• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Роман «В ожидании ангела», часть первая эпистолярная, кусок пятый, автор Сергей Решетников

5 В ожидании ангела

По ссылке кусок четвертый части первой эпистолярной романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

Солнце Мое: Коля, я устала от твоего алкоголизма, бесполезных обещаний и вранья.
Думай, как ты дальше будешь жить.
А я устала.
Устала.

Николай Степанков: Скучаю по тебе!

Солнце Мое: Я тоже очень по тебе скучаю!
Конечно, мне хочется жить такой маленькой нашей с тобой семьёй.
Но, Коля, нам надо как-то поменять нашу жизнь. Мы в последнее время погрязли в этой квартире.
Надо выбираться. Даже без денег.
Нужен хотя бы день в неделю, чтобы быть вне дома.
Потом несколько месяцев мирной жизни. И опять.

Николай Степанков: Я выживу, дорогая моя, я выживу даже – если умру – выживу! Вопреки всему! Я самый лучший писатель современности! Самый талантливый, хоть и самый дебильный.
Собери мои вещи, пожалуйста. Я не хочу много там находиться. Там – в месте – в которое я вложил душу (отложив написание романа).
Да – я жертва – получается. А ты воспользовалась мной, можно и так поставить вопрос. Верно? А можно иначе. Или опять же… Можно написать, что ты получила всё – квартиру, деньги… Ты такая плохая получаешься, чего ты так не любишь. Но ведь бизнес делал я. Я, блин. Не ты, ни сын твой так бы не смогли – у вас "потолок" сто-двести косарей! Всё. Ты бы никогда бизнеса на полмиллиона долларов, на что я замахнулся и сделал, – ты бы не сделала. Нет. И говорить о том, что ты поковала миксы, искала курьеров – это, если можно так выразится, сомнительно. Но Ты взяла лучший кусок. И остаешься хорошей. Организацией бизнеса был я. А воспользовалась самым лакомым куском ты. То бишь – это расчет – Солнце Мое. Твой расчет? Или случайность? Но дело не в этом. Дело в том, что квартира в центре – это твой "потолок" (к сожалению, ты в себе сомневаешься всегда – даже на улице). Мой же размах – если я в этом потоке жизни не сгорю – круче. Больше. Я так хотел поставить твои валялки. Но без меня ты ничего не смогешь. Никто, ни сын, ни дочка, не смогут тебе помочь. Это точно. Дочка Твоя болтушка и больше актриса, чем бизнесмен. Сын молодой (ему еще лет 5 сопли жевать, увы).
У меня с тобой слияние, поэтому я хочу себя уничтожить. И это страшно. Я живу на 9-м этаже. Выглянул: думаю, сделать шаг? Но нет – нафиг-нафиг. Это уже было. Это уже в прошлой серии было. Ты понимаешь, что я создаю в себе ГЕНИЯ. Моя жизнь – это есть мое искусство. Ошибаюсь и создаю. Поэтому – мне нужны были деньги.
Я просто люблю Тебя! И тебя так больше никто любить не будет так, как я! Так же, видимо, как и меня! Прости. Это был лучший роман в моей жизни, превратившийся в итоге в коммерческие разборки (хотя, наверно, так всегда)…

Солнце Мое: Коммерческие разборки устраиваешь только ты, Николай. А может быть, начать с того, что я не собиралась с тобой расставаться? Что я планировала жизнь с тобой? Ребенка? Совместные проекты?
О чем ты вообще??? Это ТЫ сейчас считаешь деньги и свой великий вклад. Собственно, я и не возражаю, ты действительно хорошо поработал и я по-моему ВСЕМ - ВСЕМ!!! - об этом рассказывала, в том числе и твоим родителям.
Можно подумать, это у меня зависимость и агрессия. Можно подумать, это я ищу, кого убить, и натыкаюсь на самого ближнего и беззащитного.
Хватит уже быть ТРЯПКОЙ. У тебя есть ДЕНЬГИ. ПОМЕЩЕНИЕ. МАШИНА.
Если бы я тогда, избитая тобой, не вернулась и не засадила тебя за сайты, где бы ты был сейчас? Если бы не настояла на этом бизнесе? Хотя... Я не хочу даже говорить об этом. У тебя же всегда ВСЕ другие виноваты во всём. ВСЕ ДРУГИЕ. А ты никогда не виноват. И не хочешь быть хорошим?..
А сомнение – это твоя черта. Ты ж никогда решить не можешь. Всё время сомневаешься, спрашиваешь и сравниваешь.
Давай, вылей на меня поток своего говна. Обозначь мне и моим детям "потолок" и повесь прочие ярлыки. Давай, у тебя это хорошо получается.

Николай Степанков: Прости, Ты права. Это я чудовище – не знающее себя – спасибо! правда! да!!
Прости! Я не реален – не субъективен, не вкрадчив, не молчалив. Прости, ты опять права, а я всего лишь "бедный" писатель, который пока никому не нужен.
Прости. Это я всё нарушил. Я всё испортил. Я, сумасшедший гений современности, я. Прости. Это моя зависимость, моя агрессия, мой невроз и психоз. Я ничего родителям не сказал. Да.

