• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Глава двадцать вторая части второй романа «В ожидании ангела», Сергей Решетников

Глава 22 части 2. В ожидании ангела

По ссылке глава двадцать первая части второй романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

На Волге перед моим последним срывом я опять стал по чуть-чуть выпивать. Когда это обнаружилось, возник большой скандал. Солнце Мое упрекнула меня в обмане, что я «скрывал свои запои».
– Ну, значит они не такие уж и запои, если их можно скрывать? Так ведь?
Я сказал, что пью умеренно. И что, как только сорвусь, снова вошьюсь. Ее это не устроило. Тогда я предложил сделку:
– Я переписываю офис в Москве на твоих детей. А ты разрешаешь мне умеренно ежедневно выпивать. Ведь ты же видишь, что те годы, которые я не пью, они проходят не продуктивно. Я за это время ничего не написал. Или написал всякую херню, типа, романа «Спайс», который нужно переписывать заново. А когда я нахожусь под допингом, я могу продуктивно работать. Обрати внимание, сколько я за этот год с алкоголем написал. Я заканчиваю второй роман. А почему? Потому что я выпиваю. Потому что работают мозги. Потому что мне это нужно! – закончил я на крике.
Она молчала. Я добавил:
– По-моему, это достойный обмен: офис, который стоит пять-шесть миллионов рублей, который можно продать или сдать в аренду за восемьдесят тысяч рублей - и возможность выпивать без криков, скандалов и потери памяти. Как только я перекроюсь, я сразу же вошьюсь.
Скажу сразу – в первый раз я перекрылся уже через три месяца, а еще через два месяца я убежал в гостиницу к проституткам, а потом уехал гусарить в Кимры к ворам.
Мое Солнце крепко подумала и сказала:
– Мне не нравится эта идея. Но я согласна. Когда будем оформлять офис на детей?
– Да хоть завтра. Пусть ищут юриста для сопровождения сделки. Будем оформлять либо дарственную, либо сделку купли-продажи. Если после покупки мне начислят налоги, то платить их будут они.
– Хорошо, – сказала она.
И всё завертелось. Так дорого я купил себе индульгенцию на алкоголь. И у меня всё записалось. Работа пошла. Я выпивал стакан водки в первой половине дня, работал, а ночью ложился в постель почти трезвый. Ну… почти… Иногда я еще рюмочку заряжал перед сном. И, признаюсь честно, изо дня в день моя суточная доза увеличивалась, однако и работоспособность также росла. Через несколько месяцев я выпивал уже по пол-литровой бутылке в день, не теряя рассудка. Лишь красные глаза меня выдавали. И еще с водки я очень быстро поправляюсь. Я добавил лишних килограмм двадцать. И весил уже под стольник.
Но сделку по офису завернули. Ибо на юриста у детей денег не было. Я сам составил договор. Составил его неверно. Мало того, выяснилось, что переустройство офиса не оформлено мною до конца. Кадастровый паспорт, разрешение на перепланировку, акты была у меня на руках, а свидетельство на помещение было старым. В свидетельстве значилось 86,6 квадратных метров, а по факту на руки я получил 83,2 квадратных метра. Шесть лет назад, по сути, город мне продал нежилое помещение с неузаконенной перепланировкой, а Росреестр эту сделку зарегистрировал. Почему он пропустил тогда эту сделку? Сейчас всё это начало вскрываться. Они завернули сделку, отказали в регистрации и не отдали документы на перепланировку, которые довозила дочка Моего Солнца.
Дети тупые! Говорил, что нужно обеспечить юридическое сопровождение. Ан нет! Не сделали его. Нам бы юрист непременно сказал, что нужно сначала доделать документы, а потом уже подавать на регистрацию. Но что сделано, то сделано. И это было началом конца. Я забухал и ушел в гостиницу.

По ссылке глава двадцать третья части второй романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

  • 04.07.2019
Возврат к списку