• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

9 глава «Магараджа, Яндекс, Анастасия, выход на сделку»

Магараджа, Яндекс, Анастасия, выход на сделку

По ссылке можно прочесть 8 главу романа «Дежурная часть, МФЦ, Алиса, обручальное кольцо»

Я получил ВУЛ за день до суда.
Беда приходит в команде с такими же как она. Второй суд я проиграл. Мои юристы (адвокат Азамат и смуглый мелкий юрист) пришли на заседание абсолютно неготовыми. Когда судья спросила Азамата:
- В чем ваши права нарушены?
Он тупо ответил:
- Ваша честь, смотрите исковое, там всё написано.
Она сделал брови домиком и настойчиво повторила, будто подсказывала, что в исковом было сделано что-то не так:
- В чём… в чём нарушены ваши права?
Азамат тупо моргал, опять поднимался и даже с какой мальчишеской упрямостью отвечал:
- В исковом всё написано, ваша честь.
Я подумал: «А читал ли он исковое?» Потому что мне оно также не понравилось. Как будто собрали какие-то цитаты из прежних исковых в одну кучу. К тому же написано бредовым языком, не по существу. Многие тонкости не были учтены: новый кадастровый паспорт, жилищная инспекция… в кадастре чёрт ногу сломит… Гребаный офис! Почему я? Нет, некоторые, которые… это… которые были ближе к власти, снимали спелые вишенки с тортов… А мне досталась сухая корочка. Ни Арбат, ни Тверская, ни Садовое кольцо, а у чёрта с жопе – за третьим кольцом на выселках со входом со двора… В стрелецкой слободе. На месте деревянной церкви Рождества Пресвятой Богородицы… Место вроде намоленное, но, видимо, Богом проклятое после Октябрьской революции, когда разрушение стало нормой… В колокольне разместили дворницкую, а бывший храм передали режимному предприятию, машиностроительному заводу, где изготавливали (и до сих пор изготавливают) некие насосы, гидроагрегаты и компрессоры для гражданских и военных самолетов. Кстати, в 90-х половину площадей завода хитрожопый, видимо, прежний директор продал различным банкам, ресторанам и иным компаниям. Думаю, что сейчас благополучно проживает где-нибудь в Испании или в Италии. Наверное, замаливая грехи, построил храм… Но в любом случае первый этаж сейчас занимает сфера обслуживания и сфера отъёма денег у населения по методике Германа Грефа. Однако, рунет мне сообщил, что завод жив. Был жив, когда я купил свой офис, жив и сейчас, когда я пишу сие строки. Речь собственно не об этом. Вообще не об этом. А об чем речь?
Чёрт дернул меня купить этот дьявольский офис, построенный на старом стрелецком кладбище, на месте старой деревянной церкви, где шатаются духи дьяконов и попов, офис, который забрал у меня более пяти миллионов (я прав, Альцгеймер?) и не принес никакой прибыли. Мы с Алисой хотели делать там Интернет-телевидение. Наивные. Телевидение – это расходы, а не доходы. Однако, мы сделали с ней первое в России Интернет-Телевидение HD-качества. Только, вложив пару лямов, мы быстро сдулись. Лямы у нас кончились. И не нам тягаться с ютьюб. В общем говно-офис ничего, кроме проблем не принес. К тому же нас постоянно заливали соседи. А один раз засорилась канализация и… О, Боже! Мать Мария! Святой Иосиф! Я столько говна никогда в жизни не видел. Я ходил по колено в говне, вспоминая школьный «Одлян, или воздух свободы». Двое суток после устранения аварии четыре таджички вычищали от говна и ссак моё помещение. В итоге после развода проблемный офис достался мне. И, повторюсь, мы с Азаматом проиграли второй суд. Азамат жужжал уже совсем не так активно, как ранее:
- Николай Сергеевич, надо подавать апелляцию.
Он прятал от меня глаза и искал повод, чтобы ужжужать от меня. Я заметно нервничал:
- Азамат, как так произошло? Вы же давали стопроцентную гарантию, что мы выиграем суд? Вы давали гарантию…
Он, оглядываясь по сторонам, пожимал плечами и повторял:
- Надо подавать апелляцию. Ничего еще не потеряно.
Мысли они как паразиты. Они тебя поедают, как глисты. Давление прыгнуло! Я врубился, вышел из себя и изверг эти мысли наружу:
- То есть, сука, вы, блядь, опять хотите, чтобы я платил деньги!?