Солнце Мое: Хватит уже прибедняться! Ты давно не "бедный" писатель.
Ты просто алкоголик. Ты сегодня требовал от меня деньги, чтобы уехать в гостиницу и пропивать их в ресторане?
Ты, и правда, нашу жизнь тупо променял на бутылку. Что ж, это ТВОЙ ВЫБОР. Надеюсь, он тебя удовлетворит.
Удачи!

Николай Степанков: Отчиталась перед своими детьми, что (как обещала) ушла от меня (выслала меня)? Все рады? А?
Пусть будет так. Ты никогда не будешь щастлива без меня. Так же, как и я без тебя. Пусть уже будет так. ВСЕ РАДЫ? ЧТО ТЫ ОСВОБОДИЛАСЬ?

Солнце Мое: А чему все должны быть рады-то? Неужели ты сам так плохо о себе думаешь? Моим детям хочется, чтобы я была счастлива! И они уважали мой выбор. МОЙ выбор. Никто не относился к тебе плохо.
И это просто удивительно, как ты сам себя не уважаешь и думаешь, что все думают так же.
Ты ошибаешься.
Я тебя не высылала! Ты УШЁЛ! САМ! ТЫ ПРИНЯЛ ТАКОЕ РЕШЕНИЕ! ТЫ!!! ТЫ МНЕ СООБЩИЛ О ТОМ, ЧТО ХОЧЕШЬ УЙТИ!!! ТЫ!!
Не перевирай, прошу тебя. Не придумывай историю о НЕСЧАСТНОМ ОБМАНУТОМ СОЛНЦЕ. Это НЕ ПО-МУЖСКИ, в конце концов!!! И подозрения про моих детей вообще безосновательны. Мне странно, что за три года жизни со мной ты не понял, что мои дети давно живут совершенно своей самостоятельной жизнью. И как-то даже темы не возникло о квартире и вообще о каких-то выгодах от нашего расставания. Единственное, что я услышала, но пока не воспользовалась – это "мама, если надо будет помочь, звони". Никто не приехал и не начал на что-то претендовать. Собственно, сама мысль об этом мне даже странна. У моих детей СВОИ цели в жизни, никак не связанные с моими подачками. Если ты помнишь, то, когда у нас не было денег – несколько раз я платила за квартиру теми деньгами, которые давали дети. Но это крайний случай. И я готова им помогать только в таком же крайнем случае. Надеюсь, конечно, что этого не случится.
И вообще, мне странны твои представления о моей корысти. Потому что я даже вспомнить не могу такого случая, чтобы я корысти ради кем-то (даже чужим и врагом) воспользовалась.

Николай Степанков: Согласен. Солнце Мое, я не знаю, что со мной происходит.
У меня как будто руку отрезали. Я не знаю, что делать.
Я плачу каждый день по часу, а то и больше.
Мне плохо без Тебя.
А Тебя вижу – и опять плакать хочется, потому что я понимаю, что потерял.
Я бы очень хотел вернуть всё назад... Прекратить всё – и начать сначала.
Ты мне нужна – вот что.
Я люблю Тебя.

Солнце Мое: Почитай свою переписку с прежней женой. С «твоей маленькой девочкой». Полезно. Кого ты всё-таки любишь?

Девочка моя прислала свои фотографии.

Николай Степанков (Моей Девочке): Привет, Не Моя Девочка!
Ты мне посылаешь кратно себя... но ты меня уже давно не возбуждаешь – даже в таком эффектном видке... УВЫ И АХ! Не канает. Ты эротична, сексуальна, но не про меня... я лучше видал ))) Прости. Больше мне не присылай фоток, где твоя жопа торчит из воды – иначе я прекращаю все финансовые вложения в дочку – ибо – значит – Ты живешь классно – трахаешься за свои сиськи – и так далее– продаёшь свой зад и титьки (я – кстати – заплатил долг за квартиру – тебя это не беспокоит?).
Не нужно больше присылать сомнительных фоток – я лучше баб видел (бля буду) Ты – думаю – не сомневаешься?
Либо мы с тобой уходим на другой (официальный) уровень…

Она промолчала.

Солнце Мое тем временем пишет мне: Обрати внимание на числа. У меня ДЕЖА ВЮ??? Разница в год. Что изменилось??? И никакой любви ко мне…

Николай Степанков: Неправда, что никаких слов любви – я тебе письма писал – о любви о своей.
Писал.
И много.

Солнце Мое: Писал о любви своей, да. Это письмо 2008 года. Только почему-то твои письма мне напоминают письма прежней жене. Слова те же, метафоры те же.
Может, тебе, правда, к ней вернуться? Она знает, как потратить твои деньги. И я знаю – силиконовые мозги купи ей.

