• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Роман «В ожидании ангела», часть первая эпистолярная, кусок второй, автор Сергей Решетников

2 В ожидании ангела

По ссылке кусок первый части первой эпистолярной романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

Девочка Моя: Что не пишешь? Как здоровье твоё, любимый? Лечись. Болею, ингаляции делаю. Горло болит, поясницу продуло. Поняла, что не климат мне здесь. Мёрзну постоянно. Ещё воду горячую отключили на неделю. Мама твоя тоже простудой болеет. На этой неделе не поеду к Твоим. Ты, наверно, всё пишешь? Мне стал меньше писать.
УДАЧИ ТЕБЕ, РОДНОЙ. ЦЕЛУЮ.

Николай Степанков: Нет, девочка моя, пока не пишу. Эту неделю сделал себе выходной. Жду откуда-нибудь резонанса на Свой Детектив. Встречался с Серёгой «Буддой». Серёга – мудак – говорит, что не нужно писать в литературных текстах ненормативные слова, но я всё равно пишу. Не хочу с ним спорить. Тут жара каждый день плюс 32 градуса. Лежу – читаю. Вересаева, Куприна, Лескова. Добираю то, чего не взял в детстве.
Обнимаю Тебя! Люблю! Скучаю!
Ты Моя Девочка!

Девочка Моя: Здравствуй, любимый. Тоскую по тебе, Коля, поэтому, видимо, заболела. Говорят же, когда человека разлучают с любимым, у него ослабевает иммунитет. Столько всего пережила в Москве, а ни разу не заболела, потому что ты был рядом – ласкал меня, спермой питал. Плохо мне без тебя!
Пришли из гостей, Ванькины родители из Молдавии вернулись. Привезли фруктов, мёда башкирского. Наелась я от пуза арбуза, дыни, винограда из собственного сада.
Завтра утром с Дусей идём в школу на линейку.

Николай Степанков (Девочке Моей): Привет, Девочка Моя! По фото – Ты хорошо выглядишь. Я рад! Дуська тоже взросленькая!
Ну вот... Пишу письмо...
К ночи ко мне является моя неизменная подруга Тоска, и гнетет меня. Увы. Пока я не могу ничего с этим поделать. Я так теперь ценю Твое общество. (!) Ты мне именно щас стала очень дорога, потому что ни с кем другим я не могу быть так откровенен, как с тобой. Я, вроде, и нуждаюсь в обществе, но, как только достигаю его, сразу мне становится скучно, потому что всё надуманно, ложно и своекорыстно кругом. Меня особо никто и не зовет к общению. Но я сам и не рвусь туда. Потому прозябаю в полном одиночестве. «Друзья», коллеги – всё не то. Думаю о Тебе. Думаю, как я был подчас несправедлив к Тебе. Сколько я нервов Тебе и себе попортил. Щас даже пишу, и снова слезы на глаза наворачиваются. Я ведь понимаю главное – мы с Тобой частички единого целого. И это целое – хорошо. Только перед нами куча препятствий, от которых больно, и которые ранят. И самое главное препятствие – Дуся нездорова. Ведь если бы не было такой проблемы, привезли бы ее сюда и вместе карабкались бы. Но ее болезнь, и проклятие этой суки связывает по рукам и ногам. Я последние два года мечтаю УБИТЬ ее. Я на самом деле думаю об этом. Я знаю абсолютно точно – черное нужно убивать, иначе ЗЛО… А она ЧЕРНАЯ! Я точно знаю. Я через свой заговор (или приворот) прошел, через боль, физическую боль. Но и то я думаю о ней. Она, сука, живет в моем сердце! И в Твоем сердце, и в Дусином – она везде! Но это всё требует более подробного описания, что я и планирую сделать в ближайшее время. Уже даже рабочее название придумал – "Цена проклятия".
Что тут происходит у меня? Неделю ждал результатов. Не дождался. Предстоящую неделю снова примусь за работу. Буду что-то делать. Устал уже на самом деле от работы в стол… Но некоторые сценарии оплачивают. Я тут четыре сцены глупых выправил, и получил целых пятьсот баксов. Те, которым про тюрьму писал (помнишь, в моем городке?), чё-то замолчали. Видимо, решили меня кинуть, высосали все соки – и подь отсель!.. Но я их не виню, не буду даже ругаться и говорить о них плохо, потому что есть закон повсеместного возмездия. И если это кидалово, то им оно вернется сторицей. Бог судья!
Не знаю, о чем писать. Ем тут яблоки, виноград… Сегодня заметил: чего-то живот опал, но, может, это и к лучшему, потому что физически я себя чувствую хорошо, только лицо мне мое не нравится… И психика не к черту! И глаза стали какие-то странные… Видимо, старый становлюсь – уже результаты на лице. Раньше проблемы переживал легче. Щас смотрю на Серегу «Будду»: его жизнь бьет, таскает мордой по асфальту, а он румяный, бодрый, поправляется с чего-то. А у него ведь даже не всегда копейка на хлеб есть. Он живет абсолютно впритык. Копейка в копейку. И ничего – сука – живет!
Скучаю по Тебе очень. Дело даже не в том, что хрен не куда присунуть (хотя и это важно), а в том, что ты дорога мне, я в Тебе уверен. А это очень многое. Сколько так врозь еще будем?! Даже сложно представить! И насколько мне хватит сил?! Потому что иногда невыносимо, аж… Сил нет! Но иной раз получается. И даже порадоваться своей маленькой победе не с кем. Одиночество для меня – это ужасно. Не знаю, как Булгаков выдерживал один?
Был в музее Булгакова (бесплатном), недалеко от Патриарших, там комнатку он снимал маленькую. Ма-аленькая, но потолки за три метра. И, кажется, уже ничего. Бедный Михаил Афанасьевич! Эх!
У нас похолодало.
Пока! Девочка моя! Сигнатуры самое главное…
Целую.

