• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Роман «В ожидании ангела», часть первая эпистолярная, кусок шестой, автор Сергей Решетников

6 В ожидании ангела

По ссылке кусок пятый части первой эпистолярной романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

Николай Степанков: СОЛНЦЕ МОЕ, Я ТЕБЯ НИ РАЗУ НЕ ПРЕДАЛ. И НЕ ИЗМЕНИЛ ТЕБЕ. НИ РАЗУ.
ТЫ НЕСПРАВЕДЛИВА КО МНЕ.
НУ ДА БОГ С ТОБОЙ. Тебе сейчас просто удобно меня клеймить: мол, предатель, мол, мучил меня, мол, тарелки кидал. Тебе просто так удобно. Углубись в свое сознание. И признай, моя хорошая и добрая. Признай. Ты отказалась от меня. Ты предала меня. Притом ты хочешь казаться хорошей, маме положила штуку рублей на телефон в период моего ухода. Ты же хорошая. Ты делаешь то, что делаешь. Чтобы спокойнее жилось. "Я так больше не могу", – говоришь. Странно, как твоя любовь начала растворяться с покупкой на твое имя квартиры (до свадьбы). И она как-то сама собой нивелировалась, любовь-то. Сначала образовалась три года назад, когда некуда было бежать, но бежать куда-то было нужно. А тут – человек, с которым можно поговорить, у которого какие-никакие перспективы (никакие, как оказалось), человек, которого можно полюбить... Но любовь-то твоя слишком рациональна и предусмотрительна. Когда у тебя не было другого выхода, ты возвращалась ко мне (и, якобы, меня прощала, хотя на самом деле злилась на меня всё больше и больше). Все больше и больше. Чувство собственности не давало тебе покоя. Да – ты гордилась мной, как никто другой. Да – ты – вероятно – любила меня, как никто другой.
ДА – ТЫ И УБИЛА МЕНЯ, КАК НИКТО ДРУГОЙ.
Не нужно мне больше давать ягодку и редиску из чувства жалости. И бросать колбаску, как дворняжке… Из желания быть хорошей. Поверь мне, если Бог рассудит здраво, ты окажешься в его глазах не лучше, чем я. Это 100 процентов. Хотя я сам взял всю вину на себя. Признал, что я предал тебя. Признал, чтобы тебе было легче откреститься от меня. Чтобы тебе было легче растоптать меня. Живи в своем придуманном мире.
Ты не достойна МОЕЙ любви... Только он, как ни странно, тебя любит. И ненавидит себя за это. Он – это я.
Я ХОЧУ ОТОРВАТЬ СЕБЕ ВТОРУЮ РУКУ. Я говорил, мне нельзя влюбляться. Ты, как демон, ворвалась в мою жизнь, перевернула всё с ног на голову, загнала меня в глубину экзистенциализма. Я таким закрытым никогда не был. А тут у меня в душе кипело, а я нивелировал Мою Солнцу. Я выслушивал ее обиды, говорил, что жизнь изменится, что люди меняются. Но эти обиды плескались и плескались в меня (помоями). И я срывался. Бился кулаками о стену. Она кричала от боли.
Я сейчас только понимаю, что мы с тобой разговаривали на разных языках. На разных. Только я менялся, постоянно менялся, а ты усугубляла свои острые линии и углы, которыми невозможно было задеть бывшего мужа, но меня такая геометрия ранила. И тебе это нравилось. Ты называли наши конфликты – отношениями.
Ты знаешь, я не хочу больше ничего.
Я ТЕБЯ НЕ ХОЧУ ПРОЩАТЬ. И когда ты пишешь заботливые письма о том, что роман нужно править, заботишься обо мне, как о раненном щенке, собственно, тебе глубоко насрать. Ты скинула со своих плеч обузу. Ты растоптала меня, унизила. И потом стала рассказывать, какие мне нужны женщины. Какую бабу мне выбрать следующую…
ОЧЕНЬ КРАСИВО.
Спасибо за всё. Езжай – отдохни. Развлекись, развейся. Заведи себе мужика, которому можно будет вбивать в голову гвозди. И говорить "я буду любить тебя так, как никто тебя еще не любил, солнце мое". А это будет правдой. Только у правды будет другая сторона медали – ЭТО БУДЕТ ЛОВУШКА. Ловушка, в которую попал я, плохой человек.
А ты остаешься хорошей, хорошей девочкой, живущей в Сети, делающей людям ХОРОШО часто и много. Но иногда убивающей людей. Собственно, ты сама растратила свою любовь, сама сгладила ее. А я, глупец, верил тебе. Верил, как самому себе. Думал, что это навсегда. Согласен был на жесткий хомут, потому что видел ЛЮБОВЬ. Но любовь стала исчезать после достижения определенных целей. Твоя любовь стала исчезать.
И МНЕ БОЛЬНО.
И Я НЕ ХОЧУ НИЧЕГО. Я не могу смотреть на женщин. Я даже не мастурбирую. Я превращаюсь в психологического импотента. В растение. Мне даже не жаль себя. У меня даже, как будто, шерсть выпадает. Я хочу прожить эти деньги и умереть, как Мастер.
Я продолжаю любить Тебя, Солнце Мое. И от этого себя ненавижу.