Николай Степанков: ((( Я сказал – не вернусь я к ней. НЕТ. Не нужно меня обижать. Я и так растоптан, расчленён, убит, Солнце Мое.
Я люблю Тебя!
Я вшился, и – оказывается – я сильно Тебя люблю.
Я писал тебе: "Ты моя лучшая женщина! Ты – это точно! Господи! Не говори ничего! Не говори! Не убивай меня! Ты! Ты! Ты! То была неправда! Неправда!"
Я писал тебе: "Я знаю, что никто не сможет заменить Тебя! Это точно. Я не смогу жить ни с Леной, ни с бывшей женой, ни еще с кем. Это так.
Мы были, как два вулкана. Это так. Но я и любил Тебя. Выстраивал отношения. Старался не обижать Тебя. Я ведь шел на компромиссы".
И ты уже сто лет не называла меня "Моим солнечным гением"
Видимо, я, правда, не приношу щастья.
Я так хотел принести счастье Тебе!
Господи, как справиться с этим? Как выжить?
Я называл Тебя "Солнцем"
Ты, правда, была моим солнцем. А теперь его нет. Сплошная ночь. Темень. И жить (несмотря на четыре миллиона) не хочется. И деньги есть, и возможность зарабатывать, и возможность писать. Но руки опускаются.
Я писал: "Я схожу с ума. От одиночества. У меня никого нет. Нет."
У меня и сейчас, кроме Тебя, никого нет. Никого. И тебя уже нет. И ты как будто оторвалась от меня.
Господи, солнце мое!!! (((

Молчание.

Николай Степанков: Солнце Мое, я понимаю – любому терпению приходит конец. И, видимо, этот конец пришел. Плюс ты мне сегодня сказала, что не чувствуешь любви – меня это ранило глубже... Даже рука немеет. Я понимаю, я чудовище. Я думаю, я даже не состоюсь как писатель. И ты, наверное, тоже начала сомневаться. Просто сегодня литература никому не нужна. И "твой солнечный гений" – увы – перестает в себя верить. И самое главное – я "сжег" свой самый лучший роман – наши отношения. Я бы отдал много за то, чтобы вернуть Тебя!
Я, безусловно, обидные для Тебя слова писал в письмах бывшей жене... Безусловно. Я не знаю, Ты, наверное, меня с тех пор не можешь простить. Видимо, просто сейчас случается "закон повсеместного возмездия", и я – наказан. Но, видит Бог, за эти годы я по-другому теперь всё ощущаю. И любовь к Тебе вышла на иной уровень. Я бы даже сказал – судьбоносный. Именно потому что я понял, что у меня не может быть иной женщины, кроме Тебя. Но проблема – Ты не сможешь простить меня. Не сможешь. А к психиатру мне не нужно… Для писателя я вполне здоров. Просто у меня бывали алкоголические раздвоения личности... Но сейчас я вшит. А агрессию на Тебя я мог вываливать только пьяный. Нет, я, конечно, понимаю, что мне нет прощения. Поэтому я просто хочу разорвать свою жизнь, как газетный листок. Разорвать и забыться. Только этого и хочу. А то, что я испытываю по отношению к Тебе, помимо Любви, еще и Вину, ты права. Я виноват перед Тобой. И мне кажется... Я виноват в том, что обманывал Тебя... и себя. Себя – самое главное. Я – алкоголик. Но я больше не буду пить.
Прости меня, Солнце.
Ты перестала мне верить и я )) перестал в себя верить – представляешь? Мне больно и горько. Прости меня. И никого никогда так не любил, как Тебя. Это более чем правда. И Твоей любовью ко мне я наслаждался. Меня тоже никто так не любил. После твоих слов об отсутствии любви ко мне – у меня как будто в ране поковырялись острым ножом.
Я горжусь Тобой. Ты многого добилась за эти три года. Руку твою давно не смотрел. Наверняка она серьезно поменяла свою насыщенность линиями и буграми.
Прости. Я люблю Тебя, Солнце Мое, больше Жизни!

Молчание.

Николай Степанков: Солнце Мое, я скучаю по Тебе. По Твоему запаху. Так ведь Любовь определяется – если тебе в кайф запах человека: кожи, волос, если тебя это возбуждает, тебе это нравится, значит, это ЛЮБОВЬ. Я безумно люблю Твой запах. И скучаю по нему. Как собака, скучаю. Как бездомная брошенная собака… В больнице у меня хотя бы была надежда, что не всё еще потеряно, а сейчас... у меня только отчаяние. Отчаяние, любовь и тоска. Безумная тоска, безумная любовь и отчаяние. Самое главное, я слышу, как поменялся Твой голос, как он стал строг... И я понимаю, почему. Ты – приняла решение. Но я так скучаю по Твоему запаху. Ты думаешь, что это пройдет. А мне кажется, что это навсегда останется со мной. Я, правда, не хочу видеть никаких других женщин, я понимаю, что все они разные, может быть, даже хорошие... Но я постоянно думаю о Тебе. И эта дума мучит меня, режет мне кожу, жжет, колет. И я не могу от этого укрыться, спрятаться. У меня никого нет, не было, кроме Тебя. Мама с папой меня не слышат. Дочке я не нужен. Друзей у меня нет. Что-то космическое сейчас со мной происходит, какая-то глобальная ломка, которую я не могу удержать. Я читаю Твои старые письма и понимаю, как я Тебя часто обижал, почему Ты сердилась или обижалась... И эти дурацкие письма виноватого в смерти отца бывшей жены… Господи! Зачем они, эти письма, были?! Во что я играл?! У меня была жизнь, а я играл... Я проиграл, Солнце Мое… Я понимаю сейчас, как ты мне дорога... Но... Твой голос стал другим. Интонации голоса... Но я – как прежде – даже больше – люблю Тебя. И хотел бы работать, жить ради нас, заботиться о Тебе, охранять, беречь. И любить Мою Солнцу.