- Николай Сергеевич, не кричите. Это новый договор. Текущий договор выполнен. Вы и акты уже подписали. Мне пора, Николай Сергеевич, у меня через полчаса другой суд.
- Другой суд?..
Но он улетел. Улетел. Я развел руками, собираясь что-то сказать, но мне оставалось только смотреть ему вслед – летящему мухой адвокату. Ну не матерится же мне во весь голос у здания суда. Что за жизнь, сука!? Главное, что они меня уболтали подписать акты выполненных работ заранее. Маленький исчез совсем незаметно. В общем, если вас позовут на бесплатную юридическую консультацию в компанию «» (забыл название), никогда туда не ходите. Эти мухи насрут вам в душу, заложат в неё личинка зла и разрушения, отберут ваше бабло и не помогут. Эти мухи, сука, сидят на Тверской. Целый этаж занимают недалеко от памятника Пушкину, которого Федор Михайлович в катарсисе открывал… Все еще тогда плакали… Я тоже плакал… Этот офис меня убивает.
Вчера, получив ВУЛ, я начал восстанавливать свои кредитные и дебетовые карты. Деньги у меня опять заканчивались. Бизнес в Интернете подходил к концу, благодаря новым сучьим алгоритмам Яндекса и Гугла.
С чем я оставался? Офис с говном, недостроенный незарегистрированный дом в области на земле, взятой в аренду у города. Положение шаткое. Самая Санта Барбара в том, что дом мне строил бывший муж Алисы. Ее первый муж. Ну в общем, комедия. Поначалу меня всё устраивало. Я ввалил в этот дом кучу денег, всё самое лучшее, если брус, то калиброванный, если пол, то на первый этаж поверх фундамента заливаем дополнительную плиту. Мебель из дерева. В бане – мрамор. Ввалил я туда денег на полную катушку. Мы еще жили с Алисой. Мечтали жить у реки. Через год суда я прожил там зиму без денег, без дров и чуть не повесился на поперечном брусе, выпив два литра белого вина. Во время этой безумной зимы я готов был убить этого бывшего мужа… Потому что обнаружил существенные недостатки в доме. Крыша была сделана плохо. Брус проконопачен плохо. С дверью меня кинули. Дверь была холодной. Санта Барбара из комедии превратились в трагедию и гипертонию. Я громко материл строителей во главе с бывшим этим мужем на чем свет стоял. Я ругался так, что соседи пугались моего голоса.
Потом сосед Серёга приходил ко мне и спрашивал:
- Ты чё, Колян, так орешь?
- Да ну нах, не хочу говорить даже…
Зиму я проедал свои последние запасы и кредитные карты, не понимая, как я буду отдавать деньги (около шестисот тысяч по кредиткам). И да, еще. До этой зимы я проиграл еще два суда. Но об этом немного позже.
Вернемся чуть взад. Проиграв суд, я в депрессухе из центра Москвы вернулся в область. Там зачем-то снял дорогую четырехкомнатную квартиру на восемнадцатом этаже недалеко от дома, где жила Алиса. Я мечтал увидеть Алису. Я специально прошел тогда мимо её подъезда. Поднялся на восемнадцатый этаж, позвонил в дверь и, увидев хозяйку квартиры, влюбился. Блин, на правой руке обручальное кольцо. Повезло же мужику.
Анастасия водила меня по огромной квартире на двадцатом этаже (или на девятнадцатом), показывая мне комнаты, две огромных лоджии, гигантскую кухню с посудомойкой. Я любовался видом из окна на речку и уже не думал: «Зачем я снял такую дорогую квартиру?» Я думал про хозяйку: «Ах какая женщина! Какая женщина! Везет же людям!»
