• Тут вдруг вылезает бордовая хрень, где написаны буквы и даже слова! Зачем она вылезает? Я не знаю. Но пусть уже всё идет как идет.
    Меня зовут Сергей Решетников. Привет!
    Теперь можете закрыть эту хрень. Тут больше ни хрена нет.

11 глава Лучевая артерия, скорая помощь, хороший человек, апелляция, запах крови

Лучевая артерия, скорая помощь, хороший человек, апелляция, запах крови

По ссылке можно прочесть предыдущую 10 главу «Завещание магараджи, свобода, нотариус, приостановка, бульонные кубики, Авраам Линкольн»

По иску, который написал Роберт, нам без комментариев отказали. Собственно другого я и не ждал. Как я и говорил изначально: нам Росреестр пока не отказал в регистрации, есть только приостановка. Какова хера подавать в суд, если вопрос еще открыт? Роберт не угомонился и подал апелляционную жалобу. Рассмотрение дела в областном суде назначили на май. На 21 число. Было уже тепло, даже жарко. Я приехал в суд заранее. Перед этим дома я тщательно подготовился. Я две недели не пил. Надел белые штаны, которые когда-то сшила мне Алиса, белую джинсовую рубашку, белые экковские туфли, белые экковские носки, очки с цейсовскими линзами и чёрной оправой Таг Хоер… Часы Брайтлинг. Но в общем – вах! Глядя на себя в зеркале, я подумал, что выгляжу неплохо… Это только через два года в ожидании очередного судебного заседания один мужик, сидевший рядом со мной, научил меня, что одеваться для суда нужно как можно скромнее… Даже боле того.
- Надо одевать всё самое худшее. Чем хуже ты выглядишь, тем больше у тебя шансов на успех, - сказал он мне с улыбкой, вытягивая вперед ноги. Я вижу дешевые кроссовки, китайские «адидасовские» треники, а также замызганную рубашонку.
- Мне понятно, - сказал я. Я ему и правда поверил. На самом деле в российском суде нужно выглядеть этаким зачуханцем, чтобы был шанс, что тебя пожалеют.
Сегодня я стоял у областного суда в белых одеждах и смотрел на дорогие часы. Один час ожидания – как минимум. Я стал бродить, куда придется. МКАД гудел плотными потоками машин. Я двинулся от него прочь и пересек бульвар Строителей. Дошел до дома правительства Московской области. Мне тут нечего делать. Потом двинулся к Леруа Мерлен… Иду по территории парковки, просто рассматриваю автомобили, рассуждаю, какую модель бы я купил… Вижу белый хэтчбек Шевроле с открытой дверью… На заднем сидении мечется мужик, как будто его током ударило. Я подхожу.
- У вас что-то случилось?
Он поднимает левую руку, а у него из лучевой артерии кровь фонтанчиком пульсирует (пишу про артерию со знанием дела, но это только сейчас я шарю в этом).
Он говорит:
- Случайно ножом махнул, - и показывает на картонные коробки, которые хотел порезать.
Я растерялся, но моментально взял себя в руки и спросил:
- Где у вас аптечка? Зажмите… зажмите вену рукой.
Я впервые в жизни оказывал первую медицинскую помощь и по честному не знал, чем отличается вена от артерии. Ведь всегда говорят: перерезать вены. А правильно говорить перерезать артерию. Но это я сейчас такой знающий. А тогда я тупил:
- Зажмите вену… Выходите скорей.
Он вышел из машины бледный. Рана была примерно сантиметр… и вдоль артерии, что страшнее всего. Он сразу весь асфальт залил кровью. Кстати, люди проходили мимо и просто смотрели на нас. Мужчины, женщины, человек десять прошло и никто не предложил помощи. Проходили, смотрели, уходили. Один худощавый с цирозной кожей мужик остановился, почему-то самодовольно улыбнулся, поправил замызганную кепку и показал пальцем на МКАД:
- Там больница… Берите машину, езжайте, чем тут стоять.
Я развел руками и гаркнул на него:
- Охеренная помощь, мужик! Спасибо, блин! Дергай отсюда!
- А чё у вас случилось-то?
- Ты из любопытства спрашиваешь?
Он понял, что я не шучу и пошел дальше.
В итоге всё-таки в хаосе багажника я нашёл аптечку. Я решил перетянуть руку жгутом выше локтя. Я почему-то был уверен, что это поможет. Я затянул жгут так, что у него рука посинела. Но кровь всё равно фонтанировала.
- Не понимаю, почему, - сказал я.
Откуда-то из далекого детства или из армии я помню, что туго затянутый жгут остановит кровь.
- Что будем делать? – Спросил меня истекающий кровью водитель.
