• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Глава пятнадцатая части второй романа «В ожидании ангела», Сергей Решетников

Глава 15 части 2. В ожидании ангела

По ссылке глава четырнадцатая части второй романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

15.
Перед обедом позвонил Моей Маленькой Девочке, обсудили, когда ей нужны деньги на отдых. Она сказала – в конце августа. Отлично! У меня будут свободные средства на адвоката. Чуть-чуть. У нее голос прямо сладкий-сладкий… Чё-то чует… На что-то надеется. И первое ее слово:
– Приветик!
Блин, приветик! Почему – приветик? Что за манера? Что это – симпатия? Или блядский жест?
С Моей Девочкой у нас далеко не всё было сладко. Годы назад я метался. Я метался по Томску. Я не хотел заканчивать свою жизнь в пресс-службе. И тогда я впервые попробовал проституток. Об этом есть рассказ и пьеса. Поначалу это забавляло. Потом это стало тяготить. А потом об этом узнала она – Моя Девочка. Но она не ушла от меня. Дочку Дусю воспитывала бабушка. Всё началось с побед на драматургических конкурсах. Мои пьесы понравились в Москве. И я забил свою голову мыслью о поездке в Москву. Я подумал, что я гений. Я хотел бросить работу с хорошим окладом, со служебной машиной. У меня, конечно, был еще непогашенный кредит, но – похеру. Я хотел в Москву. Я вспомнил свое детское обещание «жить на Арбате». А Моя Девочка ехать не хотела. Она боялась. Ей нравилось в Томске. Но мне было там тесно, душно и противно. На работе. Я хотел стать настоящим писателем, драматургом, сценаристом. До сих пор только несколько человек так думают про меня. Мир меня не знает, а Москва либо боится, либо презирает. Одни считают меня антисемитом, другие считают меня евреем, третьи называют меня гомосексуалистом, четвертые называют меня гомофобом… Но ни первым, ни вторым, ни третьим, ни четвертым я не являюсь.