Николай Степанков: Я схожу с ума, Солнце Мое. Прости меня. Я схожу с ума.

Солнце Мое: Хочу напомнить тебе несколько моментов нашей жизни. Вернее, не хочу, но твои интерпретации моих чувств и мыслей меня достали. Прямо по тексту письма:
1. Если ты помнишь, то на чьё имя будет куплена квартира – мы не обсуждали (!!!) до покупки. ТЫ. ТЫ! Сказал при покупке, что оформляем на меня, и я достала паспорт.
2. Если бы я была такой расчётливой, как ты считаешь, то фиг бы поехала отдавать твой долг, а манипулируя твоим страхом (как это делает силиконовая), я бы оформила и машину, и офис на себя. Да и у бывшего мужа бы всё отсудила.
3. Ты меня миллион раз предал. Если считать предательством то, что ты клялся даже на здоровье своей горячо любимой дочери, а сам сто раз нарушал свои клятвы и последние шансы.
4. Я возвращалась к тебе после твоих слёз и мольбы о прощении. ТЫ. ТЫ!!! Умолял меня вернуться. Можно даже сказать, что я возвращалась из страха за твою жизнь и из жалости.
5. Я добрая, если ты ещё не понял, живя со мной, и ты смотришь на меня сквозь призму своего восприятия. Мне жалко твою маму. И гостей я люблю встречать хорошо и по-доброму, не потому что я прикидываюсь, а потому что я им рада по-настоящему. Но тебе это трудно понять и принять.
6. Любовь не может быть рациональна и предусмотрительна, иначе это не любовь. Да и какие у тебя были перспективы? У тебя был кризис. Ни работы, ни друзей, ни родных, ни денег. Я сказала тебе, что мы вдвоём всё сможем. И мы смогли. Несмотря на твои алкоголические психозы и неврозы. И если ты помнишь, то ты хотел торговать телефонами и «спайсом» не собирался заниматься. И по поводу этого у нас тоже были скандалы.
7. По поводу взятия вины на себя. Тебя кто-то просил это делать? Если ты не считаешь себя виноватым, то ЗАЧЕМ???
Не волнуйся, я как раз о нашем разводе никому не рассказываю. И собственно, ни перед кем ещё тебя говном не обливала, в отличие от тебя.
8. Я не достойна любви Николай Степанкова? А кто достоин? Кого вообще ты любишь?
9. Я ворвалась в твою жизнь? А ты при этом что делал? Ну зачем позволил ворваться-то? Тебя насильно заставили???
Загнал в глубины экзистенциализма? Господи! Да я выдернула тебя из глубин тупой веры в проклятья, колдовство и прочего говна. Силиконовая до сих пор в этом бултыхается.
10. А зачем ты выслушивал мои обиды-то, если тебя это так раздражало??? Чтоб потом в алкоголизм срываться? Ну не выслушивал бы. Если у тебя было свое мнение. А оно у тебя было???
11. Если ты не хочешь больше ничего, то зачем эти письма?
12. Не хочешь прощать – не прощай. Это только твоё личное дело.
13. Если ты это всё считал ловушкой, а себя глупцом, попавшим в неё, то зачем тебе хочется опять со мной общаться? Чтобы тебе забивали гвозди в голову? Странное желание. Или для того, чтобы опять во всём обвинить меня и стараться побольше измазать грязью своих интерпретаций???
Я не клеймлю тебя, запомни! Мне просто не перед кем, да и не за чем это делать. Кого волнуют чужие проблемы?
Я устала от выливания твоего говна на меня, Коля. Варись уже в нём сам. Ты вообще не веришь ни в любовь, ни в добрые чувства, ни в людей. И я тут ни при чём. Прости, что считала тебя родным и близким и обсуждала с тобой свои проблемы и обиды. Это было ошибкой. Я верила, что мы говорим на одном языке, а оказалось, что ты-то думал иначе. Но странно, что меня ты в известность об этом не ставил. А сейчас пытаешься обвинить в каких-то своих проблемах. Я-то тебе говорю о тех твоих ПОСТУПКАХ, которые привели к краху. А ты приписываешь мне какие-то свои мысли и умыслы.
Я устала. Устала от этого. Определись уже.