Николай Степанков: Ложусь спать – думаю о Тебе, просыпаюсь – думаю о Тебе. Думаю, не переставая, каждую минуту каждого дня. С утра проснулся больным и разбитым после вчерашнего разговора. Происходят страшные вещи – выясняется, что я еще больше люблю Тебя… Как помнишь, в фильме – про Петрово-Дальнее: мы смеясь спорили, кто больше любит кого: "– Я Тебя больше люблю. – Нет, я Тебя".
Мне плохо без Тебя, Солнце Мое.
Ты говорила: "У меня такое ощущение, что ты сам запутался и запутал меня.
Отвлекись от всего и реши для СЕБЯ. Что есть ТВОЯ правда. Кого любишь, кого хочешь.
Правда, очень советую тебе это сделать. Просто сесть в тишине и почувствовать, ГДЕ и С КЕМ твоё сердце.
Для СЕБЯ. НЕ ОБМАНЫВАЯ СЕБЯ. Не придумывая историй любви и ненависти. Не думая о том, кем и в каком качестве можно воспользоваться.
Сам с собой наедине и честно".

Я знаю, ГДЕ и с КЕМ мое сердце: с кем? – С ТОБОЙ. Где? – В ОДИНОЧЕСТВЕ. И мне не хочется даже смотреть на других женщин.
Ты говоришь: Я УЖЕ НЕ ЗНАЮ, ГДЕ НАСТОЯЩАЯ ПРАВДА.
Я, правда, чувствую себя очень плохо без Тебя. Я понимаю, что жить без Тебя не хочу. Дело в том, что у меня никогда не было человека, подобного Тебе. У меня никогда не было таких отношений, которые я не берег. Никогда. А последнее время у меня происходила ломка сознания – и я не знал, куда себя деть, как с этим справится. И не говорил ничего Тебе, а бежал в алкоголь. Я понимаю сейчас, что всё можно было решать в разговоре, нужно было просто говорить с Тобой, просто говорить.
Сегодня проснулся с больным горлом.
Прости меня за то, что я такое чудовище.
Люблю Тебя.

Солнце Мое: Мне интересно, как ты определяешь, кто кого больше любит! Тот, кто больше напишет СЛОВ о любви?
Тот, кто ищет утешения у проститутки, требуя у того, кого "любит" денег, с угрозами разгромить квартиру?
Тот, кто тут же бежит искать утешения у бывшей жены, обещая ей квартиру? (Кстати, рекомендую вспомнить, что нос отрезать она еще при тебе хотела – а когда отрезала, то ей в наморднике месяц ходить надо было – отсюда и ЛЕГЕНДА, в которую ты веришь, про аварию!!! Или она должна была всем рассказывать про пластическую операцию и откуда деньги??? Мне СРАТЬ на эту ТВАРЬ! Ты можешь ей ВЕРИТЬ!).
Любит ли тот, кто кидается чашками с чаем, обливая чаем того, кого сильно "любит" и ГЛУМИТСЯ и СМЕЁТСЯ при этом???
Любит ли тот, который жалуется первому попавшемуся риелтору и слушает советов, угрожая отсудить квартиру, у того, кого "сильно любит"???
Любит ли тот, который ОБЕСЦЕНИВАЕТ всю работу того, кого "любит", присваивая ВСЕ заслуги себе???
Любит ли тот, кто ВРЁТ, постоянно ВРЁТ???
Господи! КАК в этой КУЧЕ найти ЛЮБОВЬ???
Как ты теряешь телефоны (дорогие, новые, хорошие, качественные) – ты знаешь.
Сейчас у тебя есть возможность увидеть и узнать как ты теряешь Людей – близких, родных, любящих, дорогих, любимых...
Ничего нельзя вернуть.
Солнце Мое, для меня Любовь – это ПОСТУПКИ, подкреплённые словами ЛЮБВИ.
Я не верю, что человек может совершать ГАДКИЕ поступки, имея в душе ЛЮБОВЬ. Если бы этой гадости не было в душЕ, то и делать бы это человек не мог. А так... все СЛОВА становятся только СЛОВАМИ. ПУСТЫМИ ОБЕЩАНИЯМИ, КОТОРЫЕ НИКОГДА НЕ ВЫПОЛНЯЮТСЯ.
Я НЕ ВЕРЮ СЛОВАМ, прости. У меня просто нет на это больше душевных сил.

