• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Глава двадцатая части второй романа «В ожидании ангела», Сергей Решетников

Глава 20 части 2. В ожидании ангела

По ссылке глава девятнадцатая части второй романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

20.
Многие годы назад в Сибири после моих проституток я так же боялся. Тогда моим страхом был ВИЧ. Я внушил, надумал себе черт-те что. Я каждый день проверял лимфоузлы и стал обнаруживать, блин: они увеличиваются! Пятна какие-то. Пятна. Каждый день я находил новые признаки ВИЧ. Я потерял аппетит. Поник головой и сказал вслух сам себе:
– Абзац! Наверное, это СПИД. Я умираю.
Я перестал спать. Я никому не говорил о своей болезни. Но каждый день я находил в себе всё новые и новые симптомы. Тут же я поймал грипп и подумал, что точно умираю от СПИДа. Сейчас уже сто процентов – я умираю. Я начал писать завещание. Только завещать было нечего. Завещать можно было пьесы, повесть, недописанные романы и песни…
Но это был не СПИД. Это была просто простуда. Я сдал анализы. Взял отгулы. Три дня не ездил на работу. Ждал результатов. Результаты были отрицательными.
– Это плохо или хорошо? – в надежде спросил я у врача.
– Это значит, что вируса нет.
– Значит – хорошо?! – обрадовался я, напился и вызвал новых проституток.
Меня тогда который год бес дергал за веревочки. Я сходил с ума от бесовщины. Мне хотелось всего и всюду. Я считал себя гением. Я и сейчас себя таковым считаю, но уже не кричу об этом на каждом углу. Возраст не тот. Уже стыдно кричать. Когда тебе сорок лет, а твою писанину оценили пять-шесть человек, то тут не до PR. Даже дочка моя Дуся, когда мы говорим по скайпу о моих романах, демонстративно морщится. Это тоже показатель. Показатель того, что ребенка воспитывал не я, что теща к моему литературному творчеству всегда относилась с презрением, ставя мне в пример какую-то серую литературную херню (даже не запомнил автора), что Девочка Моя меня сто раз проклинала, даже по телефону. А уж что обо мне говорили в кругу семьи, который я покинул, даже не решусь предположить. Дочка Дуся еще не понимает, что гримасы и жесты ее выдают больше, чем простые слова. А я всё понимаю без слов. Я знаю, чье это влияние. И кто я сейчас для дочки. Для дочки я сейчас – просто возможные деньги. И всё. Жить со мной она никогда не сможет. Она воспиталась в семье, где манипуляция мужчинами и ненависть к ним создают клубок противоречий, лживых улыбок, которые добавляются влагалищным содержимым: «Приветик!». И ты, типа, сейчас должен начать стимуляцию рублем или лучше долларом.
Если Девочку Мою я любил, то тещу я ненавидел. Ненавидел, поэтому хотел трахнуть, удовлетворить. Если кого-то ненавидишь, то лучше его удовлетворить. Легче от этого не станет, но всё же – удовлетворенность. Спермой нужно брызгать. Иначе уйдешь в себя, и простатита не миновать. Однажды мы с тещей вдвоем пошли на дачу. Моя Девочка лежала на сохранении. И теща потащила меня на дачу собирать огурцы, помидоры. Признаюсь честно, я терпеть не могу собирать огурцы и прочие помидоры. Поэтому я подумал: «Самое время всадить теще». Весь день наблюдал, как она стояла раком над огурцами. Вполне возбуждающе стояла. И решился. Я подошел и аккуратно коснулся ее задницы. Она не отреагировала. И я всё понял. Теща готова к разврату. Я стал пристраиваться к ней сзади. Но неожиданно приехал сосед на громыхающей старой «Ладе» и испортил всё кино.
– Будем грузить огурцы? – кричал он издалека, открывая калитку.
– Рановато ты приехал, – выпрямилась теща и с улыбкой посмотрела на соседа. – Еще не всё собрали.
– Дык я помогу, – обрадовался он.
«И-биться в рот! Напихать бы тебе полну жопу огурцов этих, урод!» – подумал я и понес к машине первое ведро с огурцами.
Сосед шел мимо меня и улыбался во весь рот. А я злился на него. Ну, что ж – видно не судьба. Дома я два раза подряд вздрогнул. И второй раз даже запихал себе палец в жопу, потрогал предстательную железу и смачно-смачно спрыснул. Раньше у меня не было такого массажера предстательной железы, как сейчас. Две скорости, семь вариантов вибраций. Штука забавная и полезная, но с Моим Солнцем, увы, не сравнится.
Какой она – Солнце Мое – делала мне массаж предстательной железы! И-биться-сердце-перестало! Какой это был незабываемый кайф. Раз в месяц, когда у нее были месячные. Я готовился к массажу, делал себе клизму, чистил кишечник, ложился, задирал ноги, а она массажировала железу и ласкала языком член, яички, промежность и, в конце концов, уздечку – божественное место. Это фантастическое действо несравнимо ни с чем. В общем, с такой процедурой не нужен мне никакой Гефестион.

По ссылке глава двадцать первая части второй романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

  • 03.07.2019
Возврат к списку