Николай Степанков: Мне просто плохо без Тебя, Солнце Мое.
Меня разрывает на куски.
У меня шишка на груди не проходит. Но я уже ей даже немного радуюсь.
Неужели ты жила со мной из-за жалости ко мне?
Правильно, ты добрая. Поэтому мне так больно.
И силиконовая меня достала. Лучше бы я убил ее тогда в Туле, когда лежал рядом с ней и думал о том, что она мой главный тормоз.
Она щас просит мне сделать у нотариуса разрешение на выезд в Украину (щас такое нужно), и написала в СМС день рождения дочки. Я пишу в ответ: "Я помню ее день рождения, а она моего не помнит, благодаря тебе".
Так такая вонь поднялась, что это я хотел этого ребенка, что Дуся мне сейчас не нужна, а она, бедная, всё с ребенком да с ребенком. И, мол, вся жизнь ее порушена. Жалко, что я ее не убил – тогда – в Туле! Жалко, что я не убил!
Она – правда – незримо была в нашей жизни. Но была лишь ненависть, взаимная ненависть на фоне ребенка. Увы, это так.
Прости, что я не оправдал Твоих надежд.
Мне – правда – очень больно.
Остаюсь любящим Тебя, несмотря ни на что.
PS. Как ты отдохнула?
PSS Там по почте должно прийти письмо на меня, бумага, чтобы получить письмо. Позволь мне сделать загранпаспорт, может, не представится возможности больше. Хер его знает, когда у меня появится прописка еще.
ТЫ, ПРАВДА, ДОБРАЯ. Я это знаю. Прости меня. Меня никто так не любил, как ты, Солнце Мое.

Солнце Мое: Силиконовая через Москву в Украину собралась? И дочку тебе привезёт проездом? Её несёт на запах денег и наживы? Что-то в прошлом году никаких разрешений не требовалось.
Мне уже не интересны твои отношения с силиконовой. Нет тебя. Нет никаких силиконовых в моей жизни. Нет манипуляций нелюбимым ребёнком. А, собственно, почему я должна была любить ребёнка, который не любит ТЕБЯ? И которого не любишь ТЫ? НЕТ НИКОГО. И это счастье.

Николай Степанков: Да, меня НЕТ.

Солнце Мое: И меня НЕТ.

Николай Степанков: Я чувствую, что меня нет в твоей жизни. И это твое щастье, которого ты добилась (ты о таком щастье с бывшим мужем и не мечтала). Жаль только, ты в моей осталась. Ты хорошая, очень хорошая. Очень хорошая. Я, правда, хочу вырваться от тебя. Я, правда, хочу забыть тебя. Ты, правда, мне причинила такую боль, которую мне никто не причинял. Я, правда, нахожусь в зависимости от тебя. И это страшно. Повезло тебе, ты оторвала, бросила, и у тебя – вдруг – щастье. Еще щас быстренько замуж выскочишь и всё – опять щастье.
МЕНЯ У ТЕБЯ НЕТ. Ты у меня есть. Но ты у меня уже быть не можешь. Смогу ли я тебя простить? Я буду стараться вырваться из твоих абстрактных объятий.
Мне – правда – больно. И еще больнее, когда ты наше расставание называешь счастьем.
Жалко, что ты не веришь в Бога. Он ведь – правда – есть. И будет спрашивать не по гештальд-терапии, которую ты успешно со мной прошла...
Жаль, что я продолжаю любить Тебя.
Жаль. И больно. Больно.

