Сергей Решетников, писатель, сценарист, драматург. Тот самый Решетников

«Реалити-шоу Война», сорок первая глава «Суд»

Перед этим вы читали главу 40 «Үхлийн бурхан».

глава 41 суд

Ладонники вынесли Джона Хулигана из геликоптера «Швимер». Солнце слепило его глаза. Тит и Срух танцевали «Ча-ча-ча!». Кореец Чигу улыбался и хлопал в ладоши. Если бы Джону удалось освободиться от ремней, то он успел бы прыгнуть ввысь. Как только он подумал об этом, его опутали сети. Сеть упала сверху. Вокруг связанного по рукам и ногам, опутанного сетями Джона собралось много народу.
Здесь были офицеры и солдаты — люди, ладонники, роботы.
Кореец Чигу о чем-то шептался со Срухом. Полицейский, размахивая руками, разговаривал с медиком. Тит стоял за спиной у Сруха и хитро улыбался. Ладонники сооружали переносную трибуну. Стучали молотками. Ругались матом.
Срух пожал руку корейцу, и они с Титом растворились в толпе.
Народ расступился: под охраной огромных негров-ладонников шагали трое человечков в широкополых шляпах, ростом метр тридцать-метр сорок. Не больше.
Они семенили к связанному Джону. Толпа затихла.
Кореец Чигу шепнул на ухо Джону:
— Боги. Администраторы. Совет директоров ООО «Сибирская земля». Ты дышишь их воздухом. Воздухом Паха, Нюха и красавицы Пух.
Когда трое маленьких людей подошли к носилкам, кореец Чигу, раскланявшись, отошел в сторону.
Вперед выбежала маленькая девушка в больших очках и представила их:
— Пух, Пах и Нюх.
Нюх был белокурым конопатым юношей лет восемнадцати. Пах — кудрявым смуглым мачо лет двадцати. Говорили, что он тайный потомок Цукерберга. Но слухи не подтвердились. А Пух — красивая эротичная девушка с рыжими волосами. Все трое были худыми.
Носилки с привязанным Джоном приподняли и приставили к геликоптеру. Чигу вновь встал рядом, поднял правую руку и объявил:
— Слово предоставляется Паху.
Пах взобрался на трибуну, почесал кудрявую голову и прокричал:
— Привет!
Солдаты и обычные люди закричали:
— Привет!
И долго хлопали в ладоши.

долго хлопали в ладоши

— Они владеют миром? — с иронией спросил Джон у корейца Чигу.
— Они как боги, — произнес Чигу, многозначительно подняв руки.
— Они так молоды.
— Но мудры. И заведуют утилизацией.
К Джону вплотную подошли Пух и Нюх. Спрыгнув с трибуны, прибежал Пах.
Нюх сказал:
— Прикольно!
Пах сказал:
— О’кейно!
Пух улыбнулась, слегка коснулась рукой своей, как она считала, эффектной груди и промолчала.