Николай Степанков: Мне нет прощения, я знаю... Ты меня за те два года еще не можешь простить. А тут еще... Я понимаю Тебя. А телефонов мне не жалко. От потери телефонов на душе не свербит. У Тебя сейчас есть возможность наблюдать – как мне плохо.
"Ничего нельзя вернуть" – это посыл в первую зиму. Ты меня еще за первую зиму (письма к бывшей жене) простить не можешь, и не смогла бы, наверное... Я так думаю. Я тоже не знаю, как отнесся бы к такому "игроку".
Я виноват – я знаю. Но Ты должна знать, что я любил Тебя и Люблю. И помни о хорошем – я Тебя умоляю. Ведь были же хорошие моменты в нашей жизни. Были прекрасные моменты в нашей жизни. И за них благодарен. Наверное, я так никогда еще не был щастлив. На самом деле – никогда и ни с кем.
Притом – сейчас, потеряв Тебя, я понимаю, что у меня никого больше нет. И Ты это знала и знаешь.
Если Тебе доставит удовольствие, то – мне так больно еще никогда не было. Никогда. И это не слова.
Разве я не совершал хороших поступков??? Не унижай меня так. Разве я не совершал поступков??? Хороших??? Или ты только помнишь плохие??
А гадость у меня есть в душе, потому что я писатель – двуликий, многосторонний... Я всю свою жизнь борюсь со своими недостатками... И часто они побеждали. Но сейчас я сделал выбор – я окончательно бросил пить. Окончательно. Но, увы, уже поздно. Я потерял любимого Человека.
ПУСТЫЕ ОБЕЩАНИЯ – да, согласен. Но это опять-таки моя алкогольная проблема, которую я решил.
Я знаю, что Ты – человек земли – сейчас будешь категорична и неотступна. "У меня просто нет на это больше душевных сил", – прости, что исчерпал Твои душевные силы.
Желаю – набраться снова этих сил побольше. Желаю щастья и любви.
Прости меня.
У меня тоже больше нет сил. Я хочу, чтобы мой мозг и мое сердце вырвали из моего организма. Сил больше нет. Это больно. Больно. И – самое главное – я Люблю Тебя, Солнце Мое. И мне плохо. Я наказан по полной программе.

Солнце Мое: Если ты думаешь, что я не помню всё хорошее, что было с нами, и сколько ты сделал для меня, то ты ошибаешься. Я помню, и эти воспоминания мне очень дороги. Я начала с тобой жить, потому что нашла родственную душу, человека, с которым можно откровенно говорить, человека, который много знает и умеет, человека, который впитывает информацию, как губка, и делится ей. Я очень ценю твою поддержку в моём каком бы то ни было творчестве и начинаниях. Такое было со мной впервые в жизни! Я очень ценю твою Любовь ко мне. В то время, когда ты не пил, я каждой клеточкой организма чувствовала твою Любовь. И любила Тебя, очень любила. Когда ты просыпался – бежала тебя целовать, и это было Счастьем! Я могла с тобой общаться целый день! Мне было очень интересно! Мне нравилось, что в бизнесе мы стали командой. Поодиночке нам ничего бы не добиться. Только Ты можешь меня фотографировать красиво, только улыбаясь тебе, я расцветаю и становлюсь на фото красавицей! Как я могу этого не помнить?
А наше "Жалеться-жалеться-жалеться?"
Или наш секс? Никого лучше Тебя у меня не было. Только с Тобой я могла быть свободной от предубеждений. Я никогда даже в эротических фантазиях не представляла другого мужчину, и уж, тем более, не думала о других мужчинах на улице. Кажется, накурившись однажды, я тебе выдавала эту тайну?
Я любила ездить с тобой – всё равно куда, мне нравилось, что мы вместе гуляем по Бородино, или в нашем Петрово-Дальнем, или рыбу ловим...
Господи, да мы столько вложили друг в друга за эти три года, что некоторым и за всю жизнь не осилить!
Да много ещё хорошего было. Вот вспоминается по кусочкам и рвёт душу...
Я помню, Николай. И всегда буду помнить. И у меня в душе много любви и благодарности за хорошее – Тебе.

Ты вот пишешь, что я раню тебя. Я знаю. Наверное, есть в этом доля мести за боль и раны, которые ты наносил мне. Только ты понять никак не можешь, что моё прощение за прошлые раны пришло бы, и оно уже было, если бы опять ты не наносил удар по тем же точкам. Они ж заживать не успевают, Николай, понимаешь? Знаешь, сколько у меня ран?