Николай Степанков (Солнцу Моему): Спасибо за вечер! Спасибо за мясо! Спасибо за чудесное время! Такого у меня не было ни разу в жизни. Я без ума от Тебя.

Девочка Моя: Здравствуй, Коля мой любимый. О том, как я тоскую по тебе и как сильно хочу тебя, даже не буду писать. Это не передать никакими словами. Ты прав, в разлуке многое начинаешь понимать, всё встаёт на свои места. Ты – моя половинка, я – твоя, а половинки должны быть вместе, тогда будет гармония. И я всё сделаю со своей стороны, чтобы это было так, а ты постарайся со своей стороны. Моя основная задача – поставить дочку на ноги, то есть сделать её более самостоятельной, приспособленной к жизни. Я СТАРАЮСЬ. Слава Богу, она меня слушается во всём, я для неё авторитет. Уходя на работу, оставляю ей всякие задания, чтобы к моему приходу выполнила, например, пыль протереть, вымыть посуду, решить примеры, она ответственно всё делает.
Мы обязательно должны быть все вместе! Верю, что всё будет хорошо (по-другому просто нельзя). Мы с тобой слишком много страдали в этой жизни, когда-нибудь же должно всё наладиться! Про жену свою бывшую, про проклятия забудь, не думай об этом. ОТПУСТИ, и станет легче. Если она в чём-то виновата, ей воздастся по заслугам. Вселенские законы никто не отменял. У всего есть свой срок действия, у проклятий тоже. Портниха обещала на днях сводить меня к бабушке, которая с неё порчу снимала. Хотя бы раз в три месяца мы с тобой должны видеться, заряжать друг друга энергией. Иначе я умру. Хочу тебя, ХОЧУ-ХОЧУ-ХОЧУ. Ты, главное, думай о хорошем, помни – МЫСЛЬ МАТЕРИАЛЬНА. Ты сам меня этому учил. То, что мы есть друг у друга – это ценно! А у Сереги твоего никого нет. Вот стоик, блин.
Терпения тебе, Николай. Береги себя для меня. ТЫ МНЕ НЕОБХОДИМ, КАК ВОЗДУХ, КОЛЕНЬКА.

Николай Степанков (Девочке Моей): У меня всё стандартно, Девочка Моя! Вилами на воде! Но я так уже привык! И иногда получаю деньги. И приятно удивляюсь. Но очень редко. Не знаю, что получится у нас с этим проектом – «Человек с телефоном», такое название предложил дать Галкин. Мне очень понравилось. И предложил в кадре вообще одного человека оставить. Ну, не знаю. 1 октября мы встречаемся втроем – Дроздов, Галкин и я. :) Птицы в клетке – галка и дрозд.
Так больше рассказывать нечего. Скоро пойду к бывшему шефу, к Томскому. Есть несколько проектов, которые я хотел ему показать. Один продюсер мне их втюхивает. Не знаю – толкнул бы меня Томский к какому-нибудь богатому дяде, которому деньги некуда девать… но остается об этом только мечтать.
Дроздов в депрессии. Денег у него опять нет. Съездил на Мальту:) И денег нет. У Галкина нерв на спине зажало. Похудел, под глазами круги. Всё качался ходил в зал тренажерный. На хрен, на хрен! Не пойду. Поеду куплю эту мазь. И буду. как ты говоришь, сам себе втирать.
Я очень по тебе скучаю, Девочка Моя.
Как прежде, люблю Тебя! Люблю! Потому что Ты дорога мне! Потому что я ответственен перед Тобой. Но Ты не должна быть слабой! Ты должна быть сильной! Ты должна уметь бороться! Биться! Это такой мир!