Я никогда не скажу, что мне не везет на женщин, мне везет. Но, как говорится, чужая жена всегда лучше. Я всегда любовался и любуюсь женщинами. Они прекрасны. И я в них влюбляюсь. Издалека. Из-за угла. Видимо, в прошлой жизни я был султаном или магараджей… Всех моих женщин после моей смерти заставили сделать сати – самосожжение. Именно поэтому в XXI моей новой бестолковой жизни я хочу отойти от Мира в одиночестве, чтобы никого не сжигали из-за меня. По крайне мере, так мне казалось, пока Анастасия не сдала мне квартиру. Каждый месяц первого числа я ждал того момента, когда ко мне в двери позвонит Анастасия, мы обменяемся с ней парой фраз, она заберет деньги, мы с ней снимем показания счетчиков, и она уйдет на целый месяц. Я пил вино, пытался спасти тонущих корабль SEO, но сучий Яндекс весь трафик решил подмять по себя. У руля поискового гиганта встал кровожадный и алчный директор. И количество самоубийств среди SEO-специалистов и владельцев сайтов Рунета утроилось. В следующей жизни, когда я опять буду магараджей… московским магараджей, Яндексу это припомнится. Я буду всех их карать. А директор в своей следующей жизни будет самым дешевым программистом, который будет умирать мучительно долго под обломками разрушенного здания Яндекс на улице Льва Толстого. Аминь.
Ладно.
Были и другие хорошие новости. Базы данных кадастровой палаты соединили с базами данных росреестра. И мой офис снова можно было продавать. К концу зимы я выставил его на продажу. Поставил щадящую цену. И мне стали звонить риэлторы.
- Пожалуйста, - говорил я, - торгуйте. Я буду приезжать на показы из области.
И покупатели действительно стали звонить.
Через неделю я приехал на первый показ. И первому же покупателю офис понравился. Он попросил скидку двести тысяч. Я согласился на сто. Он сказал, что ответ даст завтра.
Окей. Я в предвкушение потёр потные ладошки. Завтра у меня еще один показ. Первый покупатель был на крючке. Я слышал, как через дорогу звонили колокола церкви Рождества Пресвятой Богородицы… Колокола звонили по мне. Я интуитивно чувствовал развязку и счастье. Интуиция меня обманула.
Кстати, чтобы, не дай Бог, канализация не засорилась вторично, я поставил клапана, которые, когда уходишь из офиса, в случае засора, держали говно по ту сторону трубы. Соответственно, в теории, говнецо могло уйти выше… В общем, чё рассказывать… Пофигу, потому что приехал второй покупатель и…
Второй покупатель приехал на следующий день. Ему помещение понравилось. Он посоветовался с красивой девушкой и сказал:
- Я дам ответ завтра.
Риэлтор Максим предупредил:
- Понимаете, уже сегодня даст ответ другой покупатель. – Он внимательно посмотрел на меня и продолжил: - Однако, первый покупатель просил скидку в сто тысяч. Если вы согласны купить офис за полную цену, то мы подождем вашего ответа до завтра. Договорились?
Второго покупателя звали… я с первого раза имена людей не запоминаю… Он такой… невысокий, крепко сбитый, блондин.
Он сказал:
- Договорились.
Когда он и красивая девушка (не помню, как зовут, но Анастасия лучше) ушли, я захлопал в ладоши:
- Браво! Супер!
Риэлтор Максим улыбнулся и ответил:
- Вот этот, думаю, купит.
- Как его зовут? Забыл. – Спросил я.
- Валентин.
Меня насторожило лишь одно: как запросто Максим общался с этим… как его? Валентином. Хотя… хрен с ним. Главное – сделка наметилась. Я спросил:
- А что же делать с первым покупателем?.. Этот… как его?
- Вашего телефона у него нет. Я потяну время. Что-нибудь придумаю. Я обязательно что-нибудь придумаю.
Я ждал завтрашнего дня. Максим мне позвонил около восемнадцати часов и сообщил приятную новость:
- Валентин согласен. Он купит ваши офис.
- Отлично! – Чуть не упал я с кровати, с которой пялился в экран телевизора, где крутил фильмы с жестких дисков.
- Я предлагаю завтра приехать к нам в офис и заключить авансовое соглашение. А далее… далее – сделка.
- Отлично! – Я не находил слов, что сказать.
Я ужасно обрадовался и разволновался. У меня, по-моему, даже давление подскочило. Или захотелось выпить, но я сказал себе «нет», «сейчас – нет», «потом», «позже», «не надо», «даже чуть-чуть не надо».
В общем, всё завертелось. Тут, как говорится, если пошла белая полоса, то пошла… Если только это не ловушка. Голос Максима был полон оптимизма:
- Думаю, встреча пройдет завтра во второй половине дня. Я завтра с утра позвоню, вам сообщу.
- Учтите, что я буду ехать из области.
- Да-да. Я помню.