Ей девяносто пять лет

— Ей девяносто пять лет, — шепотом произнес Чигу на ухо Джону.
— Девяносто пять?! — удивился Джон.
— Тише, — предостерег Чигу. — Девяносто пять. Но она очень… очень хорошо выглядит. Она ключевой владелец ООО «Сибирская земля». Пух — королева ночных вечеринок. Если тебя оставят в живых, рекомендую ночное пати «Ква-ква». Там она феерично раздевается... догола и... танцует чудесный танец «Джу-джу», который очень нравится нашему пожизненному президенту.
— А президент у нас кто?
— Да никто, — отмахнулся Чигу и хихикнул в сторону.
Джон смотрел на троицу: Пух, Пах и Нюх. Три человечка владели этим миром. И Джон переставал понимать, зачем он воевал всё это время, за какие идеалы бился, для чего, зачем?
Кудрявый смуглый мачо Пах нахмурился, сжался, икнул, громко выдохнул, крякнул и сказал:
— Чё-то скучно. А не можешь ли ты для нас прыгнуть в небо?
Кореец Чигу замахал руками и затряс головой:
— Джон Хулиган — очень опасный преступник.
Пах демонстративно надул губы и сказал:
— А с виду вроде прикольный.
Пух широко расставила ноги, присела, встряхнула волосами и без музыки заплясала. Почти стриптиз. Пах захохотал.
Нюх тоже закатился со смеху, упал на землю, показывая пальцем на Джона.
Чигу толкнул Джона в плечо и шепнул:
— Это они принимают по вам решение. Это они так думают.
— Ясно, — сказал Джон и попытался пошевелить руками. — А можно меня развязать? Я же прикольный...
— Развязать нельзя, освободить можно.
— Ну… освободите меня.
— А вы свободны, — улыбнулся Чигу.
— Но я связан.
Чигу, как в молитве, сложил руки перед собой, закрыл глаза и скороговоркой проговорил:
— Вы свободны. Дух — это главное. В нашей стране главное дух. Слово. Я говорю, что ты свободен, значит, ты свободен. То, что ты связан по рукам и ногам еще ничего не значит. Главное, что ты свободен. А Пух, Пах и Нюх — они тебя любят. Они по традиции всех любят. Почти... — И Чигу прекратил говорить.
Джон ждал. Пух продолжала танцевать. Пах и Нюх смотрели на Джона.
Чигу снова шепнул на ухо:
— У вас есть аккаунт?
— Нет у меня аккаунта.
— Зря.
— Почему?
— Нюх очень любит людей, у которых есть аккаунты...
— Но у меня нет аккаунта, — сказал еще раз Джон.
— Зря, — повторил Чигу. — Однако Нюх очень любит… людей с аккаунтами. Это его стихия. В этом он обворожитель и кащей.
— Кто?
Пах захлопал в ладоши, а Пух прекратила танцевать, застыв в неестественной позе, стоя почти что раком. Это была самая эротичная поза, которую до сего времени видел Джон. Джон разглядел в толпе профессора Лоопарда, который быстро исчез.
Пах показал на Джона пальцем, улыбнулся и громко сказал:
— Чёткий!
— Клёвый, — согласился Нюх.
А Пух, не меняя позы, многозначительно улыбнулась и эффектно вильнула задом.
К уху Джона вновь подлез Чигу:
— Она хочет… Они хотят, чтобы ты оставил внутри нее свое семя. Она хочет родить от тебя владельца мира.
— Но ей девяносто пять лет! — возмутился Джон.
— Сегодня это не имеет значения. Она хочет тебя. Они все тебя хочут.
Джон подумал о том, что было бы лучше... Было бы лучше остаться в стане Ивана Бастона... Воевать против власти или воевать за эту власть — за Пуха, Паха и Нюха? Он не мог ответить на этот вопрос. Он снова захотел на пенсию. Снова захотел увидеть программу из цикла «Тактика и стратегия» или «Военные хроники». И еще он подумал о Лизе. Он вспомнил, как умело она снимала своей видеокамерой, как крутила объектив… как Иван Бастон превратил её в ладонника. Подлый человек. Эта поэма написана кровью, а потом и желчью. А еще он подумал о том, что очень любит свою маму... несмотря ни на что.
Пух всё стояла и стояла раком. Красиво, изящно стояла. Народ аплодировал ей.

Пух всё стояла и стояла раком. Красиво, изящно стояла. Народ аплодировал ей

— Согласен?
— Нет.
«За что они убили Мурзина? И на кого всё-таки работал сладкоежка Мурзин?».
Пах снова забрался на трибуну и провозгласил:
— Через пятнадцать минут начнется реалити-шоу «Война»! Все идут домой смотреть шоу! Ура! Ура! Ура!
Толпа крикнула троекратное «ура» и быстро рассосалась. Пух, Пах и Нюх в сопровождении ладонников-негров сели в быстролет «Швиммер» и улетели.
Вновь появились Тит и Срух. Кореец Чигу приказал:
— Поехали оглашать приговор. Суд состоялся.
— Когда состоялся суд?
Чигу развел руками, прищурился, улыбнулся и ответил:
— Только что.


Чигу развел руками, прищурился, улыбнулся

Далее читать следующую главу романа «Реалити-шоу ВОЙНА», глава 42, «Операционная».

Купить книгу Сергея Решетникова Реалити-шоу ВОЙНА, 260 графических иллюстраций.

  • 02.08.2022
Возврат к списку