Николай Степанков (Солнце Моему): Завтра в два часа. Жду не дождусь. Мечтаю. Думаю о Тебе.

Девочка Моя: Любимый, поздравляю с юбилеем! Сегодня 10 лет нашей с тобой совместной жизни. Десять лет назад, 5 сентября, ты, Коля, пришёл ко мне с вещами. Помнишь? Люблю тебя по-прежнему. В этой разлуке поняла, как ты важен для меня. Жаль, что не можем вместе отметить это событие. Потрахались бы как следует! Очень хочется.
Сегодня с Дусей сходили в художку, но больше не пойдём. Детской студии, как в Томске была, здесь нет, а в художественную школу ей ещё слишком рано ходить. Неспроста в Томске принимают детей с двенадцати лет. Необходимо, чтобы ребёнок уже хорошо писал под диктовку (на уроке по истории живописи ведут конспект), чтобы рука была окрепшая, а Дуся ещё бестолочь в силу своего возраста. Учитель показала мне работы детей за первый класс, так даже мне будет сложно нарисовать. Сегодня на уроке, коль уж пришли, мы всё равно присутствовали, Дуся пыталась вместе со всеми выполнить задание (какие-то линии чертили), у неё не получалось, расплакалась. Я поняла сама, да и учитель убедила, что ей рано, и можно вообще отбить желание к рисованию, привить комплекс неполноценности профессиональной, так как старшие ребятишки будут рисовать лучше, а она свои работы сравнивать с ихними. Для неё эти задания слишком сложны и неинтересны. Вот так.
Так что будем в бассейн лучше ездить да школьную программу осваивать. Её необходимо приучить к самостоятельности прежде всего. В школе ей очень нравится ПОКА, кормят хорошо, учительницей довольна. Спать теперь её укладываю в десять часов вечера – отрубается махом. Сейчас уже спит.
Лене у нас понравилось. Сказала, ещё приедет, что тихо у нас тут, спокойно.
Высылаю тебе последние фотки.
Люблю тебя очень. Нежно-нежно целую.
Я – Твоя Маленькая Девочка!

Николай Степанков: Девочка Моя, не ходи без шапки под солнцем. Посмотрел фотки, а ты без шапки. Не ходи без шапки под солнцем! И проверяй почту в отправленных, потому что Яндекс косячит. Всегда проверяй.
Обнимаю Тебя, Девочка Моя!

Девочка Моя: Здравствуй, Коля. Чё не пишешь? Думаю о предстоящей встрече, очень жду её. У меня всё по прежнему, "никаких событях". 4-ое октября выпадает на четверг, я решила в среду после уроков дочку к твоим свезти (на четверг, пятницу отпрошу у учительницы), а сама вечером в Кемерово. Поеду от твоих, куплю предварительно билет. Мамам навру, что у Вовки день рождения, и мы четверг у него гуляем. Я же не скажу им правду, что трахаться очень хочется.
С нетерпением жду тебя. Готовься – я очень оголодала без тебя.
Твоя верная Девочка.
Ау!

Николай Степанков (Солнцу Моему): Если бы я мог написать всё, что думаю, Солнце Мое… Всё, что со мной произошло вчера… то я бы написал. И напишу. Твоя попка, к которой я прижимался вчера, когда мы ехали на эскалаторе… великолепна… божественна… Что-то во мне изменилось после того, как мы поднимались на эскалаторе… на воздух… Я вышел из метро другим человеком. Ты знаешь, что я очень не люблю метро. Мне всегда кажется, что там нет Бога. А вчера на эскалаторе Бог там был. Где он был? В Твоих глазах, в Твоей аппетитной попке, в моей безбашенной голове? Я не знаю. Но он точно там был в эти минуты. Как-то так. Спасибо, Солнце Мое!

Николай Степанков (Девочке моей): С почтой норма. Я в городе. Всю неделю болтаюсь. С продюсерами всяческими общаюсь. И я скучаю по Тебе, Девочка Моя!

Девочка Моя: Я сильно соскучилась, Коля. Не могу дождаться нашей встречи, зацелую тебя, счастье моё. Уже немного осталось!
Лети в кожаной куртке, у нас похолодание.
ЛЮБЛЮ-ЛЮБЛЮ-ЛЮБЛЮ!

