Сергей Решетников, писатель, сценарист, драматург. Тот самый Решетников

Роман «Спайс», 2 глава «3D-шутер», автор Сергей Решетников

Спайс, 2 глава, 3D-шутер

Здесь читать 1 главу романа «Спайс» «JWH-018»

В то время, когда Владимир Валентинович наслаждался кровью только что убитого младенца, в то время, когда Еремей взрывал в Дагестане дом, где предположительно находились маджахеты, в то время, когда Николай Жуковский и Нина Ламаладзе под музыку Тома Уэйтса сливались в сексуальном экстазе, в то время, когда тень генерала Капорова пугала гостей и жителей столицы на Арбате, в то время, когда Йедидъя Иванович готовил свой пистолет к выстрелу, Костя Ямщиков шел по тротуару, не помня себя. Был 200X-й год. Лил плотный дождь.

Константин Ямщиков: Слава богу, что Бога нет… Неужели и Адамыч её тоже?.. А? Жука нужно было убить... Убить... С самого первого начала. Не ждать. И никаких крестов и мучений. Убить просто. Одним выстрелом. Для статистики. Потом в газетах заголовки «Убит торговец смертью», «Убийственный спайс», «Король курительных смесей найден мертвым»… Неужели Адамыч ее тоже?..»

Ливень прекратился две минуты назад. С крыш еще лилась вода. Пахло мокрой пылью и грязью.
Блестящее полотно асфальта уходило из-под ног, двигалось, дышало. При каждом шаге тротуар, как кисель, покрытый толстой пленкой, слегка утопал, потом опять поднимался. В лужах-экранах двигались деревья, кустарники, стены, крыши, антенны, окна, тучи, небо, луна. Да, кстати, окна… В горящих окнах за разноцветными шторами жили люди, которых он не любил. А за что их любить? За что? А? Нет, зачем мне это нужно? Спасибо.
Неужели и Адамыч ее тоже трахал?.. Неужели? Господи, кто же тогда её НЕ трахал? А? Если бы я убил Жука?.. Как бы я потом себя чувствовал? – думал он, - А никак. Всё было бы хорошо. Откуда он взялся на мою голову? Почему именно он?
Мокрый асфальт трясиной продолжал жить под ногами. А в голову острыми гвоздями с болью входили прежние мысли: «Кто же её тогда не трахал?»
Дорога бежала серпантином. Деревья, кустарники, крыши, горящие окна. Люди жили за окнами… Опять гвоздь. Такой же острый. Снова гвоздь. Только еще глубже: «Кто же тогда её НЕ трахал?!»
Блестящий асфальт, алкоголь и одни и те же вопросы кружили голову. Он никогда никому не задавал этих вопросов. Никогда. Никому. Никого не спрашивал. Думал над ними сам. Ответы были еще более страшными, чем вопросы. Он боялся этих ответов. Они, против воли, подталкивали, диктовали, мучили. Он выпивал целую бутылку виски и загонял себя в угол, где бился кулаками о стену. Безумная стена кричала от боли. А он старался, ударял, колотил её. Боль не утихала. Наоборот, становилось еще больнее. До крови изувечив стену, он бежал прочь. В ночь, блядь. Без памяти, блядь. Без ума, блядь. Беспрекословно подчиняясь сердцу. А ответы на вопросы опять догоняли его. Перекрывали кислород. Потом амнезия, тишина. Типа, спокойствие, типа, всё ОК. Но… Снова прочь… Снова в ночь… Всё по кругу. Те же острые вопросы, за которыми следовали нехорошие ответы, которых он уже не хотел слушать.
Как в компьютерной игре. По крайней мере, так ему казалось.
Его звали Костя. Костя Ямщиков. Он появился из темноты арки. Ночь горела. Фонарный столб рисовал на мокром дырявом асфальте неровную тень. Костя быстро прошел к проезжей части, остановился у бордюра. Мимо беззвучно проезжали автомобили. Один, два, три…
Он долго стоял, разглядывая кривую тень от фонаря, думал об Эльвире, о Жуковском, потом опять об Эльвире, далее о том, что ему нужна новая порция алкоголя… Еще что-то. Что-то нелепое, непонятное, страшное… Потом снова об Эльвире. Потом он подумал о самоубийстве… Эта мысль ему показалась смешной.
Послышался скрип тормозов. Костя не голосовал, но Chevrolet всё равно остановился перед ним. Водитель высунулся из окна, улыбнулся, поманил рукой, мол, садись-довезу. И Костя, не раздумывая, сел. Куда сейчас ехать, он не знал. Он думал о ней, о Жуке и о смерти. Он не предполагал, что его старый друг появится у него на пути. Именно этот друг, именно Жук, когда Косте многие годы назад было плохо, когда все отвернулись от него, он поддержал, протянул руку помощи. А сегодня он оказался по ту сторону закона. Такие дела. Как же так получилось? Но это уже и не важно. Важно то, что Адамыч Эльвиру тоже трахал… Наверное. По всей вероятности. Неужели? Еще этот молокосос, сынок заместителя председателя правительства… Надо было его тоже укокошить прямо на Пушке. Ты слишком добрый, Костя…
- Куда едем?
Всё как компьютерной игре. Даже когда Костя получил полковника – он всё равно остался ребенком. Полковник, настоящий полковник был дитя экшенов, квестов и всяческих файтингов. Костя не любил стратегий. Нет, не любил. Стратегии больше любил Йедидъя Иванович.
Нужно было отрезать ему руку… или голову… И не мучиться с ним, не вести бесед. Но я добрый человек… Я стоял по колено в крови… Господи, неужели моя жена блядь?!
- Куда едем? Говорю, – с улыбкой повторил вопрос водитель Chevrolet.
Костя пришел в себя. Осознал, что уже давно сидит на заднем сидении в пахнущей потом машине, махнул рукой в лобовое стекло, мол, туда, вперед. Водитель пожал плечами и спокойно сказал:
- Вас понял.
Автомобиль тронулся. Костя полез во внутренний карман куртки и обнаружил пистолет. Зачем я его таскаю с собой? Потом он зачем-то сказал вслух:
- Слава богу, что Бога нет.
Водитель в недоумении пожал плечами.
Далее они ехали молча.
3D-шутер, думал Костя. Адамыч, думал Костя. Эльвира, думал Костя. Жук, думал Костя. Водитель не моется, думал Костя. Сумасшедший какой-то, думал водитель. Асфальт в свете фар блестел после дождя.
А Chevrolet утопал в ночной Москве. Час ночи. Москва только дремала. Москва не спит даже ночью. Тем лучше.
3D-шутер – бродилка. Игра продолжается.
Неужели и Адамыч ее тоже трахал? А? Надо было убить Жука сразу… Ты слишком добрый, Костя.

Далее читать 3 глава «Брейк Данс» романа «Спайс»

Весь текст романа «Спайс» спрашивать у Сергея Решетникова по емайл: reshetsergej@yandex.ru

  • 13.07.2022
Возврат к списку