• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

Глава двадцать пятая части второй романа «В ожидании ангела», Сергей Решетников

Глава 25 части 2. В ожидании ангела

По ссылке глава двадцать четвертая части второй романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

Я продолжал вливать деньги и туда, и сюда. В строительство дома, юристам, Солнцу Моему, Дусе, своим родителям… Много куда. Однажды поехал отдавать сто восемьдесят тысяч строителю – бывшему мужу Моего Солнца. Но перед этим я должен был заехать к Моей Солнце, забрать свою почту, которая приходила к ней, по месту моей прописки.
Еду по дороге-дуге, то вправо петля, то влево. И вдруг так мне стало жалко ее и себя. Себя и ее. Я расплакался, как дитя. Слезы ручьем полились из моих глаз. О, как мне было горько! Господи! Я не плакал по детям… Я давно не плакал по Моей Девочке… А по Солнцу Моему плакал. Потому что свежо. Свежая рана. Рыдал всю дорогу. Как же она без меня? Как же я без нее? Я ненавидел ее детей–переростков. Все дети эгоисты. Ее тупые дети разрушили наш брак. Она пожертвовала мной ради них. Блядь, она пожертвовала мной и собой!.. Я плакал. Я давно так не плакал. А тут еще за рулем по дороге-дуге, петляя то вправо, то влево на скорости сто, сто двадцать километров в час… У меня вся футболка была мокрая от слез. Что это? Любовь? Привязанность? Привычка? Ведь мы давно уже жили, как братик с сестрёнкой, которые один раз в неделю трахали друг друга. Мне не хватало секса. Ей, как оказалось, тоже не хватало секса. Я говорю ей:
– Но ведь это ты отказываешь, когда я предлагаю трахаться!
– Ты предлагаешь просто перепих. А я не хочу так.
– А как ты хочешь, Солнце Мое?
– Чтобы не быстро, чтобы… не скучно.
– Спеть, что ли, надо перед сексом?
Она глубоко вздохнула. Ну да. Какой тут юмор может быть, когда так мало секса.
– Но ведь ты кончаешь всякий раз, – не унимался я.
– Это не то…
Я возмутился:
– Не то! Пятьдесят процентов женщин ходят по России неудовлетворенными. Они счастливы, когда им на «пол-Федора» где-нибудь за углом вдуют… А ты кончаешь при каждом нашем сексуальном контакте и говоришь – не то!
– Дело не в этом.
– Дело именно в этом. Солнце Мое! Что бы мне ни говорили о романтике, цветах и апельсинах, дело всегда в том, кончает женщина или не кончает. Если кончает – у пары всё хорошо, если не кончает – у пары проблемы.
– Нам необходимо разнообразить наш секс…
И мы стали думать, как разнообразить наш секс. На китайском сайте заказали всяких сексуальных игрушек: фаллоимитаторов, вибраторов. Там-то мы для меня и нашли массажер предстательной железы с USB-зарякой. Два в одном: медицинский прибор и секс-игрушка. И нынче он для меня лучший друг. Хотя Солнце Мое массаж делала лучше.
На самом деле, все эти сексуальные игрушки никак не помогли разнообразить наш секс. Всё это бред, что они как-то влияют на отношения. Никак они не влияют. Если в вашей семье проблемы, секс-игрушки – это деньги на ветер.
Через полгода после покупки секс-игрушек я ушел в загул и пропал на четыре дня.
Еду уже обратно по дуге-дороге и опять плачу. Плачу по Солнцу Моему и по себе. По себе и по Солнцу. О, если бы можно было с ней улететь на луну! Я бы забрал ее и улетел. Но она стареет. Блин, она уже не та, какой была восемь лет назад. Зачем тогда на эскалаторе в метро я прижался своим аппаратом к ее аппетитной жопе? От одиночества, конечно. От одиночества и страха смерти, который в Москве живет именно под землей – в метро. Поэтому я и не люблю московское метро. И когда там, на эскалаторе, я почувствовал ее жопку, я понял, что это моя судьба. Она и правда моя судьба. Она изменила мою жизнь, она изменила меня, она чуть не убила меня топором… Почему, Солнце Мое? Почему я ушел от нее? Потому что у нас не было общих детей. У меня не было никакого будущего с ней. У нее были ее дети. А на общение с моими детьми у меня косвенный запрет. Напрямую мне не запрещалось общаться и со вторым, и с первым ребенком. Но в итоге: первого ребенка, который уже совершеннолетний, я видел один раз в жизни. Дуся за восемь лет приезжала ко мне в Москву один раз. Да и то была создана такая обстановка, что я попросил Девочку Мою в этот вечер забрать дочку к себе. Потому что это было невыносимо.
А еще думаю: обидятся ли мои жены, что я не называю их имен? Ведь я так честен и открыт, что даже блевать хочется.

По ссылке глава двадцать шестая части второй романа «В ожидании ангела» от Сергея Решетникова

  • 08.07.2019
Возврат к списку