика: Об аборте? Бред какой-то! (берет с тумбочки стакан воды, с жадностью выпивает) Игорь! Забирай любые трусы, закрой свой рот… и дергай вон отсюда. В той комнате, кстати, есть мамины трусы… Возьми на память. Для музея истории извращенцов.
Игорь: Сколько можно единиц?
Лика: Чего?
Игорь: Единиц трусов.
Лика: На твою совесть.
Игорь: (смеется) У-у-у. Ставка так себе – я тебе скажу. (пауза) А фотоаппарат?
Лика: Фотоаппарат бери.
Игорь: А то щас доллар подскочил… Ха-ха. Не. Не стремно, нет. Отличный фотик. Хороший подарок. Ипонский. Я завтра еду к брату… К Саше… Он тебя, как это… как это назвать? Как прежде… это… любит… Привет тебе передает… парализованной весь такой… (с улыбкой) …рукою машет… так… слегонца… Пальчиком одним шевелит, гондон. Думаю, просит, чтобы я напоследок отымел тебя по братски… Ха-ха. Я отымел… Я отдал тебе своей энергии. Почти влюбился. (пауза: нервно молча ходит по комнате) И еще Сашка спросил твои трусы. Он может чуть-чуть говорить, видеть, слышать и еще… нюхать… Дай ему свои грязные трусы. (кричит) Сука, дай грязные трусы для моего брата, который тебя любил, который тебе эту хату купил, машину купил, деньги давал, в шампанском вине тебя купал! (многозначительно) Неподдельном! Его младший брат последний хрен без соли доедал, а он давал деньги ТЕБЕ! (больно тычет ей в грудь пальцем) Сейчас всё поменялось. Я управляю его капиталами. Это он решил в войнушку поиграть, а не я… (успокаивается) И еще я выполняю его просьбы. Пока… выполняю. (взрывается) И он просит твои вонючие трусы! (садится за стол, ударяет кулаком по столу, сразу же успокаивается) Чем запашистее, тем лучше. Нужно чтобы был такой натуральный амбре. Реальный. Чтобы можно было упасть от твоей вони. Я положу твои гребаные трусы ему на подушку… рядом с его расплющенным носом. И он будет подыхать, обоняя тебя. Он очень просил. Очень-очень. Он умирает, Лика.
Лика: (кричит) Это неправда!
Игорь: (кричит) Саша просит, чтобы ты не приезжала…
Лика: Это неправда!
Игорь: Правда. Это ты убила его!
Лика: (успокаивается) Это ты покалечил его. Ты его вдохновил этими сайтами… (уверенно, жестко, строго) Ты всё подстроил. Ты подлец.
Игорь громко смеется.
Игорь: Я? Снова я виноват?! Я убил твоего ребенка, я покалечил твоего брата, и я твои трусы ему подавай… Мой братишка с завихрениями – как Наполеон – любит запашистых женщин. Неси свои трусы, Жозефина… Неси трусы, Жози…
Лика: (спокойно) Какой ты мерзкий? Какой ты мерзкий… у… блюдок… (подходит к экрану телевизора, берет с тумбочки помаду и пишет: «ВСЁ») Игорь, у тебя мерзкое имя – Игорь.
Игорь: А у тебя нормальное имя? (с паузами, с расстановкой) То есть и ты – зная, что я с детства не люблю своего имени, предпочитаю – Гарик, Гарри, Ингвар, Егор… Это имя придумал мой старший брат. Это он решил мою судьбу. Он меня покалечил. Я должен был быть каким-нибудь нормальным «Колей» или «Мишей» или «Борисом» на худой конец… А я, сука, Игорь! И ты, злая страшная женщина, зная об этом, говоришь, какое у меня мерзкое имя «И…горь». (присаживается на корточки) О, о, о! Какая же ты сука, Лика. Лика – сука! Рифмуется.
Лика: (спокойно) Я знаю только то, что ты говоришь неправду. Ты лжец. Я сожалею о наших с тобой отношениях.
Игорь: Саша говорит, что война его тянет…
Лика: Куда? (пауза)
Игорь: Я спрошу у него – куда. Он ответит. Саша знает. Саша умный.
Лика: Игорь, ты знаешь то, что знает Саша и что не знает… Что любит Саша и что не любит… Я тоже… не хочу его видеть… (пауза) Ты надеялся, что ты мне его заменишь? Никогда. Ты думаешь, ты достоин его? Ты – пародия, Игорь. Ты, Игорь, генетическая пародия. И я старалась… Видит Бог… я старалась… стать для тебя родным человеком. Но… Я думала, судьба, бог, карма… Тоска…
Игорь: Какая – в жопу – карма? Какая – в жопу – судьба? Какой бог!? Ты отдалась мне при первой же возможности. И вертелась подо мной два часа, сука! А он там воевал… Воевал. Мой брат воевал, а ты легла под меня… под меня…
Лика: К сожалению, да. Я надеялась. Вот и вертелась.
