• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Глава двадцать третья части второй романа «В ожидании ангела», Сергей Решетников

Глава 23 части 2. В ожидании ангела

По ссылке глава двадцать вторая части второй романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

Но поначалу мы были полны оптимизма. Только не я. Они (Солнце Мое с дочкой) были полны оптимизма. А я что-то чувствовал. Я всегда опасность чую жопой. Особенно когда случилось это ДТП во время поездки в Москву. Мы с Солнцем ехали отдавать документы и договор на регистрацию сделки купли-продажи. Я обогнал груженый КамАЗ и вдруг прямо перед собой вижу стоймя стоит старый "Шевроле Круз". Я резко нажал на тормоз, а КамАЗ как ехал, так и въехал в меня. Задняя часть моей машины как будто взорвалась. Стекло лопнуло. И КамАЗ еще впечатал меня в стоящий впереди "Шевроле Круз". То есть был серьезно помят перед и полностью разбит зад нового любимого паркетника. Потом страховая мне выплатила пятьсот тысяч рублей. Но этих денег всё равно не хватило на ремонт. Пришлось доплачивать. Дело не в этом. Дело в том, что такие вещи просто так не случаются. Разбитая машина была на ходу. Но задних фонарей и бампера не было, задняя дверь – в хлам, все четыре крыла помяты. Передняя фара разбита. Передний бампер сломан. И что вы скажите после этого? Есть Бог? Конечно, есть Бог и Ангелы его. И они меня останавливали. Я говорю Солнцу:
– Надо ехать обратно. Это знак.
Она давай возмущаться:
– Но дети нас ждут, надеются.
– Ёбт-твою-мать! – произношу в сердцах я, и мы едем в Москву, подаем документы.
И эту сделку через два месяца заворачивают. А через полгода на меня пытаются завести уголовное дело за подделку документов, потому что жилищная инспекция, видите ли, отказывается от своих документов, выданных на переустройство этого помещения. В общем, уже почти год идет категорический российский Кафка с коррупционной составляющей. Они там все в Росреестре исполняющие обязанности. Их всех там сажают по зонам раз в год за рейдерские захваты и прочие преступления. Московский Росреестр – это такая взаимозаменяемая банда.
После всех этих оказий, не закончив романа, я ушел в гостиницу. Я запил.
Весной мы развелись с Моим Солнцем на ее условиях. Мне достался офис с уголовными претензиями и десять соток земли с незаконченным строительством. Ей огромная квартира и машина (хотя по нотариальным документам автомобиль был отписан мне, но я не стал спорить). Машину я у нее забрал в рассрочку. После развода я жил у нее больше месяца и кое-что для нее сделал. Я купил и заменил в уборной новый унитаз.
– Зачем? – смеялись друзья.
Что я им скажу? Что, как прежде, люблю свою Мою Солнцу, которая тогда танцевала перед видеокамерой на берегу Москвы-реки, которая была счастлива, как ребенок, когда улыбалась в эту камеру? Что хочу, чтобы у нее было всё хорошо… Хочу, чтобы она не нуждалась… Потому что она много для меня сделала. Она многое мне дала. Она мне попортила много нервов, но она мне много дала. Я стал умнее, сдержаннее, у меня появился характер. Многие внутренние изменения, которые произошли со мной, произошли именно благодаря ей. Во время скандалов я ей кричал:
– Вот я изменился! А ты не хочешь меняться!
На что Мое Солнце отвечала:
– Я всё делаю, чтобы ты менялся. А ты для меня ничего не делаешь…
Тогда я перечислял, что я делаю для нее:
– Я раз в полгода плачу немаленькие деньги на операции. Я финансово помогаю твоим детям. Кто покупал им компьютеры? Кто добавлял деньги на машины? Я в двадцать лет и мечтать не мечтал о машине. Я в двадцать лет мечтал о новых зимних ботинках, потому что у старых второй год подряд лопалась подошва, и мои ноги две зимы были сырыми. Уже несколько миллионов я вложил в сайт. Я делаю тебе сайт…
– Наш сайт! Это наш сайт, – перебивала она.
– Но я делаю его для тебя, Солнце Мое, чтобы ты не зависела от меня финансово.
Она и вправду всё последнее время зависела от меня. Все ее проекты, в которые я вкладывался, проваливались. Ее проекты только пожирали деньги и доставляли неудобства. А она еще хотела содержать своих тупых детей… у которых деньги в руках не держались… которых из года в год тащил семижильный папа… на нем держалось относительное благополучие детей… он содержал их… Младший сын несколько лет сидит на жопе после армии и который год планирует стать начальником, ничего при этом не предприняв… А дочка ждет ролей… А кино у нас давно в жопе. Поэтому роли давали только тем, кто сосет. Свободных ролей уже не было. Солнце Мое чувствовала вину перед своими детьми. Так же, как и я чувствовал вину перед своими. И чем больше проходило времени, тем больнее эти две вины стучались в нашу совместную жизнь.
Сомневаюсь я, конечно, что Мое Солнце когда-нибудь будет финансово независимой. Это не в ее характере. Она не бизнесвумен. Скорее всего, до пятидесяти лет она найдет себе нового кормильца… Или, что тоже вероятно, вернется к своему прежнему мужу, который строит мой дом. Хотя… конечно, сложно себе представить, что она – человек с характером - вернется к прежнему мужу… Их дочка уже ему по секрету поделилась «хорошей» новостью. Он в курсе. Хотя… Солнце Мое человек принципиальный… И она на данный момент очень надеется на проект, в который я сейчас вкладываю деньги. Мы, правда, еще не обсудили, как делить это проект. Но это я планирую сделать после того, как заберу от нее последние вещи и перееду в свой дом. То есть опять всё зависит от меня. И вина за вдруг неудавшийся проект будет лежать на мне. Но я не брошу Мою Солнцу. Не брошу. Я постараюсь сделать это проект хорошо. Вот сначала с Виктором Эдуардовичем книгу отпиарим, как положено… Потом уже уделю внимание проекту.

По ссылке глава двадцать четвертая части второй романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

  • 04.07.2019
Возврат к списку