Солнце Мое: Знаешь, мне всегда странно, как свои чувства ты пытаешься выдать за мои, и меня же ещё и упрекать в этом...
Ты мне причинил не меньше боли, но об этом ты как-то меньше всего задумываешься. Не хочешь помнить? Страшно понять, что это ТЫ? Пьяным быть легко – не помню, значит, не было. А БЫЛО. И за СИЛИКОНОВУЮ ты меня избивал в свой день рождения. Я ж посмела сказать об этом Майкле Джексоне ПЛОХО! Я ДОЛЖНА это забыть? КАК??? СКАЖИ, КАК это можно ЗАБЫТЬ???
Жаль, что ты веришь в БОГА так же, как и все остальные – не соблюдая заповедей, а только крича его имя всуе на каждом шагу. БОГ – он в душе и поступках. А не там, где тебе кажется когда-то кто-то где-то за что-то спросит. ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС НЕ СОВЕРШАЙ!!! И ВОЗДАСТСЯ.
И какую боль ты мне простить не можешь?
Боль расставания?
Это была ТВОЯ ИДЕЯ!!! ТВОЯ!!!
Ты вызвал меня на серьёзный разговор и объявил о расставании. И много мне сказал обо мне, за что я тебе благодарна.
Я просто не стала ждать. Я приняла решение. ТВОЁ решение я претворила в жизнь.
И не надо мне сейчас о моём счастье в своих интерпретациях рассказывать, да?
Ты же ничего, НИЧЕГО не знаешь о том, что я чувствую. КАК ты можешь об этом знать???

Из дневников Солнца Моего: 26.03.2008

Когда приехала в дом своего мужа, состояние было ужасным. Всё раздражало. Вещи не стала разбирать. И зачем-то засунула в сумку несколько летних вещей и любимые туфельки. Собиралась остаться? Нет, конечно. Всё бесило. Ходила, командовала мужем – «это мне не нравится, это выкинуть, это вынести»… Он оправдывался.
Вечером мне захотелось лечь, уснуть и не проснуться. Посидела в ванной, напилась успокоительных, легла у сына в комнате, включила «Амели». Пришёл муж. В трусах. Сказал, что хочет меня. Я сначала сказала, что очень устала и хочу спать, не помогло. Раздражённо упрекнула его, что он похудел ненормально. Он опять начал оправдываться. Предложил секс. Я психанула:
– Ты же понимаешь, что я не могу с тобой сейчас спать?
– Почему это? Ты же вернулась.
– Потому что для меня это измена. Я не готова.
– Ты же спала с ним, когда жила со мной??? – крикнул он, вложив в это всю свою боль, через которую ему пришлось пройти, которую ему пришлось осознать. Понять, что да, я ему изменяла. Предавала.
– Нет. У нас с тобой практически не было секса, если ты помнишь. Я бы не ушла от тебя так быстро, если бы ситуация измены для меня была бы нормальной! – я заплакала (впрочем, я по-моему не переставая плакала и так). Я вспомнила, как плакала у психолога, пытаясь решить проблему отсутствия секса в моей жизни, как говорила, что не хочу изменять, когда та предложила мне найти мужчину для секса. Я плакала после того разговора 3 месяца. Отсутствие секса становилось катастрофическим. Мастурбация добавляла не удовлетворение и разрядку, а чувство вины и раздражения на мужа. Я выбрала его – Николая. Он говорил, что он три года как разведён, паспорт чист, что жена вернулась на Север… Потом это окажется не так, но тогда…
– Не плачь, я тебя понимаю, – погладил меня по голове, как ребёнка, муж.
О, да! Он такой понимающий! Меня стало тошнить. Тошнить. От него, от ситуации, от дома, который перестал быть родным, и в который мне не хочется возвращаться, и в котором нет мне места. Нет. Нет меня.
На следующий день я поняла, что мне надо вернуться к Николаю и ЖИТЬ.
И муж это понял. Включил свои любимые манипуляции «буду ждать всегда», «поедем отдыхать» и «у меня нет денег… на детей… бла-бла-бла…»
Мне уже было плевать. Я ВОЗВРАЩАЛАСЬ ДОМОЙ К ГЕНИЮ, ЖИЗНИ, СУДЬБЕ.