Нас эти пять-десять минут как будто сдружили. Мы говорили так будто бы знали друг друга всю жизнь. Ему было за сорок. Мне за сорок.
Я наконец-то сообразил:
- Надо вызвать скорую.
Я полез в карман, достал и стал разблокировать свой телефон, но мои руки были в липкой густой крови. Экран не реагировал и я не мог отключить эту дурацкую блокировку на андроиде. Я забыл, что там внизу есть надпись «экстренный вызов».
- Звоните с моего, - сказал мой товарищ, держа руку высоко вверх, надеясь на то, что атмосферное давление поможет остановить кровь. Но артериальную кровь таким образом не остановить. И сердце выталкивало ее наружу из порезанной артерии. И кровь лилась ему на голову и на асфальт, на голову, на плечо, на асфальт, на белую машину…
- Где у вас телефон? – Спросил я.
- В машине… у коробки передач… Там? Вот-вот. Левее. Под блокнотом. Да.
Я нашел его айфон и позвонил «112» (это я помнил, слава Богу), дозвонился до скорой. Объяснил ситуацию.
- Как его зовут? – Спросил меня женский голос в айфоне.
- Я не знаю. Я просто прохожий. Приезжайте скорей.
- Спросите у него, как его зовут.
- Как Вас зовут?
- Михаил.
- Михаил его зовут, - сказал я в айфон.
- Это ваш телефон?
- Нет, его.
Стоим ждем, истекаем кровью. Михаил попросил меня взять в кармане ключ и закрыть все двери машины. Я так и сделал. Потом положил ключ обратно ему в карман. Вижу по бульвару едет скорая. Я подумал, что наша. Побежал к ней, замахал руками, мол, мы тут, мы тут, на помощь. Они подъехали к нам. Вышел молодой врач (не врач, не знаю), полная женщина (доктор или сестра – не знаю, пофигу).
Врач сказал женщине:
- Давайте бинты.
Женщина полезла в большую сумку с красным крестом доставать бинты.
- Вы ему кто? – Спросил меня врач.
- Никто. Прохожий.
- Что случилось?
- Говорит, случайно порезал вену. Мы перетянули жгутом выше локтя. Но кровь не остановилась.
- Это не вена, это артерия. Жгутом кровь из артерии не остановить. Это старые советские байки про спасительный жгут.
- Правда? – Спросил я: - Я и не знал. В следующий раз буду знать.
- При повреждении артерии нужно вызывать скорую.
Врач надел резиновые перчатки, с трудом перерезал жгут, который мы затянули туго-претуго. И стал бинтовать рану.
Он сказал женщине:
- Спроси пока, куда… в какую больницу его везти?
Через несколько минут приехала еще одна скорая. Оказалось, что на вызов ехала именно эта… вторая, а остановил я случайно проезжающую мимо. А так как у них не было вызова, они подъехали к нам оказывать помощь. Потом врач второй скорой помощи передал какие-то бумаги нашему врачу… В общем, это не важно. Хорошо, что я остановил их. Чем раньше, тем лучше. Михаил успокоился, когда ему перевязывали руку, и уже улыбался, глядя на меня. Я тоже улыбался, глядя на него. Мы в этой стрессовой ситуации делали чёрти что. Но всё равно он был мне благодарен. Я видел по глазам. Он попросил доктора полить ему воды на руки. Ему полили. Михаил ополоснул от крови ладони, подошел ко мне, протянул правую:
- Спасибо! Спасибо большое! Как Вас зовут?
- Николай.
- Спасибо, Николай!
- Здоровья вам! – Сказал я.
Он сел в Скорую. Я помахал ему рукой как другу. На машине включились мигалки, и она тронулась. Мне было приятно. Я по честному был доволен собой. Во мне впервые за долгие годы проснулся хороший человек. Он во мне есть. Он во мне живет. Этот хороший человек стоял на парковке. Весь асфальт был в крови. Вся его белая одежда была в крови, туфли. Его руки – в липкой крови.
- Нет, это не Рио-де-Жанейро, - сказал я вслух, оглядывая себя.
Через полчаса у меня суд. Я посмотрел на часы. Даже через пятнадцать минут. Но суды редко когда начинаются вовремя. Это я теперь уже знаю. Я решил сходить в уборную Леруа Мерлен, попытаться отмыться от крови, привести себя в порядок. Скажу сразу – мне это не удалось. Я только размазал кровь по одежде. На моих белых штанах было кровавое пятно сантиметров на пятнадцать. А также множество мелких пятен и капель. Моя белая джинсовая рубашка тоже была в крови. Да! В такой одежде могут и в суд не пустить. Но меня пустили. Правда мне пришлось объяснять охране, что я оказывал первую медицинскую помощь, что я не мог бросить человека в беде. Я сказал, что опаздываю на судебное заседание. Меня пустили.