Вечером я приготовил все документы, проиграл в голове все свои легенды. Утром я с нетерпением дождался звонка. Дождавшись, к пятнадцати часам поехал в офис агентства недвижимости «Факел». Вау!
По дороге в Москву на перекрестке у Москва-реки я попал в нешуточное ДТП. Как это было? Перекресток. Знаки «Уступите дорогу» и «СТОП» (типа, движение без остановки запрещено) перед которым останавливаются в глухую только тупые «подснежники» и «чайники». Так вот. Передо мной на Хендай Солярисе остановился «чайник» женского рода… на Солярисе. Да. Позади меня ехал уверенный груженный «по самые не балуйся» КамАЗ, водитель которого, конечно же, не смотрел на Хендай, а смотрел на то, что перекресток пустой, машин сбоку нет, и по теории перед знаком «СТОП» никто из впереди идущих останавливаться не будет. Только по русской теории. Но Хендай по всем правилам знака «СТОП», как самый последний немец, тормознул в «ноль». Я среагировал, нажал тормоз вслед за ним и тоже встал, недоумевая, чего тупой Хендай стоит перед знаком, ведь никого по сторонам нет, мусоров – нет. Вообще никого нет. А КамАЗ, сука, едет. Смотрит по сторонам. Никого ведь нет. Повторяюсь? Да? А Хендай встал. КамАЗ едет. И-и-и! Сука! Всем своим железным бампером старого советского КамАЗа сносит задницу моему кроссоверу. Заднее стекло взрывается вдребезги! Моя машина по инерции ударяется о Солярис. Толкает его в сторону. И продолжает двигаться. Двигаться в крутой кювет, где ивняк, ручей какой-то и старые брошенные шины. Я отчаянно жму на педаль тормоза. Но тормоз не срабатывает. Тогда я торможу ручником прямо перед оврагом. Глушу. Выхожу из машины. Осматриваю. Мать ети! И перед, и зад моего внедорожника – всё в хлам. Думаю, что я попал не меньше, чем на пол ляма. Не меньше. А у меня в Москве договор на аванс. Мне звонит Максим.
Я говорю:
- Максим, скорее всего я опоздаю на сделку. Мне тут разбили машину. Сейчас дождемся гайцов. Потом я вам позвоню.
- Хорошо, Николай.
Вижу из КамАЗа вылазит шофер. Подходит ко мне, лысина в поту, руки трясутся, спрашивает:
- Как так? Почему она не ехала? – Показывает на Хендай.
Я без злости с улыбкой отвечаю:
- Спроси у неё.
Девица «чайник» стоит перед своей машиной и разговаривает по телефону. Думаю, дура, блядь. Или судьба. А может это знак? И мне не ехать на сделку? Кстати, я, правда, не злился. Какой-то неведомый инстинкт во мне сработал. И я всем улыбался. Даже капитан, который брал у меня показания, взглянув на меня, спросил:
- Вы пили?
Я ничего не отвечая решил дыхнуть на него, и дыхнул прямо в его морду. Он сморщился, оттолнул меня, сказал:
- Не надо. Только не надо на меня дышать, - и продолжил писать протокол.
Кстати, моя машина при всех вмятинах оказалась на ходу.
И еще, если подумаете, что я всё выдумываю, можете поднять архивы ГИБДД и посмотреть почему на данном перекрестке убрали абсолютно ненужный знак «СТОП». Этот знак убрали после моей аварии. Видимо, осознали ненужность знака. Оставили только знак «Уступите дорогу». Кстати, знак «СТОП» в России ставят где не попадя. Учитывая наличие на дорогах «чайников» и «подснежников» предлагаю сократить количество данных знаков.
Да. Эта авария была для меня знаком. Но при всей своей гребаной интуиции так ничего и не понял. Я ехал и думал про Анастасию, представлял, как в назначенный день она придет ко мне в квартиру, мы с ней поздороваемся, снимем показания счетчиков… В это время я буду смотреть на её жопу. В женщине самое главное жопа. Именно женская жопа правит Миром и следит за численностью населения. Если бы не женская жопа, мы бы не писали стихи, не встревали бы в бизнес-проекты, не воевали бы… Однажды Ева показала Адаму, что можно делать с её жопой. И Адам, сука, попал. Адам попал.

По ссылке можно прочесть 10 главу романа «Завещание магараджи, свобода, нотариус, приостановка, бульонные кубики, Авраам Линкольн»

  • 17.05.2019
Возврат к списку