28.05.08

Утром встала, позавтракала, поставила готовиться еду. Тихонечко залезаю под одеяло, чтоб Колю не разбудить. Наверное, почитаю книгу…
– Солнце, ты ко мне крадёшься? – вдруг просыпается он.
– Не спишь уже? – обнимаю, утыкаюсь носом в шею и дышу… дышу… как кислородом. Целую, целую, целую и нет сил оторваться… На мгновенье останавливаюсь, перестаю дышать и думаю. Думаю. Не дышу. Останавливаю себя. «Так любить нельзя», «Я только сейчас, ну, пожалуйста, только это мгновенье, оно даёт мне силы жить»… и страх: «Может, правда, нельзя… Не оценит, продаст, предаст, убьет, растопчет…» – откуда столько хлама в моей голове?
– Солнце Моё, я так люблю тебя…
Стоп.

Я, прочитав дневник, пишу ей: Многое изменилось с тех пор. Прости, я подвел Тебя.

Солнце Мое: Николай, я давно выкинула эти дневники. А писала я их тогда, когда мне было очень тяжело, ты же знаешь. Я их выкинула, чтобы даже не вспоминать о том, что я там писала. А силиконовой, и правда, было слишком много. То голые фотографии, то постоянные твои вопросы – хочу ли я силикон, то твои бесконечные звонки и жалобы ей на меня, и её вечные оскорбления в мой адрес, когда мы высылали ей деньги. Но ты же реагировал очень странно. Читал мне её поганые смс про меня и смеялся над тем, как она меня оскорбляет. В первый год нашей жизни ты орал, что она святая, сделавшая силикон только ради тебя. Ага :))) И бил меня за то, что я говорила, что это не так. Любая женщина скажет, что это НЕ ТАК((( Ты ж никак оторваться от неё не мог. И у меня было ощущение, что ты и не собирался отрываться. Что это твоя такая большая игра со мной. Никого ж больше не было. И не надо меня обвинять, что это из-за меня. У тебя и до меня рядом никого не было, кроме Лены и Оли, которых замуж никто не берёт. Видишь, даже через три года собрался квартиру покупать, а она юристов искать, чтоб обдурить тебя получше. Думает, если она жопу свою разошлёт, то все кинутся перед ней деньгами сорить. А ты тащил и тащил её в нашу жизнь. Что тут можно сделать?

Николай Степанков: Я стал плохо писать. (( Ты не говоришь мне доброго слова. Мне больше некому давать оценивать свои произведения (( я не хочу больше писать, блин ( меня разрывает на куски. Что-то во мне сломалось внутри. Безвозвратно. Какая-то пружина лопнула. Ты в своих дневниках обо мне пишешь только то, что я плохой. Как будто ничего хорошего в нашей жизни не было. Всё было плохо. Пил – и силиконовая, бухал – и силиконовая. Как будто ничего в нашей жизни больше не было. (( Ничего хорошего. Это страшно. Что скрывалось в тебе такое? Зачем? Господи... Я, правда, не хочу жить.

Солнце Мое: Просто если выкинуть те даты, про которые написаны дневники – всё остальное хорошее. Это и есть наша жизнь.

Николай Степанков: Прости, Солнце Мое, я, правда, ее тащил. А потом и ты тащила (по инерции, даже когда я не тащил – всплывала она).
"Она юристов искать, чтоб обдурить тебя получше", – этого не пойму? (
"И у меня было ощущение, что ты и не собирался отрываться. Что это твоя такая большая игра со мной", – это не было игрой.
Я любил Тебя, а Ты всегда сомневалась. Ты почему-то считала, что это не так. Ты в любом моем поступке видела ложь. Но то было не так.
Ты слишком плохо обо мне думаешь. И это самое страшное.
"Просто если выкинуть те даты, про которые написаны дневники – всё остальное хорошее", – но ты принципиально писала мало о хорошем. Почему-то.
Мне, правда, сейчас тяжело. Мне тяжело, хотя у меня всё вроде хорошо. Но у меня всё плохо. Меня разламывает на куски. Меня кружит. Я задыхаюсь от одиночества. Я, как сраная собака, бегаю по комнате из угла у угол. Меня как будто забыли выгулять. И не хочу ничего менять, вот что самое страшное. Я не хочу искать новую женщину. И не буду. Я не представляю себе жизни с другой. В этом проблема и вся боль. Пусть даже хоть трижды сюда приедет силиконовая, я буду холоден и жесток. Она продолжает разрушать мою жизнь. Я – правда – жалею, что не убил ее в Туле. Мне бы – наверное – было легче. Она страшный человек. Она сделала так, что ребенок меня возненавидел.
После того, как мы с тобой расстались – у меня земля ушла из-под ног. Я вдруг всё понял окончательно. Меня больше никто так любить не будет. Да я и не хочу другой любви. Я – правда – не хочу.
Прости меня. Я был несправедлив и жесток с Тобой.
Но я любил Тебя и Люблю.
А ты всегда сомневалась, думала, это расчет. Нет, это любовь.

