• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Глава восемнадцатая части второй романа «В ожидании ангела», Сергей Решетников

Глава 18 части 2. В ожидании ангела

По ссылке глава семнадцатая части второй романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

18.
В Томске я увлекался проститутками. Девочка Моя была не в курсе моих увлечений. Дочка Дуся жила у тещи. Моя Девочка была то у меня, то у дочери. И у меня водились деньги с откатов, и свободные дни, которые я посвящал моим проституткам, в одну из которых я даже влюбился. Однажды я ездил к ней, когда та лежала в больнице. Приезжал, привозил фрукты, шоколад, нежно целовал в губы. Это была моя любимая проститутка. В Москве сейчас таких нету. Здесь сейчас такая тупизна работает в проституции, что мама-не-горюй. Девка, блядь, сделала открытие, что черный чай делают из зеленого и говорит на прощание:
– Я столько много от вас узнала!
Дергай, блядь, дура тупая! Никакая ты не проститутка. Проститутка – это, прежде всего, целитель душ, а потом уже дырка, потом уже вагина. Проститутка, прежде всего, умный слушатель… и собеседник… Умный, а не тупой.
Никак. Разочарован я в московских проститутках. Вот в гостинице тогда пять лет назад хорошие были соски. А здесь… Чё-то мне не свезло.
Так вот. В Томске… Хотя была в Томске и другая проститутка, которая поссорила меня с Моей Девочкой. Однажды я эту черноглазую шлюху выгнал из дома, а она на прощание подсунула мне козу: незаметно для меня бросила на печку презерватив со спермой. Приехала Моя Девочка, стала готовить ужин. Глядь на печь, а там – гондон со спермой. Вот уже не отмажешься так не отмажешься.
– Это я так дрочил! – кричал я самую тупую отмазку.
Ага, блядь! Чтобы подрочить, купил резинку, в нее спустил и положил на печку… Ага! Отмазка, прямо скажем, херовая.
Она держала в двух пальцах этот гондон, и ее трясло. Ее всегда трясло, когда я что-то чудил. Иногда она даже падала, и у нее начинался настоящий припадок. Я спасал ее, откачивал, отпаивал водой и ловил себя на своем любимом чувстве вины.
– Я во всем виноват! Прости меня! Люблю тебя, Девочка Моя! Люблю только тебя!
Станиславский был бы в восторге от такой честной игры при херовых предлагаемых обстоятельствах, а использованный гондон со спермой на печи к ужину – это херовые предлагаемые обстоятельства. Как я только отмазался? Одному Богу известно. Точно могу сказать, что ангела рядом не было.
А еще скажу такую вещь: главное - женщину тщательно потрахать после ссоры. Это дело нужное, завсегда полезное и нервы, так сказать, успокаивает. Секс после ссоры – иногда самый лучший, самый страстный. И кончает женщина после ссоры великолепно. Ссора в каком-то смысле идет сексу на пользу, если сделать его вовремя, если не откладывать на завтра. Секс вообще лучше не откладывать на завтра. Никогда. Секс всегда лучше делать сегодня. Даже дрочить лучше сегодня.

По ссылке глава девятнадцатая части второй романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

  • 03.07.2019
Возврат к списку