• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Глава семнадцатая части второй романа «В ожидании ангела», Сергей Решетников

Глава 17 части 2. В ожидании ангела

По ссылке глава шестнадцатая части второй романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

17.
Поначалу я видел, что Солнце Мое счастлива. Мы каждый день, взявшись за руки, гуляли по старой дворянской дубовой аллее, спускались к Москве-реке, ходили на брошеный мост, смеялись, потом возвращались домой и трахались, как молодожены. После секса я читал ей вслух свои новые рассказы, пьесы, сценарии. Мы вместе анализировали их, обсуждали. Она говорила, что я ее солнечный гений. Она тоже первые полгода писала рассказы. Так же, как и вторая жена первые полгода писала стихи. Хотя через полгода женщины у такого писателя, как я, вдруг бросают литературу в жопу и начинают страдать по различным причинам. Свою долю страданий в отношения мало-помалу привношу я. Я – настоящий гондон. И у меня дурной язык. Во мне много черного. Если я не успеваю прописать свои желания и хотения на компьютере, тогда я их пробалтываю. А мои желания и хотения нехорошие, бесчеловечные, полигамные. А мои жены всегда гордые и не хотят меня делить ни с кем. Правильно. Не хрен делать.
Вот проститутки в этом смысле терпеливы. Они за деньги хоть с чертом, хоть впятером. Когда я в первый раз разводился с Моим Солнцем (а мы два раза женились), то я уезжал в гостиницу и в первый же вечер напивался и снимал двух проституток. И мы втроем кувыркались. Не скажу, что было гениально, но главное, что я попробовал с двумя женщинами. Я, конечно, не слабак. И в тридцать пять мне не слабо за час с перерывами в пятнадцать минут кончить три раза. Но всё равно удовлетворить двух женщин за час у меня никак не получалось. В сорок я уже не могу похвастаться тремя семяизвержениями за шестьдесят минут. Но на две эякуляции я всё еще способен. Есть еще порох в уретре. К тому же, я регулярно дрочу, чтобы сперма не застаивалась внутри меня. Главное - убедить себя в том, что дрочить – это как срать. Не надо никаких фантазий и прелюдий. Просто это как гимнастика для предстательной железы. Чтобы она жила. Ну… Бог создал нас такими. Мы напичканы железами и прочими хернюшками, которые выделяют из нас различные секреты. Слизистые, жидкие, вонючие, различные. Я уже, по-моему, говорил, что всех женщин я нюхаю. Именно поэтому в этом смысле куннилингус – идеальный маневр для того, чтобы понюхать женщину. Как собаки, знаете, нюхают жопы друг у друга. Так и я. Я тоже собака. Так когда-то меня Соколов и назвал. И мне, однако, понравилось. Хотя… я, как нормальная собака, не люблю других собак.
Из гостиницы я возвращался к Солнце, падал на колени, просил прощения. Нужно сказать, что «просить прощения» – это тоже моя фишка. Я делаю это честно, с удовольствием и совершенно искренне страдаю при этом, как настоящий актер театра школы переживания. Станиславский бы в этом мне поверил. Однако всё это: разводы и ЗАГСы - были потом.
Сначала было следующее. Моё Солнце пришла ко мне к нищему, когда я умирал. Мне, правда, казалось, что я умираю. Как ангел, она явилась с неба и принесла пятьдесят тысяч рублей. Деньги, конечно, небольшие. Но вместе с моими нам хватило, чтобы снять говно-квартиру за МКАДом, в Петрово-Дальнем, и переехать. Муж был в шоке от ее ухода. Он не ожидал такого поступка. А она пошла за романтикой. И, нужно признаться, получила ее по полной. Она пришла к писателю. А писатели только на расстоянии хороши, только в социальных сетях они мягкие и пушистые, а вблизи они говнистые, пьют, блюют, пердят, и более невыносимы, чем самые обычные люди, потому что почти все они о себе шибко много возомнили и считают, что люди вокруг них должны бегать. Они все убеждены, что непризнанные гении. И даже когда их вдруг признают (такое бывает), они еще больше пьют, блюют, пердят и так задирают нос, что конец всему. Но она пришла… ко мне. Она ушла… от него. Ушла от относительного благополучия и достатка к недоделанному гению. И уже за это ее нужно любить. Уже за это можно испытывать мое любимое чувство вины. Что я и делал, не прекращая общения со второй женой. Сука позорная. Тварь подколодная. Ничтожество. Это я про себя. Да-а. Я, правда, ничтожество. Я просто очень хорошее ничтожество. Я, сука, зачем-то стараюсь для всех. В итоге, сука, всем делаю больно и плохо. Однажды, выпив бутылку кагора, у меня сорвалось с языка:
– Я всех женщин мира хочу сделать счастливыми.
– Зачем – всех? Сделай одну, – просто сказала Мое Солнце.
Я вздохнул и пошел в магазин еще за одной бутылкой кагора.