Николай Степанков (Девочке моей): Привет, Радость моя! Девочка моя! Тоже скучаю по Тебе! Думаю, конечно, насколько мало мы друг с другом побудем:( Но и то – хорошо. У меня дела – хорошо... Нормально. Скоро всё должно устаканиться. Должно так быть уже.
Полечу в тряпочной куртке – я в кожаной как дурак тут в Москве буду. Чё жопу смешить?! Шарфик возьму с собой – и всё! Может, думаю, гостиницу заранее забронировать? Или – найдем? Думаю, найдем, поди! Найдем. Че переплачивать за бронь?

Николай Степанков: Привет! Девочка моя!
Долетел нормально!
С одним сериалом обломился, другой вызрел. Всё хорошо! Еще одни киношники вышли на меня! Слушал песни, которые мы с тобой записывали еще в Томске. Ты щас на пианино распевайся побольше! Ты иногда нераспетая пела. И это чувствуется. Так что нарабатывай! Голос у Тебя хороший. Оригинальный!

Николай Степанков (Солнцу Моему): Завтра в три дня переезжаем на квартиру. Машину заказал. Вещи собрал. Люблю Тебя, Солнце Мое.

Николай Степанков (Девочке Моей): Чё не пишешь???? Девочка моя?

Девочка Моя: Нечего писать. Надоело мне здесь. Депрессия у меня. На улице холодно, уже почти зима, хожу в полушубке. Вот и всё. Шейпинг веду с этой недели. Писать о том, как я по тебе скучаю и хочу? Так тебе это уже надоело. Устала от такой жизни. БОЮСЬ ТЕБЯ ПОТЕРЯТЬ. На пианино каждый день играю и пою. Голос стал сильней – тренирую!
Только бы у тебя всё там получилось, сложилось!!! УДАЧИ. Целую тебя страстно, нежно-нежно. Напиши, как у тебя дела.

Николай Степанков: Гм. Не бойся, Девочка Моя! И страх Твой не сбудется! Ты лучшая! Любимая! Родная! Моя!
Из депрессии себя выводи как-нибудь. Когда я налажу бизнес, сразу вас с дочкой заберу сюда. В Подмосковье. Дочкиными ножками занимайся больше. Чтобы не чувствовала себя инвалидом. Я тоже по Тебе скучаю. Всплакну иногда. Щас купил несколько дисков новых. Думаю, вот мы бы с Девочкой Моей щас посмотрели, вдвоем. На пианино правильно поешь. Развивай голос. Оно пригодится.
Дела у меня идут. Запускаю проект – "Телефон". Завтра еду к бывшему шефу Томскому, чего он мне скажет. В Крым че-то не хочу ехать с этой антихристианской пьесой. Готовлю договор с агентом. На продажу моих сценариев под 20 процентов. Пусть бегает. Я буду писать. Шейпинг преподавай. Набирайся опыта.
Обнимаю Тебя! Люблю! Целую! Крепись! Держись!

Девочка Моя: Здравствуй, родной мой, любимый Коля. На выходные едем к Твоим. В баньке уже давно не парилась. У нас холодно – зима. Меня очень выручают Эковские ботиночки – удобные, тёплые. Спасибо, что уговорил купить их.
Провожу фитнес-занятия, девкам нравятся. Благодарны мне.
Хочу нашей встречи! Очень хочу. Ты – мой! Я никому тебя не отдам.
ПУСТЬ ТЕБЕ ВО ВСЁМ СОПУТСТВУЮТ УДАЧА И УСПЕХ!!!
Верная тебе, Твоя Девочка.

Николай Степанков: Привет – Девочка Моя! Хорошо – что к моим. А я тут опять яблок свежих купил. Про тебя вспомнил.
Люблю Тебя! Скучаю!

Николай Степанков: Хочешь крикнуть во всё горло, чтобы услышали, не бойся сорвать голос.
Хочешь пить, делай это от души, не бойся последующего похмелья.
Хочешь красивую женщину, не бойся, сердце твое будет болеть почище, чем с похмелья.
Хочешь жизни, не бойся смерти.
Хочешь смерти, обмани ее, зацепись крепче за жизнь; смерть чаще забирает тех, кто больше всего «любит жить».
Боишься Бога, кричишь о том, что ЕГО НЕТ, что всё дозволено, успокойся, Он ведь тебя не слышит.
Любишь Бога, молчи об этом.
Будь искренним хотя бы перед самим собой, и покой придет к тебе.