Николай Степанков: Я снова плачу, Солнце Мое. Я не знаю, что с собой делать. Не знаю, куда себя деть, как настроиться...
Знаю, Солнце Мое, знаю – сколько у Тебя ран. Я ведь – правда – знаю. Меня накрыло чем-то, Солнце Мое. Меня на космическом уровне накрыло чем-то. Меня после скайпа с бывшим начальником – из Новосиба – помнишь? – вдруг алкоголическая паранойя настигла – меня выбило это. Понимаешь? Меня закрутило... Еще больница эта первая с психотропными, точно, препаратами повлияла. Мне как гвоздь в голову вбили – этими капельницами. Я только сейчас понимаю, как меня закрутило. Но сейчас я не пью, Солнце Мое. Не пью – и не буду больше даже думать об этом. Я убил в себе алкоголика – уничтожил. Это недостаток алкоголя будил во мне нервы и взвинчивал. Но я любил Тебя. И никого так сильно в этой жизни не любил, как Тебя. Никого. Никто мне не был так дорог и люб, как Ты. Я плАчу… тоже вспоминаю наше Петрово-Дальнее, Куербак и многое другое. Я ведь знаю точно, что меня никто так больше любить не будет, как ты. Никто. Никогда. Тем более, если я разбогатею. И поодиночке нам ничего бы не добиться, согласен. А наше "жалеться-жалеться".
Я плачу, Любовь моя. У меня крышу срывает без Тебя и Твоего запаха. Я схожу с ума без Тебя. Ведь – если бы я Тебя не любил – я не смог бы Тебя так фотографировать – это правда.
Мне не хватает Тебя. Мне безумно не хватает Тебя. Я жить не хочу из-за этого. Не хочу. У меня руку отрезало. У меня душу отняли. Я хочу вернуть ее. Назад. Но по-новому. Я больше не хочу и не буду ранить Тебя. Мы будем с Тобой делиться мыслями. Я последнее время всё что-то копил в себе, накапливал, но мы с Тобой пара, мы с Тобой – душа в душу. У нас с Тобой космическая связь. Космическая. Поэтому меня наше расставание так выбило из седла. Я всё понял, Солнце Мое. Всё понял.
Я люблю Тебя, Солнце Мое.

Молчание.

Николай Степанков: Я дня прожить без Тебя не могу – без звонка (и Твоего, пусть даже холодного, голоса), без письма по электронной почте... Без Тебя. Я как заколдованный. Как чумной. Прости меня. "Только ты понять никак не можешь, что моё прощение за прошлые раны пришло бы, и оно уже было, если бы опять ты не наносил удар по тем же точкам. Они ж заживать не успевают, понимаешь? Знаешь, сколько у меня ран?" Знаю, Солнце мое. Я изучил внимательно наше прошлое – и понимаю, как я часто был нещаден к Тебе. Ты говоришь – слова, слова... Но ведь это не только слова – это слезы, это душа моя плачет, тоскует без тебя, это голова моя думает о тебе, это мысли прожигают мою черепную коробку... Мне тошно без Тебя, Солнце Мое. Мне плохо без Тебя, Щастье мое. Меня разрывает на куски от невозможности сказать Тебе слово, рассказать о делах прошедших, раскрыть перед Тобой душу. Ты у меня и вправду красавица – и на фото, и в жизни. Самая лучшая моя женщина. Моя Солнечная женщина. Моя судьба. Моя жизнь, которая покинула меня. Которую я опять обидел, оскорбил. Мне горестно, что со мной такое произошло. И это не только слова.
Я люблю Тебя. И это больно осознавать на расстоянии. Я хочу быть с Тобой, жизнь прожить с Тобой, покорить мир с Тобой. И я, если я состоюсь, на 50 процентов – это будет Твоя заслуга... Благодаря Тебе, Твоей любви, Твоей нежности, Твоей заботливости.
Я люблю Тебя. И хочу вернуть Тебя. Хочу зализать Твои раны, как собака. Я ведь собака, как говорил мой критик Леонидов. Я также обидел Твоих детей. И перед ними прошу прощения.
Люблю Тебя.

Николай Степанков: Солнце мое, привет!
Ну Ты где? Только не уходи сейчас, пожалуйста.
Не уходи. Не исчезай. У меня, кроме Тебя, никого нет. И не было на протяжении 4-х лет. Я ведь с ума сойду без Тебя. Я с ума сойду. Мне даже поговорить не с кем. У меня ведь никого, кроме Тебя, ни друзей, ни родных.
Солнце Мое!!!
Не нужно так. Мне больно, понимаешь? Мне очень больно.
Я Люблю Тебя!

Николай Степанков: Солнце мое!
У меня пропало солнце вообще. Мне денег не нужно. Мне роман мой не нужен. Я умираю от тоски. Я – как наркоман без дозы – умираю без Твоей любви, от тоски по Тебе. Мне так сложно дается этот разрыв. Я бы отдал все свои деньги, всего себя, чтобы снова соединить эту цепь, чтобы снова начать все сначала. Мне больно просыпаться одному. Мне больно ходить по улицам одному. Мне больно жить. Мне больно.
Нет, это не брак распался. Это мы космическую связь пытаемся порвать. Мы судьбу свою пытаемся порвать. Мы себя уничтожаем из-за каких-то дурацких принципов и порядков. А врачи все придумали, если они на самом деле просили тебя бежать от меня. Они солгали. Они всё солгали.
Я не знаю, что с собой делать, куда себя деть. Сегодня написал новую главу романа и думаю, кому показать? Где мое солнце, которому я должен прочитать эту главу?
Я умру без Тебя, Солнце Мое. Я плачу каждый день, после чего из носа у меня течет кровь. Я мучаюсь, мучаю себя и Тебя.
Ты мне звонишь – и я снова плачу. Я не хочу быть одиноким. Не хочу. Я не хочу больше пить. Не буду. Я хочу любить Тебя. И быть рядом с Тобой.
Но Тебя рядом нет. И жизнь кажется адом. Жизнь кажется убийственной. Жизнь убивает меня. У меня рана не заживает. А только больше открывается.
Прости меня.
Страшно, что всё сломалось. Страшно, что тебя нет рядом. Больно.
Прости.
Твое зашедшее "солнце", Николай лысеющий.