В этот день рухнуло наше маленькое счастье. Она залезла в мою почту (она была открыта), заглянула в мой e-mail (я, глупый, тогда не выключал ноутбук). А там вся трогательная любовная переписка с моей второй женой – с Девочкой Моей. Я, как прежде, любил Девочку Мою, постепенно влюбляясь в Солнцу Мою. И тут началась настоящая драма. Трое суток конфликта, криков, плача… Экспозиция, завязка, основное действие, кульминация, развязка… К тому же, я распустил тогда руки. Я ударил ее. Это после тридцати пяти я взял себе за принцип никогда не трогать женщин. Это в сорок лет Солнце Мое на меня замахивалась топором, била руками, царапала меня, кусала, а я по началу не сопротивлялся, лежал и думал: «Пусть рубит. Пусть убивает. Пусть умру». Этой весной я ходил в синяках, избитый, исцарапанный, покусанный ею. Когда-то дав себе слово, ни одного удара, ни одной пощечины я больше ей не нанес. Я воспитал в себе это. Я вбил себе это в голову, что женщин трогать нельзя. Хотя иногда так хочется двинуть, так хочется звездануть слегонца, что кранты всему! Но есть такое волшебное слово «нельзя». У меня есть. Появилось с недавних пор. Хотя наша маленькая «эмансипация» довела наши отношения до того, что я сам мыл свой кабинет, по очереди мы мыли нашу спальню, чистили туалет и ванную. И это всё добавлялось к тому, что я зарабатывал почти все деньги. Почти всегда было так.
Так уж сложилось, что женщины у меня никогда не работали. Женщины подвигали меня к работе, аккумулировали, стимулировали меня, заставляли сесть и придумать что-то. Это да. Толчок к движению они давали кнопкой «старт-стоп»: и первая жена, и вторая, и третья. Все трое были прекрасными мотиваторами. Особенно Мое Солнце, которая подтолкнула меня научиться делать сайты и много чего другого. В том числе – дописать последний роман. Этот, текущий роман, который вы читаете, я не собираюсь никому показывать, чтобы они не убили меня… Мои жены. Этот роман покажу сначала Виктору Эдуардовичу… Послушаем, что он скажет.
Вернемся к драме. Три дня мы с Моим Солнцем грызлись, ссорились, дрались. Три дня я пил. Потом приехал бывший муж и забрал ее. Так драма переросла в комедию. Прикольно. Приезжает бывший муж с дочкой к жене, которая уходит от любовника… Предлагаемые обстоятельства. Ну, не для российских экранов, конечно. Но братьям Коэнам можно предложить в качестве черной комедии. Они - Солнце, дочка и мужик один – втроем носят, грузят ее вещи. Я плохо помню ее мужа, которого видел давно один раз на вокзале, когда он забирал мой паспорт на прописку – на свою голову. Выхожу, значит, я пьяный из подъезда. Стоит мужик у машины, в которой лежат солнцины вещи. Подхожу к нему, спрашиваю:
– Извини, мужик… Ты… это… не видел ее мужа?
– Нет, – отвечает он с улыбкой. – Не видел.
Я обнимаю его и говорю:
– Ты его водитель? Да? – И, не дождавшись ответа, говорю: – Вот ты хороший мужик, добрый. Сразу видно. Правильно! Забирай ее от меня. Я не приношу счастья, мужик. Я мудак. Скажи ему это. Скажи ему, что я – мудак. Пусть он больше никогда не отпускает ее от себя, потому что она… это… она прекрасная женщина! Она золотая женщина! Она как детонатор… кнопка «старт-стоп»… Тыр-тыр-тыр, – изобразил я что-то типа отбойного молотка. – Знаешь, как волшебно она делает массаж предстательной железы, мужик! Ты не представляешь! Это просто божественная процедура. Передай этому… мужу… пожалуйста. Скажи, что царь отпускает ее. Хотя я и люблю ее… Скажи ему, что я люблю его жену… Ты хороший человек! По глазам вижу…
Вышла дочка с вещами… Мужик взял сумку, погрузил и спросил:
- Много еще?
- Немного, - ответила дочка.
Я пошел за пивасиком в ларек.
Они загрузили машину вещами и уехали. Так закончился наш медовый месяц.
Проснувшись с похмелья, я подрочил и стал писать Моему Солнцу любовные письма, в которых просил прощения, в которых объяснялся в любви, в которых говорил, что всё, что она прочла в письмах Моей Девочке – это неправда… что я просто жалел вторую жену… я просто боялся, что та покончит жизнь самоубийством… а на самом деле я ее не люблю… Я люблю Тебя. Солнце мое! Счастье мое! Мягкое на ощупь. Параллельно я, сука, писал и Моей Девочке. То, что я делал – это скотство невыносимое. Вот если бы мне эту же самую историю рассказали про другого человека, я бы сказал – гондон! Педераст! Говнюк! Но так как это про меня, я… это… промолчу… Оно и так всё понятно, кто говнюк, кто педераст, кто гондон. Видно же всё по лицу. Лицо, сука, никуда не спрячешь. Вот оно!
Словосочетание «счастье мое, мягкое на ощупь» я пишу всем своим женщинам, которых люблю. Я выбираю женщин не глазами, а носом и руками. Я нюхаю и трогаю. Только после того, как я женщину понюхаю и потрогаю, я могу понять, может она быть моей женой или не может.
Через неделю… она вернулась ко мне, снова забрав все вещи от мужа. И рассказала: когда они грузили вещи, это был не водитель, это и был ее муж. Я удивился:
– А почему он не набил мне морду?
Она пожала плечами. И мы опять стали жить вместе. Это был наш второй медовый месяц, когда почти закончились деньги. Когда нам помог Юра с Украины. Это было еще до того, как мне дали в руки первый конструктор сайтов. Тогда я еще думал, что я гениальный писатель. Признаюсь честно – я и сейчас так думаю. Потом что я, как минимум, самый честный писатель. Вот даже про массаж предстательный железы рассказал. Ну, правда, прикольная штука. Не зря же Александр Македонский встречался по пятницам с Гефестионом. Организм не обманешь.

По ссылке глава восемнадцатая части второй романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

  • 03.07.2019
Возврат к списку