Солнце Мое: Николай, а ты мне верил??? А кому ты предпочёл поверить прошлым летом, когда этой неадекватной стали смс от тебя приходить по вине оператора, а ты НЕ ПОВЕРИЛ МНЕ! ТЫ ОБВИНИЛ МЕНЯ в неадекватности силиконовой!!! ТЫ МНЕ НЕ ПОВЕРИЛ!!! Тогда о чем ты говоришь?
Я узнавала. НЕ НУЖНО. Нужно только ЕЙ!
"Она юристов искать, чтоб обдурить тебя получше" – этого не пойму? (
А ты не помнишь, что она ждала тебя у себя с юристами??? Чтоб в случае твоей смерти ту квартиру, которую ты ей купишь, больше ни с кем не делить??? Ты НЕ ПОМНИШЬ, Николай???
А маме твоей я денег на телефон положила, чтоб она тебя остановила с этой покупкой квартиры.

Николай Степанков: Я Тебе верил, видит Бог, Солнце Мое любимое, иначе бы я не соединялся бы с тобой в единое целое... Я без веры вообще ничего не делаю. Я, правда, тебе верил. Я верил, что ты любишь меня, что хочешь от меня ребенка, но... Но столько камней в меня посыпалось в последнее время. Я чувствовал, что что-то стало с Твоей любовью. Я чувствовал, что что-то трансформировалось, изменилось... Я понимал это. И всё свалилось в один комок. И я сломался. Не выдержал. Но я верил Тебе. И любил тебя. А ты мне последнее время даже говорить о любви перестала. Только упрекать меня в том, что я смотрю на жопы... Хотя ((( блин, я не думал даже смотреть на жопы... :(((( Я думал о своем, о романе, о жизни... А ты всё боялась, что я рассматриваю жопы. Нет же... ТЫ ВЕРИЛА МНЕ? И неправда, что ты уходила от мужа своего из жалости ко мне. Ты любила меня. Но дело в том, что это прошедшее время. Ты была единственным человеком, который в меня верил. Но и ты перестала это делать (верить в своего солнечного гения). Если я выживу после этой ситуации, если я встану на ноги, я буду еще сильнее... Но мне больно, что всё так бездарно у нас закончилось. Что мы так бездарно ушли в одиночество – ТЫ В НЕВЕРИЕ, Я В НЕДОГОВОРЕННОСТИ. Хотя всё у нас было.

Солнце Мое: Ты всегда призываешь меня верить тебе... Однако я случайно натыкаюсь на твой тайный звонок твоей дочери. А мы оба знаем, что в последние 105 раз, когда ты звонил, на том конце провода была исключительно силиконовая. Ты сейчас можешь клясться или нет. Но ты ж понимаешь, что ЗНАТЬ, с кем ты общаешься, я не могу. Просто ты обманул меня.
С алкоголем то же самое. Я чувствовала по ночам, что от тебя пахнет. Но я отгоняла от себя предположения, что ты втихаря пьёшь, а произносишь громкие слова о том, что бросил. Мои опасения оправдались, увы((( И это был обман.
И про мнимую аварию силиконовой ты, оказывается, знал. Но два плюс два сложить не смог. То, что она при тебе ещё мечтала шнобель подрезать. Ты так трогательно об этой аварии рассказывал мне потом, что даже я чуть не прослезилась.
Это к вопросу о правде и неправде, вере и неверии.

Николай Степанков: О чем говорить? Ты же сказала вчера – мы расстались. НЕТ НИКОГО. И ЭТО СЧАСТЬЕ.
Я уже не призываю тебя верить. У меня просто болит оторванная рука.
ТЧК.

По ссылке кусок седьмой части первой эпистолярной романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

  • 25.06.2019
Возврат к списку