• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Глава девятая части второй романа «В ожидании ангела», Сергей Решетников

Глава 9 части 2. В ожидании ангела

По ссылке глава восьмая части второй романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

9.
Похороны отца не прошли бесследно… Во время беременности у Моей Девочки что-то там открывалось преждевременно. И ребенок просился наружу. Можно было согласиться на предварительные роды и, так сказать, убить ребенка. Но я настоял на том, чтобы вынашивать дитя, и повез жену в областную больницу. Там поставили какую-то хрень, какое-то кольцо и сказали, что есть шанс выносить ребенка до конца. Но фортуна была не на нашей стороне… Да и я уже, признаюсь честно, бесновался перед собственной операцией по выемке «пружины».
Когда начались преждевременные роды у Моей Маленькой Девочки, я тоже лежал на операционном столе в другой больнице. У меня завершилась неудачная плановая операция по выемке титановых пластин и саморезов из спины. Потом была вторая операция. Удачная. Между двумя этими операциями у меня в другом городе родилась дочь. Недоношенная. Шестимесячная страшненькая крошка. Все новорождённые дети страшненькие. Но шестимесячные – это что-то ужасное. Я посмотрел на нее после того, как меня выписали из больницы. Мы приехали с моими родителями. В родильный дом по советской традиции тогда не пускали. Девочка Моя показала мне в окно крохотного ребенка. Это был какой-то маленький комочек страшной жизни. И жизнь в данном комочке еле теплилась.
Через полгода выяснилось, что у Дуси проблемы с ножками. Она не может полностью встать на всю стопу. Она ходила как бы на цыпочках при помощи взрослых. Для меня это было шоком. Для меня это было проклятием. Проклятием прежней жены или проклятием смерти отца. В общем, опять я всю вину взял на себя. Это ведь я заставил донашивать ребенка. Это я хотел этого ребенка. Это мой крест, сука. Ребенок не был болен ДЦП в утробе. Дочке повредили шейный позвонок, когда неудачно вынимали… Блядь! Гребаный стыд! Грёбаные врачи.
Когда спустя годы Солнце Мое вдруг сказала:
– Давай возьмем твоего ребенка к себе…
Я обрадовался:
– Давай.
Хотя… чего радоваться? У нас с Солнцем по традиции вначале не было ни денег, ни собственной квартиры… По настоятельной рекомендации Моего Солнца я переслал оставшиеся сто тысяч рублей Моей Девочке… и зачем-то сказал, чтобы она купила себе шубу…
Также предложил ей забрать Дусю к себе. Девочка Моя посмеялась надо мной.
– Ты не понимаешь, что это такое!
Я правда – не понимал, что это такое.
Кстати, печати в паспорте о браке с Моей Девочкой у нас не было уже давно. Она считала, что наш брак находится под проклятием первой жены, поэтому мы развелись. Проклятий и проблем меньше не стало. Но, благодаря этому, у меня уже несколько лет был чистый от печатей и брака паспорт. Поэтому, когда Солнце Мое ко мне пришла, она пришла ко мне, как к свободному, якобы, человеку. По-крайней мере, я свою свободу демонстрировал общественности через ЖЖ и почту. Не зря у меня в Москве было несколько вариантов поджениться. Первый – немолодая режиссерша театра, умная, но курящая. Второй – страшненькая еврейка из пресс-службы… Ну, и еще пара-тройка вариантов. Так себе. Ну… в целом выбор был небогатый. Хотя я не большой мастак искать невест. Тем более что за мной волочился такой хвост отношений… Первая жена со случайным дитем, Девочка Моя с долгожданным, но, если можно так выразиться, неудачным ребенком… Хотя… Каким неудачным? Сука ты – Степанков! Дуся – классный ребенок. Плюс – мой алкоголизм, который я тоже не скрывал.
В общем, всегда всё крутилось вокруг моего чувства вины. Всё вертелось. Я бесполезно ждал появления своего ангела. Его больше не было никогда. Он больше никогда ко мне не приходил. И даже сейчас, когда я смотрю с балкона восьмого этажа на Никитский бульвар, она не прилетает… как когда-то… идет ливень, машины плывут по бульвару… И я никому не нужен. И мне не нужен никто. Хотя… С Дусей я начал общаться… Если бы только моя мама контролировала свой язык… Но это уже другая песня.

