• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Глава шестнадцатая части второй романа «В ожидании ангела», Сергей Решетников

Глава 16 части 2. В ожидании ангела

По ссылке глава пятнадцатая части второй романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

16.
С поездкой в Москву из родных никто меня не поддержал. Все говорили: «Где родился, там и сгодился». Самая дебильная русская пословица. Хуже ее придумать невозможно. Все были против моей поездки в столицу: мама, папа, брат, жена, теща… Все. Друзья и те удивлялись:
– Да ты что! Такая работа! Оклад! Служебная машина!
– Идите вы в задницу! – кричал я пьяный и трезвый.
Я знал, что я поеду в Москву. Я знал, что я поеду в Москву, когда мне было десять лет. Уже тогда я говорил своим родным, что буду жить в Москве на Арбате. Откуда я это взял? Я не знаю. Но говорил. Тогда все смеялись. Папа мне готовил следующую перспективу:
– Выучишься в техникуме на стекловара. Придешь на завод. Будешь работать с восьми до пяти.
А я писал стихи, песни и считал, что это тоже работа.
– Работа – это когда потеешь, – убеждал меня папа.
– Мой мозг потеет, пап, – отвечал я.
– Мозг не может потеть! – бил кулаком по столу пьяный папа и опять мне рассказывал про техникум и про карьеру стекловара.
Но я не хотел быть стекловаром. Я согласился бы быть кем угодно, только не стекловаром. А так как учебу я благополучно забросил, то в ВУЗ я поступил творческий на режиссёрский факультет. Хотя я ни черта в этом не понимал. А уже через год закрылся стекольный завод. И я понял, что был прав, когда не хотел становиться стекловаром. В институте мне повезло с педагогами. У меня были лучшие преподаватели в ВУЗе… Ирина Николаевна, Людмила Владимировна и многие другие любимые много педагоги… У нас был лучший курс за всё время работы института… Мишанька, Дениска, Гриша, Наташка и так далее.
Когда я собирался в Москву, все до ругани были против. Но главное, что я был «за». Это всегда главное. Если ты «за», а все «против», значит, ты уже, как минимум – личность. И имеешь свое мнение. А если ты еще крепко стоишь на своем, то тогда и ангелы тебе в помощь. Ангелы любят сильных. А я был сильным. Сейчас я таковым себя уже не считаю. Слишком много черных дел я наделал, слишком многих людей я обидел. Поэтому чувство вины – мое главное чувство. На сегодня – это мой двигатель внутреннего сгорания, который не перестает работать, который ушел от своей кнопки «старт-стоп» в поисках новой кнопки. Когда-нибудь я объеду всех, кого обидел, и попрошу прощения. И у Митиной мамы в Петербурге, и у Бибик в Кемерове, и у моего бывшего друга актера Володи в Москве, и у отца, и у матери, и у первой дочери, и у второй дочери, у всех трех жен. У многих я попрошу прощения. Многим я упаду к ногам и буду молить о прощении, буду зудеть о том, что я виноват, что я чудовище. У бабушки у своей я не смогу попросить прощения. Она давно умерла. А чувство вины уже многие годы живет во мне. Я обижал свою бабушку. И я, сука, отчётливо это помню. Я ее толкаю, а она… Она падает на пол. Ударяется. Я – чудовище, осознающее, что я – чудовище. Никогда не обижайте своих старых бабушек, чтобы не испытывать чувства вины.
Что еще приблизило наше расставание с Моей Девочкой? То, что она, блин, собрала в Москву гребаный огромный контейнер с вещами, которые нужно было выбросить в Томске. Диван, холодильник, прочую хрень. Никогда-никогда не тащите в новую жизнь старые вещи! Они утопят Вашу лодку. На новое место жительства нужно приезжать налегке. Вещи – это всего лишь вещи. Вещи – это говно, которое никому не нужно. Особенно в век высоких технологий. Никогда не сходите с ума от вещей, от машин, от недвижимости. Берегите свой ум и душу. Вот что дорого. Вот что дороже всего. Мозги и душа. Душа, мозги и здоровье.
Этот гребаный контейнер меня тяготил в Москве. Я позвал своих друзей разгружать этот контейнер. Серегу «Будду» и Димана. И усвоил – люди никогда, ничего не должны делать бесплатно. И друзья тоже. Вообще друзья – это понятие абстрактное. Осторожно нужно с ними обращаться. Основная масса друзей звонит тогда, когда Тебе хорошо.
А сегодня мне плохо. Поэтому лучший мой друг на сегодня – это массажер предстательной железы. Я слишком брезглив, чтобы стать гомосексуалистом. Но моей предстательной железе тоже необходим массаж. Ведь у меня теперь нет Солнцы, которая делала мне эти чудесные массажи. Однозначно – это одно из достоинств Моего Солнца. Благодаря ей у меня теперь всегда стоит без проблем. У меня не застаиваются соки в предстательной железе. Я, минуя голубые круги, получал настоящий высококлассный массаж железы, после которого секса хочется всё больше и больше.
Двигаемся по тегам памяти дальше. Чистим куки и кеши.

По ссылке глава семнадцатая части второй романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

  • 03.07.2019
Возврат к списку