Вспоминаю два случая, когда меня дубасили, и как при этом повели себя мои жены. Оба случае позорные.
Первый раз - когда мы жили с Моей Девочкой в общаге. Я случайно попал на день рождения к приятелю, женатому на красивой косолапой девушке, которая училась курсом младше. Она раньше иногда флиртовала со мной. Я плохо читаю намеки и воспринял это, как… как предложение… На днюхе я напился и стал приставать к его косолапой красивой жене. И она вдруг ответила взаимностью. Муж уходил покурить. Приходит, а мы трахаемся на его кровати. Он откинул меня к стене. И зарядил с правой по физиономии. Потом с левой. Потом еще раз с правой. Пока он ругался с женой, я с трудом поднялся на ноги и, обнаженный, выбежал, было, к коридор. Комната была на пятом этаже. Муж меня догнал и отоваривал до самого первого этажа. Кровища хлестала. Таких тумаков, как в тот злачный день, я не отхватывал никогда. Я попал в больницу с аденомами, ушибами и сотрясением мозга. Но, собственно говоря, заслужил. Бесспорно. В чужом доме чужую жену етить не пристало. Вообще, я, конечно, говнюк полный и человек я гадкий. Моя Девочка сидит дома, а я в гостях у приятеля трахаю жену приятеля. Убить меня мало. А Девочка Моя меня простила. Да. Такие дела.
Пришла в больницу и простила. Я бы убил себя за это!
Второй случай, когда меня лупцевали, случился под Москвой в Петрове-Дальнем, где я бухал в кафе и приставал к какой-то девчонке. Не трахал, нет… И даже не касался ее. Но люлей получил отменных. Таких люлей получил, что пришлось нос назад самому вправлять. Это было уже при Моем Солнце. И та тоже простила меня.
А еще - как положительный пример взаимовыручки: однажды Солнце Мое всю ночь просидела в ОВД, пока меня не выпустили. Тогда на «контрольную закупку» попала моя банда, торгующая не запрещённым тогда еще «спайсом». Опер предложил: либо он сажает всех пятерых на трое суток до выяснения обстоятельств, либо приезжает главный (то есть – я), они отпускают «банду», проводят по этим «спайсам» экспертизу и принимают решение согласно УК. Если там есть что-то запрещенное, я сажусь на три года, если ничего нет, я свободен. Я поехал вместо своих ребят и сел за решетку до окончания судмедэкспертизы на предмет запрещенных препаратов. Я-то знал, что наш «спайс» чистый. Лишь бы мои ребята не торговали запрещенной дурью, лишь бы мусора не подсыпали туда какой-нибудь хрени… Я совершил поступок, не струсил и сел за своих пацанов. Ребят отпустили. Это была первая поимка. Нужно было доказать чистоту нашего продукта, который придумал Джон Хаффман.
Мое Солнце просидела в полиции всю ночь. Она даже звонила в службу безопасности, говорила, что меня удерживают в ОВД незаконно. В общем, создавала полезный шум. После проведения экспертизы, под утро, меня, не извинившись, отпустили, и мы поехали домой. Однако это было примером для моих ребят. С тех самых пор, зная, что наш товар чистый, мои торговцы без боязни садились в милицейские машины, ехали в ОВД ожидать результатов экспертизы. Результаты всегда были отрицательные. До тех пор, покаJWH-018 и еще пару-тройку анальгетиков не внесли в список I наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров, оборот которых в России запрещён в соответствии с законодательством. Тогда зимой стало понятно, что всё – бизнесу хана! А у меня было два главных принципа – никогда не торговать запрещенными препаратами и никогда не крышеваться мусорами. Эти принципы нарушила группа братков, отколовшихся от моей команды после запрета JWH-018 и погнавшаяся за легкими деньгами. Спустя год все они сели надолго: один на пятнадцать лет, второй на пять, третий на три, четвертый – сынок прокурора – до сих пор в бегах. Ну, об этом еще далее будет писаться мой роман «Спайс». Остатки моей команды какое-то время еще приторговывали своим клиентам разрешённым тогда JWH-250 без нафталинового кольца. Но потом этот бизнес я окончательно прикрыл, сунув голову в новую петлю – покупка офиса и создание сайта ТВ. И первое, и второе принесли мне миллионные убытки. У нас с Солнцем осталась только квартира на Арбате и говно-офис – неликвид. Ну, и машина – японский седан. В момент, когда начал проседать сайт Интернет-Телевидения и продолжились проблемы с офисом, я заказал еще один сайт – сайт проката. И через год он принес первую прибыль от аренды – сначала пятнадцать тысяч рублей, потом пятьдесят тысяч, потом сто пятьдесят. Сейчас все мои сайты, которые я обслуживаю, приносят дохода гораздо больше, чем когда-то опасный JWH-018.
Тупые, не тупые у Солнцы дети, однако, именно ее сын подсказал мне идею торговать «спайсом». Хотя… я уже десять раз с ним рассчитался за это. Да и Солнце, наверное, вытянула из моего сейфа не одну сотню тысяч рублей, которые отдавала своим детям. Это была также одна из причин развода. Она воровала деньги. Но называла это иначе. Она говорила:
– Я беру. Я не считаю это воровством.
А я считаю, что это воровство. Потому что все бизнесы всегда держались на мне, росли и вырастали благодаря мне и моему максимализму. Ну, Бог с ней: брала и брала. «Просто брала деньги». Сначала она мне хвалилась, что она просто брала деньги у первого мужа. Теперь просто берет у меня. Вернее – брала. Это стало еще одной моей фобией. Теперь у меня их никто не берет. Теперь я сам себе готовлю еду, сам себе дрочу, сам с собою разговариваю… И главное – нужно отметить – не ругаюсь. Мои нервы пока в порядке. Хотя – держите семеро – если я начну сам с собой громко ругаться. Или когда завою ну луну. Звоните в «скорую помощь».

По ссылке глава шестнадцатая части второй романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

  • 03.07.2019
Возврат к списку