Роберт, увидев кровь, оглядел меня с каким-то презрением и даже не стал спрашивать, почему я в таком виде. Нас позвали на заседание. Я впервые был на апелляции. Три судьи: две женщины, один мужчина. И секретарь. Судьи тоже обратили внимание на то, что я в крови.
- Что с вами? – Спросила судья-женщина до начала заседания.
- Простите, я до приезда скорой оказывал… первую помощь… там на парковке. А так как это было пятнадцать минут назад, я думаю… не успел бы съездить домой переодеться. Зато я теперь знаю, чем отличается вена от артерии, и как оказывать первую помощь пострадавшему. – Я развел руками и закончил: - Я не мог бросить человека, который истекал кровью.
Больше она ничего не сказала. Я боялся, что меня в таком виде выгонят из зала суда.
Но суд начался. Мы встали. Сели.
Мужчина, объявивший о начале суда, спросил что-то у Роберта. Роберт что-то промямлил. Я уже даже не помню что. Кстати, если вы смотрите американское кино, как там в судах красиво и театрализовано выступают адвокаты и юристы, то я вам расскажу следующее – в наших судах скука, а у наших юристов во рту каша. Судьи, как правило, уставшие и холодные.
Как только я это подумал, судьи удалились для вынесения решения.
- И всё? – Спросил я Роберта.
Роберт пожал плечами.

Мы пролетели с апелляцией. Мне захотелось домой к Принцессе, хотя её не было у меня дома.
Добравшись на такси до дома, я целый вечер отмывал запах крови со своих рук. Нюхая руки – пахнут кровью. Мою. Опять нюхая. Опять, сука, пахнут. Либо это глюки. Никогда не думал, что кровь – такая сильная вещь. Только после того, как я плеснул себе на ладони ядреный Доместос, запах крови растворился, и на ночь осталась вонь Доместоса. Лучше уже вонь Доместоса, чем запах крови. Честное слово. Я никогда не вру.

Далее по ссылке можно следующая 12 глава «Щастье, тромбофлебит, дзюдоист, Альбина, Мишаня, проститутка-рабыня Гарриета Джейкобс»

  • 28.05.2019
Возврат к списку