• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Глава седьмая части второй романа «В ожидании ангела», Сергей Решетников

Глава 7 части 2. В ожидании ангела

По ссылке глава шестая части второй романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

7.
Через день я прилетел в Сибирь. Моя Девочка оставила дочку и приехала в аэропорт встречать меня. А у меня на нее стояк с самой столицы. Только позавчера я распечатал свою новую женщину – Солнцу Мою, с которой мы планировали снять квартиру в Москве… И тут, радостный, я прилетаю к Девочке Моей. Мы прыгнули в такси, приехали в гостинцу, сняли номер и отлично потрахались. Я имел ее и так, и этак. Она кончила два раза. Потом я отдохнул чуток. И забрался еще разок. И она кончила еще два раза. Наверное, это был мой лучший секс в жизни. И в итоге она сказала мне:
– Спасибо.
Я сразу вспомнил, что подобное «спасибо» я слышал позавчера в Москве. Всё-таки я люблю их обеих. Как жаль, что в России не разрешено многоженство. Я бы их познакомил. А вдруг… Никаких вдруг… Я вздремнул. Проснулся от того, что она смотрит на меня.
– Как дочка? – спросил я.
– Пошла в первый класс.
– Я понимаю, что пошла в первый класс. Я помню об этом. Как к ней там относятся? Не обижают?
Она глубоко вздохнула и рассказала:
– Один мальчик месяц назад назвал ее инвалидкой и толкнул. Дуся упала. Кругом – смех. Идиоты! Пришла домой, плачет. Я добилась от нее, что, почему и как. На следующий день вместе с ней пошла в школу и публично оттаскала этого мальчика за уши. И сказала, чтобы он не смел больше к ней прикасаться.
Я не знал, что сказать. На самом деле в школу должен был пойти я – отец. А пошла она – мать. А отец в Москве етит новую мамку, осваивает анальный секс, собирается жениться на обеих. Урод! Я лежал и не знал, что сказать. Я заплакал. Кого я жалел? Себя? Ее? По сути, я уже давно планировал с ней расстаться. Я менял Мою Девочку и дочку Дусю на искусство, на карьеру в кино и театре. А получил ли я карьеру в кино или театре? Ничего я не получил, либо из-за своей принципиальности, либо из-за своей строптивости. Однако я стал жить с хорошей женщиной, которая любила меня, ценила меня, делала мне массаж предстательной железы.
Какая изумительная отмазка! Бросить ребенка, которому необходимы ежегодные операции, которого нужно лечить, которого нужно воспитывать. Я бросил свою дочку. Бросил Дусю из-за Солнца Моего, которую полюбил не сразу, которую полюбил через цепь скандалов и неурядиц. Которая бросила обеспеченного мужа и приехала ко мне, к человеку, у которого ни кола, ни двора, ни имени. Такая булгаковщина XXI века. Я уже тогда разрывался между Солнцем Моим, Девочкой Моей и… суицидом. В глубине души я потенциальный самоубийца. Я – дитя суицида. Я – дитя маминых страшилок.
- А-а-а! Убью себя! Удушусь! – плакала мама, когда папа приходил домой пьяным и обижал ее.
У меня до шестнадцати лет тряслись руки. Я каждый вечер ждал, когда папа придет пьяный, а мама закричит, заплачет и пообещает задушиться. Тогда я подбегал к маме и просил ее не убивать себя. Я понимал, что мне будет плохо после ее суицида. Я гладил ее руки, плакал и просил:
- Не надо, мама. Живи, мама.
Иногда вместе с нами плакал пьяный отец. Такая вот у нас была семейка, в которой слово «удушусь» было ключевым…

По ссылке глава восьмая части второй романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

  • 30.06.2019
Возврат к списку