Николай Степанков: Я понимаю, ты не хочешь отвечать на мои письма... А я их продолжаю писать.
Я понимаю, ты боишься за свою жизнь.
Я понимаю, что я чудовище.
Я понимаю, что я не достоин настоящей любви, потому что я глупый игрок.
Я говорил тебе, что я не приношу счастья.
Я говорил тебе, что я боюсь влюбляться. Боюсь. И теперь страдаю. Страдаю. Страдаю.
Прости меня за всё. Я испортил всё.

Солнце Мое: А что я тебе могу ответить, Николай? Душевных сил на поддержку у меня нет. Чувства все выжжены. Боль и пустота внутри. Пустота и боль. Жизнь как будто остановилась. Вокруг только неизвестность и страх.
Тебе тридцать пять. А ты понимаешь, что ты игрок. И не хочешь понять, что с тобой не играют уже. Детство прошло.
Ты предупреждаешь, что не приносишь счастья. А есть желание? То есть ты заранее знаешь, что приносить и делиться ты им не собираешься. Это такая Твоя жизненная установка. На самом деле всё просто. Просто искренне делиться своим душевным теплом. Не жадничать. Чем больше делишься, тем больше его становится, потому что с тобой тоже начнут делиться. Такой простой закон сохранения энергии.
У тебя есть идея, что ты не достоин настоящей любви. Как можно с такой идеей самому полюбить по-настоящему? И поверить, что кто-то может полюбить по-настоящему? Должна тебя разочаровать – я любила тебя по-настоящему. Ты достоин. Но ты в это не веришь. Ты боишься. Боишься любить. И поэтому стремишься разрушить то, от чего тебе становится страшно. Здесь я даже злиться на тебя не могу – это твой инстинкт самосохранения. Страшно – надо нападать, обороняться, спасаться!
И "Чудовище" – звучит мощно. Да. Зловеще. И можно гордо крикнуть "Я – Чудовище! Бойтесь меня!". Как в настоящей игре. И опять играть.
А что страдания? Они преходящи. Прости, я твоим страданиям сейчас даже посочувствовать не могу, потому что те страдания, которые ты приносил мне, они больнее. Ты страдаешь по тому, чего лишился. А я от того, что ты мне делал. И у меня не осталось места для элементарной жалости, потому что всё заполнено моей болью.

Николай Степанков: Разве я не делился с Тобой счастьем, Солнце Мое? Разве нет?
А я не достоин любви, потому что разрушил наш союз…. Потому что раскачал его, уронил, и он упал.
"Те страдания, которые ты приносил мне, они больнее" – от этого еще больнее. Ты свободна. И я свободен. Но мне от этого херово. Оказывается, ты была в моей жизни всем. Я только сейчас понимаю, что я потерял.
"Вокруг только неизвестность и страх".
О господи, если бы можно было вернуться назад. Вернуть!

Николай Степанков: У меня еще большая неизвестность. У меня еще больший страх.
Солнце Мое, я задыхаюсь от тоски. Я понимаю, когда закрываются одни двери, открываются другие. Но я не хочу, чтобы эти окончательно закрывались, я сую между дверьми свои пальцы. Двери закрываются. И мне больно.