Я закончил институт, работал на телевидении. Зарплата копеечная. Однако я получил там хорошую школу. Потом я бросил ТВ. Стал снова искать себя. В России появилась новая фишка – PR – Public Relations, пиар, “связь с общественностью”. Я подделал себе в трудовую книжку запись о том, что возглавлял в компании PR-службу. Вернее, не подделал, а попросил человека, которому делал заказной фильм, вписать стаж в трудовую.
– Чего вам стоит?
Он согласился, вписал «принят – уволен», поставил настоящую печать, мы пожали друг другу руки, распрощались навсегда. И это было началом моей карьеры в общественных связях, которые я потом ненавидел, но которые подарили мне несколько хороших друзей, сохранившихся до сих пор. Они знают, о ком я пишу, мои томские друзья и приятели. Пусть они знают, что я люблю их и помню о них. Некоторые, правда, уже умерли. Но многие живут и здравствуют. С некоторыми мы даже общаемся. А кое-кто из моих томских друзей вообще прочитает этот роман первым.
У нас с Моей Девочкой опять заканчивались деньги. Мы бросались из города в город. Искали себя в Омске, в Новосибирске и, пожалуй, нашли в Томске. Томск вообще до сих пор – мой любимый город. Он самый красивый в России. Там самые красивые девчонки. Если я буду искать себе четвертую жену, то я поеду в Томск. Здесь у нас с Девочкой Моей появилась возможность зарабатывать. Мы пришли в ночной клуб и сказали, что можем писать сценарии и вести ночные программы. Нам дали на пробу один вечер и пообещали за него полторы тысячи рублей. С ума сойти! Какие деньги! Мы отработали ночь массовиками-затейниками, пели песни перед пьяной публикой, разогрели их играми перед выступлением стриптизёров. Под утро нам выплатили деньги, и мы поехали обратно в Кемеровскую область. И так несколько ночей подряд. Еще мы попробовали вести утренние эфиры развлекательного шоу на ТВ, где работала Таня, которую я потом переманил к себе в отдел. Но нас с Девочкой Моей на местном ТВ какой-то неизвестный редактор забраковал. Слава Богу, что забраковал.
Днем я не терял время и искал работу в PR-службе. Набрался наглости, случайно заглянул в администрацию Томской области, зашел в женщине, которая занималась Public Relations, показал резюме, спросил ее:
– Ирина Владимировна, не нужен ли вам специалист по пиар? Я из Кемерова…
Она внимательно посмотрела на меня, задумалась. Быстро написала на бумажке телефон, дала мне и сказала позвонить, спросить человека, имя которого она написала на бумажке. Иногда бывает такое, что тебе в жизни помогает какой-то абсолютно случайный незнакомый человек, о которым ты потом помнишь всю жизнь, но которого так и не отблагодаришь (таков человек: сначала он стесняется себя, потом еще какую-нибудь херню себе придумывает). В итоге те, кто заслуживает благодарности. не получают ее. Но он (этот человек – мужчина или женщина) просто появляется в твоей жизни и помогает. Как ангел. Я не называю ее фамилию, чтобы потом не сказали, что я пишу по реальным событиям (всё, что я пишу – выдумка; ничего не было – ни жен, ничего, и меня нету). Я прекрасно помню ее фамилию. Мы и сейчас с ней френды в Фейсбуке, который я не веду.
Я позвонил по телефону, который Ирина Владимировна написала на бумажке, спросил Александра Яковлевича, рассказал, кто я и откуда. Мне сказали приехать… к черту на кулички. За сорок километров от Томска. Градообразующее предприятие. И-биться-сердце-перестало. Ну, ок. Поеду. Куда деваться. Как потом я выяснил: люди с улицы на это предприятие не попадают. И, якобы, я родился под счастливой звездой, ибо меня в первый же день взяли на работу. Да не просто PR-щиком второго сорта! А натуральным начальником отдела по связям с общественностью. Что называется - из грязи в князи. И ключевым словом здесь было «Кемерово». Ибо мой глубокоуважаемый шеф по сей день был из кемеровских.
Девочке Моей безумно понравилась сумма моего оклада. Мы договорились, что еще пару раз выступим в ночном клубе и завяжем с этой клоунадой. Так и сделали.
Работа у меня была нелегкая. Учитывая то, что запись в трудовой я подделал. И у меня не было никакого опыта работы в общественных связях. Но я чувак упертый. Накупил море книг. Начал погружаться в тему. И благодаря своему темпераменту и смышлёности быстро освоился. К тому же я общался с умными людьми. И выпил с ними не один литр водки. Через месяц я собрал новый отдел, выпустил свежий номер заводской газеты. Вышел на разрешённые шефом средства массовой информации. Подружился с редакторами. Особенно много водки мы выпили с Андрюхой… Главным редактором одной из газет… Этой газетой и владела тётка, которая перед близким знакомством всех просила показать член. В общем, работа, учитывая служебный транспорт и ежемесячные откаты, была очень хорошая. Как говорит мой папа:
– Повезло.
– Это не везение, папа. Это усидчивость и настойчивость. Я просто умею искать, и не жду у моря погоды.
Но папе всё равно кажется, что мне просто повезло. Мои родители меня очень любят и ни капельки не уважают. Так было всегда. Так есть и по сей день.

По ссылке глава десятая части второй романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

  • 30.06.2019
Возврат к списку