Девочка Моя: Привет, родной. Что-то ты совсем мне не пишешь. Работы много или появились новые интересы? Я уже который день сильно болею – температура 38, горло очень болит. Но шейпинг всё равно веду, сегодня пришла чуть живая, жар изо рта, как у дракона. И работаю в предвыборной комиссии – бумажная работа. Сегодня под вечер ещё и Дуся заболела, завтра в школу не пойдёт. Баба лежит в больнице на профилактике.
Вовка звонил недавно Янке, где-то нашёл её телефон, предлагал встретиться. Он же, кажется, не знает, что она проститутка – так ты ему не говори!!! Раз уж он так на неё запал, пусть встречаются.
Я по тебе уже даже не скучаю, привыкла, только постоянно в груди ноет! Сейчас я ощущаю себя очень несчастной, одинокой. До весны не протяну. Легче умереть, чем так жить совершенно опустошённой. Жить только ради ребёнка я не умею и не хочу и не буду! Мужики все заборы обоссали, всё гадают, где мой муж, и есть ли он вообще. Я ХОЧУ ТОЛЬКО ТЕБЯ.
Что ты написал за это время? Почему мне не присылаешь читать? Вышли что-нибудь.

Позвонил Девочке Моей и сказал:
– Всё кончено! У меня есть другая женщина!
Она:
– Нет. Этого не может быть!
– Может. Всё кончено. Меня больше нет в Твоей жизни. Прости, Девочка Моя.

Девочка Моя (пишет): Если будешь съезжать с этой квартиры, не выбрасывай мои оставшиеся вещи, которые в шифоньере лежат – пижамка жёлтая, синяя комбинация, может, ещё что-то. Вышли мне их посылкой на адрес твоих родителей, пожалуйста.
Значит, мы с тобой в этой жизни никогда больше не встретимся? Ты со мной не будешь общаться вообще?

Николай Степанков (Девочке Моей): Я уже съехал с этой квартиры полмесяца назад. Всё твое забрал. И перешлю. Я плАчу часто. Но нам с Тобой, видно, не судьба жить вместе. Всё против нас – деньги, обстоятельства, общество, наши слабости. Мне искренне очень жаль!!! Ты была моей Самой Лучшей Женщиной! И я не хочу, чтобы Ты пребывала в одиночестве... Делай что-нибудь в этой жизни. У меня нет выбора, и Ты знаешь, как всё получилось вначале. Как мы приехали сюда...

Девочка Моя: Я хотела гордо молчать, не унижаться. Но не могу ложиться с этой болью и просыпаться. Так невыносимо больно, адски больно мне было только на папиных похоронах. Что произошло? Объясни, я имею право хотя бы знать! Мы же любим друг друга, и ты это знаешь. Ты же не врал во время нашей последней встречи, говорил, что я приеду к тебе на Новый год, что хочешь ещё одного ребёнка… Ты был искренен. Что случилось???
НЕ ОТРЕКАЮТСЯ, ЛЮБЯ! Сегодня обстоятельства такие, завтра они могут кардинально поменяться. Не отталкивай меня. Напиши всю правду, я всё пойму, как друг, а не как любовница. Я не верю, что ты полюбил другую, НЕ ВЕРЮ. Ты никогда не станешь мне чужим, я никогда не смогу относиться к тебе, как к чужому. ТЫ – МОЙ!
Если ты решил использовать в своих интересах другую бабу, я и это пойму и приму. Давай идти по головам вместе. Я тебе писала, что теперь я другой человек, что-то во мне переклинило, увидела жизнь с другой стороны. Я не верю, что где-то во вселенной существует какой-то другой Ад, истинный Ад здесь. Я прошла уже почти все его круги.
Я не хочу жить, не знаю как, не хочу жить ради дочки. Тем более теперь, когда из-за неё я здесь. Она меня раздражает. Тебе был нужен этот ребёнок, ты её спас от искусственных родов, почему я должна до конца дней нести этот крест? Я не люблю детей. И не от кого другого я их рожать не буду.
Я не успела тебе сказать, и всё же скажу, хотя, может, уже и не надо… После Новогодних праздников я планировала поехать в Питер и закончить там настоящие (не Томский филиал, в смысле) курсы по шейпингу и бодибилдингу и получить настоящий достойный сертификат. Сертификат, с которым мне не стыдно будет прийти в Московские клубы. Вот. Мне нравится быть инструктором, и люди у меня с удовольствием занимаются…
Ну ладно, уже захлёбываюсь слезами, не вижу, чё пишу. Допишу вечером.

По ссылке кусок третий части первой эпистолярной романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

  • 25.06.2019
Возврат к списку