Николай Степанков: Ты меня предала! И всё сделала, чтобы выключить меня из жизни. Не знаю уж, на подсознательном ли уровне или как. Но ты меня предала. Твое отношение ко мне изменилось еще весной. Ты уже в начале весны начала мне указывать на порог. И говорила – "может, нам пожить отдельно?". Но потом представился случай – я пошел на развод, плюс – нотариус. Только ты думала, что тебе станет легче без меня. А тебе легче не стало. И теперь ты заботишься о моем романе, пытаешься мне помочь, правишь ошибки. Но толку-то что? У меня нет почвы под ногами. У меня нет ничего. У меня пустыня в душе и страх. Страх за свою жизнь. А ты получила себе островок щастья. Только щастье не приходит. Ты знала, что я неординарный и с паранойей. Ты видела это несколько лет. Но когда ты заполучила свой островок благополучия (и мой островок), ты сразу стала задумываться, а не спасать ли свою жизнь. Притом диктовка условий для меня заметно усилилась: мне нужно было меньше звонить маме, моя неблагодарная дочка Дуська, которую ты ненавидела, мне нужно было прятать на улице глаза от женщин (не дай Бог, я увижу жопу, и ты это увидишь)... Притом, когда я шел и думал совершенно о чем-то своем, ты вдруг врывалась в мое пространство и кричала: "Что ты разглядываешь ее жопу?". Хотя я не делал этого. Видит Бог, я не делал этого. Я не смотрел на ее жопу! Патологическая ревность. Патологическая ревность. Притом весной я всё меньше и меньше чувствовал, что ты любишь меня. Ты практически перестала говорить "Я люблю тебя". Ты помнишь об этом? Я часто спрашивал тебя: "Почему ты не говоришь "я люблю тебя"?". Притом, я – правда – думал, что у меня есть тыл и почва под ногами. У меня сносило крышу – да, но я уставал от твоих гештальд-допросов (из-за постоянного непрощения).
Потому что – Ты не умеешь прощать. НЕ УМЕЕШЬ ПРОЩАТЬ. Поэтому я сам себя убивал... Может быть. Да. Но я занимался с тобой гештальд-беседами, выяснениями отношений на протяжении долгого времени, вместо того, чтобы жить и работать. Сидел с Тобой, часами говорил или слушал. Мы плакали и ругались. Мы занимались самокопанием и выяснением отношений. А даже в последний раз, когда я пришел к Тебе – ты стала вновь беседовать со мной... Такая форма прощения. А потом плакать. И на прощание неискренне обнимать. Я же чувствовал это. Я очень тонко чувствую всё. Ты же знаешь. Я ждал, когда ты скажешь самое главное – что ты не любишь меня. Я ждал. Это читалось в Твоих глазах. Я долго мучил Тебя, видимо. И тебе представилась возможность отомстить мне. Как ты всегда, кстати, любишь делать. Ты всегда говоришь– мщу.
Твоя месть получилась очень изысканной. Я не знаю, как мне сейчас жить. Я думал, у меня всё есть. А это оказалось мифом.
ТЫ ПРЕДАЛА МЕНЯ, СОЛНЦЕ МОЕ. ТЫ ПРЕДАЛА МЕНЯ. И твоя любовь была слишком рациональна – по отношению ко мне. Слишком рациональна. И в этом вы со своей сестренкой родня. Вы, правда, безумно похожи. Для вас самое главное в этой жизни – остаться хорошими. Но только не получается. Приходится предавать и плевать в душу. Притом оправдание этому можно всегда найти. И совесть будет чиста. По крайней мере, нужно так сделать. Нужно бросить кусок мяса, и сказать – я ведь тебя любила, собака кусачая. А отчего собака кусала, теперь уже разбираться некогда. Важны факты – собака кусалась. Вон ее со двора. Жри! Тварь!
Мы ведь всегда разбирали только твои гештальд-проблемы. А моих проблем как будто не было.
А при последней встрече ты вообще учудила, ты стала мне объяснять, какая мне нужна женщина. Какую бабу мне найти… Как бывшему мужу, стала давать советы. Господи, зачем? Зачем ты есть в моей жизни? Зачем? Ты и относилась ко мне, как к бывшему мужу, так же руководила моей жизнью... Вот только крупные поступки совершал я – покупка квартиры, недвижимости, создание сайтов и так далее. Тут ты, якобы, передавала права в мои руки.
НЕУЖЕЛИ ТЫ НЕ МОЖЕШЬ ЖИТЬ ИНАЧЕ? Только растаптывать, выводить меня на психоз и иногда просить прощения. Мол, извини, меня прет.
Я НЕ ХОЧУ ЖИТЬ.
ЭТО БЫЛО БОЛЕЕ ЧЕМ НЕ ХОЧУ.
НЕ ХОЧУ.
Притом... А, ладно.

Солнце Мое: Пусть будет ТАК, если тебе от этого станет легче.
Я виновата во всех Твоих проблемах. Ок. Прости.
Звони маме, сыночек, раз оторваться от титьки никак не можешь. А тебе уже тридцать пять.
Люби Дуську – до меня у тебя как-то не получалось своего ребёнка растить и любить, да?
Покупай квартиру силиконовой – обещал же!
Я больше не ревную. Потому что меня сто раз подряд никто не предаёт – не названивает всем своим женщинам. И да, со мной больше ЖОПЫ на улице никто не обсуждает и не хочет на всех подряд жениться. Мне как-то спокойнее от этого. Да.
Тебе диктовали условия??? А ты подчинялся??? А где тогда был ТЫ??? Где были ТВОИ условия??? Ты робот или человек???
То, что ты чувствуешь – это всего лишь ТВОЯ интерпретация чувств через призму ТВОЕГО восприятия мира, в котором ВСЕ для тебя ВРАГИ. Ну вот и я пополнила эти ряды.
Я не умею прощать за то, что со мной проделали МНОГО раз! МНОГО раз предавали и унижали!!! А кто умеет за это прощать??? Мне интересно посмотреть на этого блаженного. Ударили по щеке – ставь другую??? А ты МНОГО раз меня ударял!!! МНОГО!!! Мне надо это ЗАБЫТЬ???
Патологическая ревность не образуется на пустом месте. Ты меня ДОСТАЛ со своими метаниями к Лене, Оле и силиконовой! Вспомни, сколько раз ты меня предавал! Или удобно всё списать на алкоголические припадки и не помнить???
Думай про меня всё, что хочешь. Кстати, злость – самое конструктивное чувство в расставании, чего не сделала силиконовая, а вывалила всё на невинного ребёнка.
Злись, думай, что я тебя предала, думай что хочешь.
Оставь меня при моём мнении. Я делала всё, чтобы наша семья состоялась. Ты сделал всё, чтобы это разрушить. Теперь плачешь над руинами и пытаешься меня обвинить. Бог с тобой. Делай что хочешь.
Если я такое расчётливое говно, то и не печалься больше обо мне. Не стоит.

По ссылке кусок шестой части первой эпистолярной романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

  • 25.06.2019
Возврат к списку