Игорь: Нет, не надеялась, ты вертелась, потому что у тебя просто зачесалось… А когда чешется, чё надо делать? Правильно, чесать. И мужики бабам чешут. Чешут… Членом, пальцем, языком, всем, чем только можно чесать. Этот мир сплошных извращенцев. Ты посмотри на этих людей, посмотри какие запросы они посылают в Яндекс. Все помешаны на сексе. Все извращены. Изначально. Изнутри.
Лика: Я долго думала, но передумала. Ты ничтожество, Игорь.
Игорь: Однако, ты, Лика, забеременела от меня… От меня.
Лика: Не от тебя, а от…
Игорь: А от кого?
Лика: От безысходности забеременела. Но потом вовремя одумалась… (пауза)
Игорь: (кричит) Ты убила моего ребенка! Тварь!
(пауза)
Лика: (спокойно) Нашего ребенка. Возьми фотоаппарат… японский… курс доллара нынче высок… Границы закрыты.
Игорь: Да, закрыты. Мой дружок повез телики через Черногорию, как в восьмидесятых.
Лика: (достает фотоаппарат, протягивает ему) Возьми. За те же деньги такой сейчас не купишь. Возьми. Ты мерзкая пародия на своего старшего брата… Можешь даже мамины трусы взять… На память… (пауза) Игорь, скажи: это ваша мама не пускает меня к Саше? Ты ей что-то о нас рассказал?
Игорь: (с улыбкой) Всё в деталях.
Лика морщится, глядя на Игоря.
Игорь: А можно я тебя сфотографирую, Лика? Твоя прекрасная злость уникальна. Я хорошо фотографирую… Помнишь?
Лика: Нет.
Игорь: Для брата. Для Саши. Лика, первая любовь – это навсегда.
Лика: Нет.
Игорь: А Саша очень просил. Что я ему скажу? Он ведь не может встать полгода. Он срёт под себя полгода. Знаешь, как это мерзко, когда здоровых двухметровый детина срёт под себя. У него пролежни. Страшные пролежни. Фу! И член… его гребаный член не стоит. Из его члена теперь время от времени непроизвольно вытекает моча… Саша просто просит твое фото. Однако он даже передернуть на это фото не сможет. Он инвалид. Он любил приключения. Он искал смерти. Он ведь не за Родину пошел туда воевать, не за гребаных русских…
Лика: А ты что не русский?
Игорь: Я русский, поэтому я имею право ненавидеть русских.
Лика: Саша нашел там свою судьбу.
Игорь: Нашел то, что нашел. Инвалидное кресло и старую сиделку, которая кормит его с ложечки. Понимаешь меня? Кому из вас больше повезло? Ему. Сашке. Кормильцу нашему.
Лика: Игорь, ты похеришь бизнес.
Игорь: Не твое дело, сука.
Лика: Хорошо. Один раз… фотографируй. Для Саши.
Лика платочком утирает слезы с глаз, подкрашивает губы, ресницы, подводит глаза, брови, поправляет одежду.
Игорь берет фотоаппарат, готовится, настраивает фокус. Лика ждет.
Далее Лика шокирует Игоря тем, что снимает с себя всю одежду, ВСЮ, бросает белую простынь на пол, ложится в позе модели. В кадре видна её «княгиня» с половыми губами, напоминающими лепестки розы.
Лика: Снимай так.
Игорь: Ты прекрасна.
Игорь в шоке, хитро улыбается. Его глаза загораются. Он пару десятков раз фотографирует Лизу. Та время от времени меняет позы, демонстрируя свои «лепестки розы».
Игорь заканчивает фотосессию, кладет фотоаппарат, подходит к Лизе, целует ее. Лика отталкивает его. Она быстро накидывает на себя халат.
Лика: Чудовище.
Игорь: Красавица, у меня встал.
Лика: Саша… знаешь…
(пауза)
Игорь: Меня зовут Игорь.
Они целуются. Лизе видится, то Саша, то Игорь. Они похожи, как братья с разницей в возрасте три года. Лика застывает в поцелуе, видит перед собой Игоря и вырывается из его объятий.
Игорь: (с ехидной улыбкой) Ты прекрасна. Прекрасна.

4 февраля 2015 года (текст дописан 13 августа 2022 года)
Сергей Решетников ©

  • 13.08.2022
Возврат к списку